Обратный ход геополитического маятника. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 27 мая 2016, 10:47

 

Попытки Запада не допустить реинтеграции постсоветского пространства дают прямо противоположный эффект

 

Обратный ход геополитического маятника

 

Кто бы, что ни говорил, но, в конечном счете, всё в этом мире определяется соотношением сил. И едва ли не самым наглядным показателем этого соотношения является динамика подконтрольности территорий. Причем – в самом широком её аспекте, очищенном от несущественных частностей, вроде признанной, или непризнанной государственности. Взрослой геополитике, по большому счету, до таких мелочей нет никакого дела. По настоящему важным является лишь то, что данная территория вышла из под вашего контроля и перешла под контроль противника.

 

Если под этим углом зрения посмотреть на мировую геополитику, то все становится достаточно просто и предельно понятно.

 

И уже не вызывает удивления та нервозность, которая свойственна, особенно в последнее время госдепартаменту США, когда он высказывается по поводу положения на тех или иных территориях. Ибо тенденция в этом смысле для Америки перестает быть благоприятной. Прошли те времена, когда Запад планомерно и беспрепятственно проглатывал новые земли, как это было, например, на Балканах, где сначала растерзали Югославию, а затем внаглую, поправ все нормы международного права, обустроили на её обломках свой военный форпост – Косово. После того, как США, буквально из последних геополитических сил, отхватили Украину – кусок, который они так и не смогли переварить, начался обратный процесс.

 

Противостоящая сторона тут же отобрала у США самые лакомые куски этого приобретения, существенно обесценив достигнутый Западом результат. Русские, буквально из под носа у американцев, сначала увели стратегически важный Крым, где те уже размечтались обустроить свою главную военно-морскую и военно-воздушную базу в сердце Евразии. А затем отобрали экономически доминантный на Украине Донбасс. И более того — продолжают двигать события дальше в том же направлении. И это уже не говоря о вообще немыслимой с точки зрения Запада российской военной атаке в Сирии, результатом которой стал опять же полный переход этой страны в сферу влияния России.

 

И вот накануне для Вашингтона прозвучал очередной тревожный звонок. Южная Осетия заявила о своем намерении провести референдум и на этом основании официально войти в состав Российской Федерации. В вашингтонском госдепе так разнервничались, что даже стали употреблять по этому поводу выражения, мягко говоря, не вполне типичные для державы –«главного оплота мировой демократии».

 

«Мы не поддерживаем это. Мы не признаем никаких попыток Южной Осетии получить свободу или претендовать на суверенитет», заявил заместитель начальника пресс-службы внешнеполитического ведомства США Марк Тонер. Что тут скажешь? Уж если Америка прямо возражает против желания какого-то народа «получить свободу» и осуждает его за стремление к суверенитету, то есть прямо атакует «священные коровы» своей собственной идеологии, то дело, как говорится, явно пахнет для США керосином.

 

И действительно, таким образом будет создан крайне нежелательный для Запада прецедент – юридического объединения территорий некогда распавшегося единого государства — СССР. Москва не спешит возражать против данной инициативы Цхинвала, явно давая понять, что для неё она имеет значение именно юридического прецедента. Потому что это будет первый случай в постсоветской истории, когда даже не часть формально зарубежного государства, как тот же Крым, а всё государство целиком, входит в состав России.

 

И понятно, почему Москва так спокойно на это реагирует. Американцы своими действиями на Украине, сами открыли тот «ящик Пандоры», из которого они сейчас и получают все эти малоприятные для них геополитические сюрпризы. Они первыми нарушили правила игры, переведя конфронтацию с Россией на качественно новый уровень – фактически прямого военно-политического противостояния. И в соответствии с принципом пропорциональной ответной реакции получают сейчас «обратку» ровно того же уровня качества.

 

И если раньше, государственное воссоединение исторической России понималось обеими сторонами как далеко выходящее за пределы возможного (достаточно вспомнить многолетние и абсолютно бесплодные попытки Приднестровья официально вернуться в Россию), то сегодня, в свете американской экспансии, все чаще переходящей в открытую агрессию, такой ответный ход выглядит как давно назревший и совершенно адекватный сложившейся ситуации.

 

Поэтому против югоосетинской инициативы в Москве явно возражать не станут. И когда придет время, скорее всего, удовлетворят единодушную просьбу братского народа. А в том, что она будет именно единодушной, уже и сегодня не приходится сомневаться.

 

Таким образом, будет создана правовая коллизия, которая приобретет определяющее значение для дальнейшей российской политики на постсоветском пространстве. На основании этого прецедента, в случае продолжения Западом его невменяемой деятельности, смогут решать свою судьбу и другие территории бывшего СССР. Начиная от заявивших о своем государственном суверенитете республик Донбасса, которые могут быть приняты в состав РФ не просто по факту, но в своей законной территориальной целостности, определяемой линией начертания украинских административных границ. Вплоть до того, что на основании этих вновь возникших правовых реалий, Москва потребует от киевского режима полностью очистить от его присутствия территорию этих новых субъектов Российской Федерации. А если тот проявит непозволительную медлительность, просто вышвырнет его бандформирования за пределы новых российских границ. И далеко не факт, что этот процесс самоопределения украинских регионов ограничится одним Донбассом. В таких делах эффект домино играет не последнюю роль.

 

Точно такая же правовая логика может иметь место в отношениях РФ с целым рядом других постоветских государств, которые в настоящее время испытывают растущее и становящееся все более опасным для них геополитическое давление Запада. Стремление обрести полноценную военную защиту и обеспечить внутриполитическую стабильность станет для народов и правительств таких стран весьма основательным поводом к поиску новых, более прочных форматов отношений с Россией. Среди которых формат единой с РФ государственности, в сущности, не имеет разумной альтернативы.

 

Не хочу тыкать пальцами, но вполне очевидно, что такой ход общественно-государственной эволюции может быть характерен для целого ряда постсоветских стран – таких как Казахстан, Армения, Белоруссия, Киргизия и так далее.

 

Таким образом, можно констатировать, что попытка Запада остановить естественные и полностью соответствующие коренным интересам народов бывшего СССР процессы их возвращения под крышу единой государственности, ради чего собственно США и захватили Украину, имеет в действительности эффект прямо противоположный желаемому за океаном. А именно – тенденцию к нарастанию взаимного притяжения осколков советской государственности в целях обеспечения их безопасности и экономического выживания.

 

И эти процессы будут только набирать обороты с учетом того, что эта единая государственность никогда и никуда на самом деле не исчезала. Потому что и сегодня – от одной трети до половины трудоспособного населения ряда бывших советских республики живет и работает в России. Самой своей жизнью доказывая неразрывность тех поистине братских уз, которыми соединили наши народы мудрые предки.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов 

 

 

 

 

 

 

 


Комментировать \ Comments