Однажды в Горловке. Денис Григорюк

   Дата публикации: 31 Май 2016, 15:13

 

Над крышами уставшего города блестели купола Богоявленского кафедрального собора. Возвышаясь над городом, собор с первого взгляда вселяет тихую и светлую надежду. В самые тяжелые времена вера не позволяла пасть духом. Многострадальная Горловка пережила кровавые бои, артиллерийские массированные обстрелы мирных кварталов, гибели сотен граждан, но этот город продолжает стоять вопреки всем испытаниям, обрушившихся на плечи горловчан.

 

Однажды в Горловке

 

Накануне я получил задание съездить в Горловку, чтоб взять интервью у местных жителей. Каждый раз возвращаясь в город своей альма-матер, во мне борются два чувства: радость и страх. Любовь к этому городу заставляет мое сердце биться сильнее, когда мы подъезжаем к стеле с надписью «Горловка» и ровно так же, из-за неописуемой любви, меня бросает в пот при мысли, что от города ничего не осталось. Перед выездом я прочел ночные сводки, которые сообщали о боях на западных окраинах города. Но, как я и ожидал, несмотря на ежедневные ночные баталии на фронте, город живет. Здесь функционируют городские службы, ходит общественный транспорт, платят пенсии, работают кафе. В центре, на главной площади города — небольшой фонтан извергает потоки воды, за чем с звонким смехом наблюдают местные малыши. Сразу за площадью Победы находится Горловский институт иностранных языков. Последний раз я был тут, когда забирал документы ещё в 2014-ом. С тех пор я не мог найти повод заглянуть в родные стены.

 

Богоявленский кафедральный собор

Богоявленский кафедральный собор

 

Перед входом в Центральный корпус иняза столпились студенты. Летняя сессия. На козырьке над ступеньками сотрудник института устанавливал вывеску. Раньше она была на украинском языке, сейчас красными буквами было написано «Институт иностранных языков». Долгое время институт не имел возможности сделать это и лишь спустя 2 года войны трудовому коллективу Горловского иняза удалось воплотить в реальность задуманное. Такое желание понятно всем, потому что Центральный корпус неоднократно подвергался артиллерийскому обстрелу со стороны Вооруженных сил Украины. Я узнал о попадании в корпус сразу после обстрела. По-прежнему я поддерживаю отношения со своими знакомыми из Горловки. Именно они мне и сообщили о случившемся. Мне не хотелось видеть, что произошло с моим родным институтом, но сейчас я стоял на лестничном пролете, где в глаза бросалась недавно шпаклеванная, но не покрашенная стена. Её восстановили совсем не так давно. Тяжело наблюдать за тем, как разрушают то, что ты любишь, но я смотрел с радостью в душе за тем, что люди, которые остались верны своему городу, восстанавливают дорогие им вещи.

 

Я вышел из корпуса. За процессом установки вывески наблюдала замдекана филологического факультета Оксана Георгиевна Щербакова. Она стояла в солнцезащитных очках и при виде меня она их сняла. Она мило улыбнулась и поздоровалась со мной. Оксана Георгиевна вспомнила, что совсем недавно пересматривала старые черновики по практике, и одним из них был мой дневник. Признаюсь, что студент был из меня мягко сказать не очень, но это касалось только педагогики. Поэтому я представил, как замдекана увидела мою работу и ужаснулась. Педагог из меня, правда, никудышный. Мы немного пообщались, и у меня сложилось ощущение, что я побывал в прошлом, том светлом и беззаботном, где я был студентом, мне нужно было готовиться к парам, писать отчеты по практике и отдыхать в ночных клубах по выходным. Тогда я не думал о войне, о конфликтах и революциях. Я просто жил. Именно в это состояние я погрузился, находясь у входа в Горловский институт иностранных языков. Внутри колотилось сердце от радости, но затем оно сменилось легкой грустью, потому что мне пришлось возвращаться в реальность, где Горловка — фронтовой город и мне нужно было общаться с местными жителями, которые потеряли самое дорогое — своих близких.

 

Мы стояли у разрушенного дома на улице Планерной. В подсознании был душераздирающий крик женщины, которая кричала «За что убили моего ребенка???!!!» Сейчас она стояла передо мной. Казалось, что в ней ничего не изменилось за этот год, лишь морщины на лице пропитались горькими слезами, которые так и не высохли. Она смотрела на меня красными глазами, а слезы текли ручьем. Это был её первый раз, когда она приехала к сыну в дом после страшной трагедии 26 мая 2015-го. Этот день разделил жизнь Нели Тимофеевны на «до» и «после». Из пяти человек семейства Тув в живых остались трое. Одиннадцатилетняя Катя и отец Юрий погибли. Маме Анне, которая своим телом пыталась прикрыть двухлетнего Захара и двухнедельную Милану, оторвало по локоть руку. А после обстрела Анна, истекая кровью, одной рукой доставала из-под завалов выживших детей. Захар, как выяснилось, получил ранение, не пострадала только малышка Милана.

 

Цветы у разбитого дома семьи Тув

Цветы у разбитого дома семьи Тув

 

Безутешная женщина подошла к пробитым осколками воротам. Сюда соседи принесли цветы. Недавно была первая годовщина трагических событий, которые унесли жизни двух светлых людей. За год здесь ничего не изменилось. Так же лежат брошенные игрушки в груде разбитого кирпича. Месиво из воспоминаний о прошлой жизни и жестокой реальности заставляет задуматься о жизни и смерти, войне и мире, о жестокости и милосердии.

 

Понять убийц невозможно. Простить… Думаю, на это не каждый способен. Найти в себе силы помиловать людей, забравших самое дорогое в твоей жизни, не так-то уж и просто. Невозможно. Рядом со мной стояла мама Юры. Мне вспомнились кадры похорон, когда под страхом артиллерийского удара весь город вышел проводить в последний путь жертв преступного обстрела. Юру и Катю хоронили в закрытых гробах, потому что их разорвало на части снарядами от танка, которые били прямой наводкой. Очередная кровавая провокация украинской стороны. Но конфликт им так и не удалось разжечь, хотя отомстить за гибель ребенка хотел каждый мужчина в ДНР.

 

В Горловке, так же как и в любом фронтовом городе, сочетается жизнь и смерть, война и мир. Люди пытаются жить, возвращаются домой, чтоб построить заново свою жизнь. Возвращаясь из мирных краёв, они видят военную Родину, но они рады этому возвращению. Перед глазами стоит пустая Горловка, но постепенно она наполняется патриотами, которые лишь вдалеке осознали, насколько сильно любят это место. А после происходит нечто ужасное, когда кажется, что зло уже позади, оно возвращается и с ещё большей жестокостью уничтожает все на своем пути. Наступит день, когда горе уйдет навсегда с Донбасса и мы, с грустью в сердце вдохнем полной грудью свежий воздух, вспомним всех погибших и заживем новой жизнью.

 

Но никогда мы не забудем ту цену, которую пришлось заплатить за мир в Донбассе.

 

Однажды в Горловке

 

Денис Григорюк

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Gorlovka_02
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1