Наводчица из трущоб. Евгений Попов

Дата публикации: 27 мая 2016, 15:15

 

Проспект Ватутина и Московский мост

 

«Жизнь дала трещину — еду на Троещину». Популярная у киевлян трагикомичная присказка в среду обрела новый смысл. Троещина — один из самых неблагополучных, удаленных районов Киева, расположенный на непрестижном левом берегу Днепра. Метро в районе нет. Грязно. Гопники, генделики, рогули и прочие придатки неухоженной окраины украинского мегаполиса. Так вот именно туда, на Троещину, вернулась помилованная убийца Надежда Савченко.

 

Наводчица из трущоб

 

Судя по репортажу «1+1», живет она здесь с мамой и сестрой в обычном троещинском замызганном доме. Савченко у подъезда ждали соседки. Одна из них ждала с пионами, которые, как она сама рассказала «1+1», срезала на участке. Но ждала, исходя из «усталости» пионов, долго. Другая соседка цветы, как видно по магазинной оберточной пленке, купила. Если воспринимать репортаж о встрече у подъезда как некий социологический срез, то ясно, что Надежда Савченко и ее родные — единственные люди в этом доме, кто говорит по-украински.

 

По крайней мере, других украиноязычных героев в репортаже не было. Савченко домой после тяжёлого дня привезла сестра. Надежда крикнула соседями «Слава Украине!», как и в аэропорту попросила к ней не прикасаться, перекинулась парой слов со встречающими, приняла пионы и зашла в обшарпанный подъезд, кинув на прощанье с улыбкой: «Извините, в гости не приглашаю».

 

Для соседей — она, конечно, героиня. В каком-то смысле даже призрачный шанс. Не на безвизовый режим с Европой, евроинтеграцию и прочую популистскую дребедень, конечно. Шанс выбраться из троещинской безнадеги. Хотя бы на правый берег Днепра. По проспекту Генерала Ватутина. По Московскому мосту. И пусть Кличко переименовал его в мост Фукса, для Троещины, да и для большинства киевлян — уверен в этом абсолютно — он на бытовом уровне еще долго, если не всегда, будет оставаться Московским.

 

Политика здесь ни при чем. Так удобней. Так привыкли. К слову сказать, на решения мэра-боксера и киевской мэрии даже дружественным Майдану американским электронным картам «Гугл» наплевать. Самый короткий путь к «цивилизации» из Троещины так и лежит через Московський мiст.

 

У не в меру вспыльчивого депутата Савченко из-за этого может возникнуть приступ когнитивного диссонанса. Мало того, что на гражданскую войну она уезжала по проспекту Ватутина, через Московский мост, мало, что из «российских застенков» по ним возвращалась. Так теперь еще и на работу в Раду придется изо дня в день по проспекту Ватутина и Московскому мосту добираться.

 

Стоит заметить, что за название улицы проспект Ватутина в Киеве развернулась настоящая битва. Мэрия желает дать проспекту имя Романа Шухевича. Это тот самый герой властей нынешней Украины, который вторгся на территорию Украинской ССР в строю батальона Нахтигаль, а потом уничтожил более 2000 советских партизан, в составе 201-го гитлеровского охранного батальона. Командовал головорезами УПА, которые в 44-м смертельно ранили генерала армии Николая Федоровича Ватутина. Большинство киевлян по хорошо понятным нам причинам против переименования. Среди тех, кто борется за Ватутина, наверняка много и соседей Надежды. Ведь проспект ведет на Троещину.

 

 

На правый берег

 

Впрочем, Савченко едва ли долго на Троещине задержится. Все-таки очень далеко ее окраина от Рады, да и не с руки выгодоприобретателям от возвращения героини домой хранить такой «бриллиант» в грязной обшарпанной коробке.

 

Фанфары в честь возвращения Надежды Савченко очень скоро заглохнут. Щеки у трубачей уже пунцовые. Быстрее всего устанут от украинской наводчицы те, кто подпевал оркестру из Европы и США.

 

Запад, кстати, и раньше «бился» за Савченко вяловато, скорее в рамках общей антироссийской инерции.

 

 

В тюрьме удобней

 

На Украине уже пишут петиции — «Савченко в президенты», хотя очевидно, что это глупость или просто краткосрочное помешательство. В англоязычной прессе политическое будущее наводчицы почти не обсуждают.

 

Разве что, британский таблоид «Миррор» еще до помилования писал, что Савченко «если она захочет…. сможет стать украинским президентом». При внимательном прочтении оказалось, что даже «Миррор» так не думает, просто цитирует «российского политического комментатора» Юлию Латынину.

 

Европейский «Ньюсуик», чтобы особо не мудрить, пишет то, что за последние пару суток уже набило оскомину — «для многих на Украине Савченко в тюрьме была, возможно, более удобным явлением, чем на свободе».

 

 

Новый Штетина

 

В ПАСЕ, членом которой Савченко стала, находясь в тюрьме, наводчицу ждут, пусть и с небольшой, хотя о многом говорящей оговоркой. «С нетерпением жду ее скоро в Страсбурге, возможно, даже на следующей сессии в июне, если позволит ее здоровье», — написал глава ПАСЕ Педро Аграмунт. Вот зачем он написал про здоровье? Вроде бы и адвокаты, и врачи уже сто раз сказали — со здоровьем у Надежды Савченко все в порядке, несмотря на многочисленные голодовки. Может, Аграмунта слегка смущает пограничное поведение новоявленного делегата?

 

Очевидно, что в ПАСЕ она станет еще одним клоном депутата Европарламента Яромира Штетины. Пришлось с ним как-то пообщаться. Прекрасно помню этот диалог на одной из пражских площадей. «Россия разваливается, это лишь вопрос времени. Первой отколется Якутия. И наша (европейцев) задача помочь вам развалиться с наименьшими потерями и кровью». — «А, может, вы поможете нам не развалиться?» — в шутку спросил я тогда Штетину?» — «Не-е-ет», — ответил мне вполне серьезно депутат. Вылитая Савченко, только старше и с бородой.

 

В Америке о ее будущем рассуждать не стали. Но новость выдали. «Нью-Йорк таймс» написала, что обмен не форсирует потепления между Россией и ЕС (будто кто-то считал иначе). Звезда американской пропаганды Кристиан Аманпур в полутораминутном сегменте на CNN не смогла даже фамилию Савченко произнести. Вышло у нее что-то вроде «Шавшенко» с ударением на последний слог. Почти Шевченко, что тоже в какой-то мере символично и украинцам наверняка доставило удовольствие.

 

Подробно разобрали дальнейшую судьбу Савченко из иностранцев разве что «государственники», вещающие на «дикий Восток». Радио «Свобода» до того радовалось, что в статье «Новая украинская надежда» сравнила помилованную наводчицу сразу и с Гавелом, и с Валенсой и даже с Нельсоном Манделой. Сравнения крайне некорректные, хотя бы потому, что ни Лех Валенса, ни Вацлав Гавел в своей жизни никого не убивали.

 

А Мандела — как минимум из другой оперы. Если уж проводить параллели с апартеидом, то на Украине его устроили как раз Савченко и ей подобные «добробатовцы», изувечившие тысячи жизней своих сограждан в Донбассе.

 

 

Не к добру

 

Если отвлечься от фактов и обстоятельств, а руководствоваться исключительно ощущениями, то Савченко не кажется мне фартовой. Не принесет она никому добра и удачи.

 

Убийцы не могут удачу приносить. Вот вернулась в Киев, и уже на следующий день в ЕС заявили, что визы для Украины пока не отменят. А без нее вроде бы как собирались отменить. Понятно, что эти события не связаны друг с другом, это алогичная цепочка, но как будто есть все-таки между ними невидимая связь. Как у Савченко и Московского моста.

 

Евгений Попов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1