Сталинским маршрутом. Максим Соколов

   Дата публикации: 02 июня 2016, 18:18

 

«Там потрясающая панорама, хочется упасть на колени и молиться за то, что в мире есть такая красота». И, соответственно, что в мире есть такая Савченко. Что удваивает молитвенный порыв»

 

Сталинским маршрутом

 

Культ личности, впоследствии осуждённый на XX съезде КПСС, нашёл отражение и в топонимической практике. Именем Сталина при его жизни было названо весьма значительное количество городов, улиц, площадей, а также природных объектов.

 

Среди последних были и такие величавые, как высочайшая (7495 м над уровнем моря) вершина СССР. Пиком Сталина она называлась до 1962 г., в связи с разоблачением культа её переименовали в пик Коммунизма, а в 1998 г. уже в независимом Таджикистане разноимённая вершина стала пиком Исмаила Сомони, эмира Мавераннахра и Хорасана, правившего будущим Таджикистаном в конце IX — начале X в. и запечатлённого на купюре достоинством в 100 сомони.

 

Теперь топонимическую практику москалей переняли украинцы. Киевский спортивный журналист Щербачев сообщил, что получил разрешение властей Непала назвать одну из горных вершин в Гималаях в честь Н.В. Савченко. По его словам, 20 с лишним лет он уговаривал власти Непала дать ему возможность назвать одну из вершин украинским именем и вот наконец дело сдвинулось с места: «В прошлом году я назвал гору в честь героев Украины, а теперь непальские власти выдали официальный сертификат о том, что другая вершина называется Надия».

 

Конкретные данные по горе (координаты, соседние вершины, высота над уровнем моря) Щербачев не сообщил, но это, наверное, потому, что Гималаи — молодая горная система, процесс горообразования там в самом разгаре. К тому же, главное он отметил: «Там потрясающая панорама, хочется упасть на колени и молиться за то, что в мире есть такая красота». И, соответственно, что в мире есть такая Савченко. Что удваивает молитвенный порыв.

 

Во времена СССР при восхождении на второй по высоте советский семитысячник — пик Ленина (до 1928 г. пик Кауфмана, 7134 м) альпинисты применяли простительную организационную хитрость. Поскольку восхождение на вершину такой высоты, расположенную к тому же в труднодоступном районе Памира, — дело дорогое, к финансированию восхождений привлекались парторганизации. Горовосходителям оказывалась помощь транспортом, инвентарём, провиантом, давались соответствующие указания об указании помощи местным органам, а взамен альпинисты должны были затащить на гору бюст В.И. Ленина. Очевидно, для того, чтобы на высоте 7134 м все желающие могли «упасть на колени и молиться за то, что в мире есть такая партия». Помощи в организации восхождения хотели все, так что средь вечных льдов на вершине доселе имеется немало Лениных — как грибов на полянке. Хотя время идёт, гипс — вещество недолговечное, снег всё заметает, да и вечный лёд — материя текучая.

 

Тем не менее украинским альпинистам стоит взять такой инвентарно-идеологический бартер на вооружение. Украинские власти будут брать на себя издержки гималайских экспедиций (транспорт, тех же шерпов нанимать), а за это участники будут втаскивать на вершину бюст Н.В. Савченко.

 

Следует только отметить, что альпинисты — народ не без лукавства. Участники одного восхождения уже почти вздыбили Ленина на вершину — оставалось не более ста метров, как что-то у них сплоховало, и бюст вождя мирового пролетариата покатился вниз. Парторг экспедиции, ответственный за бартер, предложил виновным спуститься (Ленин застрял в сугробе где-то метрах в трёхстах ниже) и принести вождя обратно. Но тут, однако, был найден способ этого не делать. Парторгу объяснили, что Ленин укатился не на советскую, а на китайскую сторону, а Закон о государственной границе свят для советских альпинистов, они немеют перед законом. Парторг тоже был не зверь какой, душегуб лесной и, хотя и понимал всю условность аргументации, однако же согласился, а бюст В.И. Ленина так и остался в маоистском тогда Китае.

 

Украинским кураторам следует предусмотреть такую хитрость и не допускать, чтобы от бюста Н.В. Савченко избавлялись по методу «катай-валяй».

 

Вообще же следует заметить, что при былых обменах героями — и на берлинском мосту Глинике, и в иных местах — разменянные герои, понимая всю деликатность ситуации, вели себя в высшей степени скромно. Это относится не только к советским героям — Р. Абель, он же Вилли Фишер (представленный в советском фильме в образе разведчика Лодейникова), К.Т. Молодый etc., — но и к их соперникам. Лётчик Ф. Пауэрс, сбитый над Свердловском и обменянный на «шпионском мосту», по возвращении в США нимало не был замечен в разухабистом поведении. Впрочем, пешей овации в конгрессе США он также не удостоился.

 

Пока что Н.В. Савченко в смысле бремени обрушившейся на неё славы более всего напоминает героя труда А.Г. Стаханова, который, переселившись после своего трудового подвига в Москву, стал пить чашу жизни, причём делал это особо буйным и невоздержным образом. «Когда страна быть прикажет героем», у нас при т. Сталине героем делался любой, даже человек, сильно подверженный запойному пьянству.

 

Очевидно, сейчас на Украине не меньшая надобность в героях. Соответственно, и картина героизма примерно сходная.

 

Максим Соколов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1