Пошел ли на Украине долгожданный процесс децентрализации? Василий Стоякин

   Дата публикации: 01 июня 2016, 19:15

 

31 мая спикер российского МИДа Мария Захарова разместила на своей странице в Facebook следующий пост:

 

«Вчера Одесский областной совет принял решение в поддержку договорных отношений между региональной властью и Киевом. Называйте как хотите – децентрализация, федерализация. Это неважно. Важно, что «процесс пошел».

И именно этого все время боялся официальный Киев, боялся потерять концентрацию власти в одних руках, а с ней и властные рычаги, и, соответственно, возможность распределения финансовых средств между регионами.

Однако, судя по настроениям в регионах, людям надоело «ждать у моря погоды». На Украине люди, и это уже невозможно отрицать, ждут реального перераспределения полномочий, а не продолжения двухлетнего демагогического марафона».

 

Новость об этом голосовании опубликовали многие российские СМИ, а эксперты по украинскому вопросу высказали свои предположения. Судя по всему, процесс действительно пошел, но вот какой и куда?

 

Богатырь на перепутье

 

 

«Очень странное обращение»

 

30 мая Одесский областной совет принял обращение к руководству Украины с просьбой о разделении полномочий между правительством и местной властью, что должно повысить эффективность управления на местах.

 

По мнению депутатов, договоры Кабмина с областными администрациями и советами обеспечат четкое разделение полномочий, что позволит реализовать административно-территориальную реформу и повысить эффективность управления на местах.

 

Отмечу, что это далеко не первое такое обращение – ранее с такими инициативами выступили Кировоградский и Житомирский облсоветы.

 

Более того, это даже не первый заход к теме.

 

В апреле Закарпатский областной совет потребовал для региона особого статуса, апеллируя к результатам областного референдума 1 декабря 1991 года, на котором почти 79% избирателей области проголосовали за провозглашение Закарпатья специальной самоуправляемой территорией в составе Украины.

 

А в январе-феврале Киевский и Черкасский облсоветы выступили с инициативой назначения прямых выборов глав областных администраций. Любопытно, что инициатива удостоилась вполне благожелательного обсуждения на круглом столе в Верховной Раде, президент даже счел нужным отреагировать на нее, заявив: «Очень странное обращение. Во-первых, это прямой путь к федерализации, которой я не допущу. Во-вторых, у нас был подобный опыт в начале 90–х годов, и мы помним, к чему это привело».

 

И мы действительно помним – это привело к поражению Леонида Кравчука на президентских выборах 1994 года. Кого Порошенко хотел разжалобить этим напоминанием?

 

 

Что странного во всех этих случаях?

 

Во-первых, предложений о подписании соглашений между центром и регионами (за что, согласно официальной риторике, выступают, например, ЛДНР), не говоря уже о выборности губернаторов, вполне достаточно для обвинения в сепаратизме и начала АТО.

 

Однако президент до сих пор ограничился намеком на «федерализацию», даже постеснявшись процитировать известную максиму Ющенко о том, что федерализм – это сепаратизм.

 

Во-вторых, понятно, что Одесса – регион ненадежный и «сепаратистский» по умолчанию. Но причем тут Киевская, Черкасская, Кировоградская и Житомирская области?

 

Это регионы вполне благонадежные, в симпатиях к «сепаратистам» незамеченные. А Житомирская и вовсе одна из наиболее пострадавших в ходе АТО (на территории области базируются две бригады, принимавшие активное участие в боевых действиях). Правда, существенно, что ни одной из областей Западной Украины в списке нет (Закарпатье – слишком своеобразный регион).

 

Кстати, важный момент – среди отметившихся регионов, только один можно отнести к бюджетным донорам: в 2015 году финансировали общегосударственный бюджет Киевская, Днепропетровская, Донецкая, Полтавская, Запорожская и Харьковская области, а также Киев.

 

Зато есть среди них дотационные регионы – Закарпатская, Житомирская, Черкасская области

 

В-третьих, достаточно посмотреть на фракционную принадлежность инициаторов этих решений, чтобы понять – сепаратизмом тут и не пахнет. Во всех случаях среди инициаторов присутствуют представители БПП, «Батькивщины», «Самопомощи»…

 

Собственно, даже если бы речь шла об Оппоблоке, говорить о «сепаратизме» было бы некорректно. Например, одесская региональная партия «Доверяй делам», подконтрольная мэру Труханову, в горсовете совершенно замечательно голосовала за решение о признании России страной-агрессором (более того, представитель партии собственно и внес соответствующий проект).

 

В общем, с «сепаратистскими» инициативами выступают вполне себе благопристойные регионы и политические силы. И центральная власть, лишь мягко журит, вместо того, чтобы принимать жесткие меры против «сепаратистов». Так может это не совсем «сепаратизм», а что-то еще?

 

 

Немного общей ситуации

 

В дискуссии вокруг всех этих странностей директор консалтинговой компании «Партия власти» Елена Дьяченко обратила внимание на четыре важных обстоятельства.

 

«Во–первых, – считает эксперт – это свидетельство провала изменений в Конституцию о децентрализации».

 

По моему мнению, конституционные изменения провалились именно потому, что региональным элитам, контролирующим облсоветы, эти изменения не нужны («статус» ЛДНР был скорее предлогом, хотя, конечно, для украинских элит он неприемлем).

 

Во всяком случае, в том варианте, который предлагал Порошенко – ведь украинская децентрализация отличается от просто децентрализации так, как милостивый государь от государя.

 

Президентский проект не расширяет, а существенно сужает реальные возможности местного и регионального самоуправления.

 

Впрочем, децентрализация как таковая элитам тоже особенно не нужна. Прежде всего, потому, что децентрализация (тем более – федерализация) предполагает ответственность, прежде всего, перед гражданами, а не перед вышестоящим начальством. А это именно то, чего любая здравомыслящая элита старается избежать.

 

«Во-вторых, провал бюджетной децентрализации – налоги на места отдали, потом забрали».

 

Это более существенно, хотя тут есть одно «но» – многое зависит от того, сокращаются ли при этом центральные субвенции на нужды региона или нет? Если сокращаются, то, опять же, вступает предыдущая логика – гораздо проще «пилить» центральные ресурсы и договариваться с проверяющими инстанциями, чем объяснять гражданам, куда делись их налоги. Так-то все можно на Киев свалить…

 

Кстати, отсутствие среди «сепаратистов» представителей большинства регионов-доноров, которым, казалось бы, выгодна бюджетная децентрализация, тоже на многое намекает. И не только на опасения региональных элит стать жертвами преследований – уж Днепропетровску и Полтаве точно ничего не грозит…

 

«В-третьих, они могут по закону высказать недоверие губернатору, но решили сначала намекнуть».

 

Этот вариант сугубо региональный и касается Одессы, где местные элиты не очень довольны сосуществованием с Саакашвили. Для регионов центра страны это не столь актуально, хотя в обращении Киевского облсовета как раз содержится указание на киевских «парашютистов», которые в регионах не то, чтобы сильно нужны.

 

И, наконец, «может настать такой период, когда облсоветы останутся единственными легитимными органами власти».

 

Я, честно говоря, такой период не представляю – областные органы власти достаточно искусственны, и в случае серьезного кризиса прекращают подавать признаки жизни раньше областных администраций и центральных органов власти.

 

Во всяком случае, именно так было в 2014 году, когда реально функционировали только те советы, в которых большинство депутатов вошли в неконституционные «народные рады» и Верховный Совет Крыма.

 

 

Цели и следствия

 

Так, зачем же были нужны эти инициативы? Тут можно говорить о двух направлениях.

 

Во-первых, я склонен согласиться с мнением, что местные советы таким образом дают сигналы относительно желательной региональной политики на фоне очевидного провала децентрализационных инициатив Киева.

 

Скорее всего, они отнюдь не планируют менять Конституцию, тем более – вводить выборность губернаторов. Но вот обязать (на уровне закона или, хотя бы, джентльменского соглашения) центр согласовывать с региональными элитами кандидатуры, как это, собственно, обычно делалось при «антинародном режиме», вполне можно.

 

Вероятно, можно будет говорить и о каких–то бюджетных уступках и о меньшем контроле со стороны центра.

 

Во-вторых, не исключено, что инициативы эти подталкиваются и из Киева. На фоне провала конституционных изменений президенту Порошенко срочно нужно обозначить движение в направлении децентрализации, что он обещал не только украинцам, но и ЕС. В том числе – в рамках Минских соглашений.

 

Вполне вероятно, что децентрализация с учетом инициатив местных элит, но без внесения изменений в Конституцию, в представлениях Киева может быть воспринята европейцами и Россией как разумный компромисс, который можно было бы «засчитать» как выполнение Минска.

 

Хотя возможно конечно, что это попытка усыпить бдительность региональных элит перед очередной попыткой протащить конституционные изменения. Однако, вероятность этого не слишком велика – в Раде даже теоретически нет 300 голосов, а внешним игрокам, которые бы могли их обеспечить, сейчас не до Украины.

 

Как бы то ни было, но если даже речь и идет о децентрализации, то только в рамках действующей Конституции, без принципиального изменения существующей системы управления.

 

В таком случае перед нами не институционная децентрализация, а политическая – заключение определенного пакта с региональными элитами, которые Порошенко (с подачи США) пытался «задавить».

 

Василий Стоякин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1