НАТО под давлением России с трудом удается сохранить авторитет. The New York Times, США

Дата публикации: 02 июня 2016, 09:30

 

За шесть недель до начала важного совещания на высшем уровне, нацеленного на усиление политики сдерживания в отношении набирающей силу России, альянсу еще предстоит решить множество вопросов. Во-первых, найти страну, готовую возглавить последний из четырех батальонов, которые планируется разместить в Польше и трех балтийских странах.

 

Но это, по мнению аналитиков, пожалуй, наименьшая из проблем.

 

nato

 

Никогда еще со времен окончания холодной войны обеспокоенность вопросами безопасности не достигала такого высокого уровня. Пока миграционный кризис обостряет напряженность в отношениях между странами континента, усиливаются опасения в условиях российского военного наступления в Крыму и на востоке Украины, а также бомбардировок в Сирии, продемонстрировавших быстро растущие возможности Москвы. К тому же, в последнее время Россия открыто высказывалась о пользе тактического ядерного оружия.

 

Несмотря на растущие угрозы, многие европейские страны все еще сопротивляются решительным мерам по укреплению позиций НАТО. Многие по-прежнему не желают увеличивать военные расходы, несмотря на данные в прошлом обещания. Некоторые — как, например, Италия — их сокращают. Франция возвращается к своему традиционному скептицизму по отношению к альянсу, в котором видит инструмент американской политики и посягательство на ее собственный суверенитет.

 

И это не говоря уже о заявлениях потенциального кандидата на пост президента от республиканцев Дональда Трампа о том, что НАТО «устарела», что союзники «обдирают» Соединенные Штаты и что если альянс развалится, он не будет об этом особо сожалеть. Хотя эти слова можно списать на бахвальство предвыборной кампании, они действительно отражают растущее в Соединенных Штатах нежелание нести на своих плечах непропорционально большую долю натовского бремени как в военном, так и в финансовом отношении.

 

Сейчас главной заботой и одним из основных элементов того, что генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг называет «самым масштабным усилением коллективной обороны с конца холодной войны», является решение разместить четыре боевых батальона численностью до тысячи солдат в каждой из граничащих с Россией стран.

 

В то время как Великобритания, Германия и Соединенные Штаты согласились возглавить каждый по одному батальону, чтобы включить в их состав солдат из других стран-союзников по НАТО и поддержать идею многонациональных сил, руководство четвертого пока не определилось, между тем как быстро приближается саммит НАТО, запланированный на 8-9 июля в Варшаве.

 

Соединенные Штаты «не рассматривают вариант с организацией двух воинских частей, — заявил посол США при НАТО Дуглас Лют (Douglas E. Lute). — Мы планируем подготовить один и дать возможность активизироваться нашим союзникам» в случае трех других.

 

Но другие крупные европейские страны, такие как Италия и Франция, от этого предложения отказались. Италия сократила военные расходы после того, как два года назад в Уэльсе взяла на себя обязательство их увеличить. Ее лидеры утверждают, что страна уже участвует в недавно расширенном альянсе сил быстрого реагирования.

 

А Франция, при нынешнем социалистическом правительстве вернувшаяся к более критическим воззрениям на НАТО и его американское руководство, и без того испытывает нехватку в ходе военных кампаний в Мали, Центральноафриканской Республике, в Северной Африке и Сирии, не говоря уже о патрулировании собственных улиц ввиду террористической угрозы.

 

Франция готова помочь батальонам лишь 150 солдатами, говорят официальные представители НАТО после того, как наконец все согласились с идеей дальнейшего развертывания в Польше, хотя первоначально этот план был принят в штыки. Германия, полгода назад выступавшая против этих воинских частей, в итоге пошла навстречу, но в обмен на усилия по возобновлению диалога с Россией. Она также согласилась возглавить один из батальонов.

 

Таким образом, поиск четвертого лидера продолжается. Г-н Столтенберг уверен, что к началу саммита он будет найден.

 

Развертывание сил имеет важное значение, поскольку эти боевые батальоны являются не просто войсками прикрытия, но достаточно велики и хорошо оснащены, чтобы нанести захватчику ощутимый урон. Потом, возможно их подкрепление расширенными отрядами сил быстрого реагирования и — еще одно решение НАТО и Америки — они могут разместить другую бронетанковую боевую часть США численностью около пяти тысяч солдат в Европе (в общей сложности их три) и заблаговременно дислоцировать такую тяжелую технику, как танки и артиллерия.

 

Польша требует, чтобы часть этого вооружения была размещена на ее территории, но пока большая его часть отправится в Германию, Бельгию и Нидерланды, у которых со времен холодной войны остались необходимые помещения и транспортные средства.

 

НАТО по сути только сейчас занялась проверкой инфраструктуры (мостов, автомобильных и железных дорог) в новых государствах-членах в Центральной и Восточной Европе, не посчитав необходимым прежде составить план их быстрого укрепления в случае российского вторжения. По словам г-на Люта, предварительная дислокация в Восточной Европе в настоящее время потребует крупных капиталовложений, необходимых для строительства специальных новых складов и инфраструктуры.

 

Вкратце о НАТО

 

Польша, страстно желающая послать Москве сигналы, добилась успеха в продвижении строительства новой базы ПРО, что совпало с открытием аналогичного объекта в Румынии. Настойчивые уверения г-на Столтенберга и Вашингтона в том, что такого рода системы противоракетной обороны направлены против российских межконтинентальных баллистических ракет, Москву не убеждают.

 

К тому же скептически оценивает ситуацию Франция, всерьез обеспокоенная тем, что время реакции системы ПРО не позволит Североатлантическому совету, ассамблее государств-членов и их послов, принимающих решения НАТО на основе консенсуса, осуществить политический надзор.

 

По той же причине Франция с неохотой предоставляет верховному главнокомандующему НАТО, должность которого всегда занимает американский высший офицер, обширные полномочия в условиях кризиса, когда, как говорят другие, необходимо действовать незамедлительно.

 

Однако первоначальная программа ПРО в сочетании с новыми базами вблизи российских границ (периодически чередуемыми, чтобы их не стали называть «постоянными») и расширенными силами быстрого реагирования, предположительно готовыми осуществить развертывание в течение 48 часов, все это показывает то, насколько недавние действия России повлияли на расчеты НАТО.

 

НАТО пытается уверить наиболее уязвимых членов, таких как страны Балтии, Польша, и даже своих южных союзников на Черном море вроде Румынии, Болгарии и Турции, что альянс намерен выполнить свое обещание по коллективной обороне. Противоракетная оборона является частью ответа, наряду с военно-морскими учениями в Черном море и более последовательными облетами, совершаемыми самолетами-разведчиками.

 

Как отмечает г-н Столтенберг, влияние российской политики наконец подтолкнуло европейских членов НАТО к тому, чтобы по крайней мере остановить продолжавшееся десятилетиями сокращение военных расходов. По прогнозам на текущий год, говорит он, европейские союзники, как того и требует Вашингтон, в целом будут увеличивать военные расходы, хотя у большинства из них расходы на оборону по-прежнему не достигают установленного НАТО показателя — двух процентов ВВП.

 

Шестнадцать из 28 стран-членов на практике увеличили свои военные расходы, и только Италия, Болгария и Хорватия до сих пор их урезают, хотя и настаивают на временном характере этих сокращений. «Я знаю, какие настроения царят в Вашингтоне, и я их понимаю: американцы хотят, чтобы европейцы делали для блока больше, внесли бы свой вклад, — говорит г-н Столтенберг. — Это было моим главным посылом в европейских столицах».

 

Тем не менее, перед НАТО стоит еще одна связанная с Россией проблема: как обойтись с новой российской военной доктриной, рассматривающей полезность тактического ядерного оружия в начале конфликта, в качестве средства устрашения противника, намеревающегося отвоевать территории, за чем следует то, что планировщики называют «быстрой деэскалацией».

 

Некоторые страны-члены считают, что у России уже имеется ядерное оружие в Калининграде, российском анклаве в Прибалтике, где она в ходе учений уже выставляла на всеобщее обозрение ядерные боеголовки. Россия так и не прояснила вопрос о том, были ли они оттуда удалены.

 

Сознавая общественный ужас, вызываемый потенциальным использованием ядерного оружия, г-н Столтенберг, г-н Лют и другие подчеркивают, что НАТО «остается ядерным альянсом» и что проводимое им сдерживание задумано как «бесперебойное» в диапазоне от ответов на кибератаки посредством обычного оружия до, если потребуется, ядерного оружия.

 

НАТО не рассматривает свой ядерный арсенал как инструмент, который можно использовать в каких-то иных целях, кроме политического сдерживания, сказал г-н Столтенберг. «Но до тех пор пока в мире существует ядерное оружие, — считает он, — мы должны оставаться ядерным альянсом».

 

Стивен Эрлангер, The New York Times, США

 

Перевод ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1