Россия и Запад: кризис стратегии «избирательного партнерства». Дмитрий Евстафьев

   Дата публикации: 24 мая 2016, 14:40

 

За последнее время мы узнали много интересного о политике Запада в отношении нашей страны. Российское общество и российские политики за минувшие два года видели всё: от прямых угроз и бряцанья оружием до попыток втянуть в очередной «диалог», в котором нас пытались обмануть, ошельмовать и навязать свое понимание (классический пример — суета вокруг соглашений «Минск-2»).

 

Россия и Запад

 

В России, кажется, эти информационные маневры уже перестали кого-то удивлять. Хотя со стороны выглядит, конечно, несколько странно, когда через день после очередной порции угроз в наш адрес и требований еще большей изоляции появляются заявления о том, что с Москвой необходимо «налаживать диалог».

 

Это напоминает украинскую внешнюю политику, которая одновременно провозглашает Москву агрессором и требует скидки на газ и снятия пошлин с экспортируемых в Россию товаров.

 

Особняком, впрочем, стоят попытки выстроить с Россией хоть какой-то modus operandi, не затрагивая сущности новых, посткрымских отношений. Ситуация понятна: в современном мире условный «Запад» оказался втянут в такое количество конфликтных ситуаций и взял на себя такой объем различных обязательств, что помощь России была бы очень даже кстати. Однако ни на какие уступки сам «коллективный Запад» идти не готов.

 

Конечно, это странное «избирательное партнерство» преподносится как крупное благодеяние со стороны Запада, который, несмотря на неприятие политики Москвы, готов иметь с ней дело. Но вообще-то это пресловутое «избирательное партнерство» начинает все больше напоминать сценку из репризы В. Винокура: «Здесь — играем, здесь — не играем, здесь рыбу заворачивали». А наши западные партнеры, кажется, всерьез считают, что они и только они имеют право выбирать, в каких вопросах партнерствовать с нами, а когда отвечать на вопросы из Москвы надменными нотациями. Они глубоко уверены, что Россия будет стремиться помогать Западу выпутаться из всех тех проблемных ситуаций, в которые он сам себя загнал.

 

Спору нет, Россия сделала за последние годы очень много для того, чтобы ошибки Запада и его недалекая политика не переросли в катастрофу. Проблема, однако, в том, что, судя по отношению к инициативам Москвы и ее интересам, западные политики и сейчас не понимают, что они творят. В одних случаях (Сирия, арабский Восток в целом, противодействие международному терроризму) они, попав в тупиковую ситуацию, выражают всяческое стремление к «конструктивному взаимодействию», в других (расширение НАТО и нагнетание военной истерии в Прибалтике, нормализация ситуации на Украине, санкционная политика) — наши западные партнеры всячески способствуют обострению ситуации.

 

Но нельзя бесконечно сохранять ситуацию, когда Россия проявляет постоянную кооперативность в отношении интересов Запада, не получая почти ничего взамен в плане учета ее коренных интересов. Отношения с Западом — вещь комплексная, и не стоит ее раздергивать на различные сюжеты.

 

Нет, конечно, России не следует вредить Западу.

 

Но несколько раз «умыть руки» и посмотреть, как Запад самостоятельно будет выпутываться из той «паутины лжи» и интриг, в которую он сам себя загоняет, было бы неплохо.

 

Например, посмотреть, как без помощи российских ВКС западная коалиция будет осуществлять давно разрекламированное наступление на столицу исламских террористов город Ракку. А у России и так забот в Сирии полно: необходимо противодействовать попыткам радикальных исламистов при поддержке Турции и на средства некоторых радикальных арабских режимов начать новое наступление под Алеппо.

 

Ситуация в Афганистане также, мягко говоря, неоднозначна, причем в конечном счете в отличие от США у России в Афганистане руки почти развязаны, о чем мы — в стремлении к партнерским отношениям — старались не вспоминать. Возможно, напрасно. Да и на Корейском полуострове российские интересы далеко не во всем совпадают с интересами США. И при правильном подходе ершистый Ким Чен Ын может стать интересным для России партнером. Партнером с перчиком, эдаким дальневосточным Эрдоганом. Ведь если у США и Саудовской Аравии есть ближневосточный Эрдоган, почему у России не может появиться Эрдоган дальневосточный?

 

Согласитесь, даже «навскидку» можно назвать много ситуаций, где у России есть возможность повести себя, сообразуясь только и исключительно со своими интересами и недоуменно отвечая на претензии наших западных партнеров: «У Запада нет права «вето» на действия России» — как Запад нам и отвечает периодически на наши претензии.

 

Опыт такого поведения у России, кстати, есть. В свое время Москва, оставив в стороне попытки навязываемого нам «диалога» по ПРО на американских условиях, начала усиленно и не особенно считаясь с возражениями, развивать стратегические ядерные силы. И это уже сейчас дало лучшие результаты с точки зрения понимания нашими американскими партнерами пределов их ракетно-ядерного унилатерализма. Выпады в адрес России в связи с якобы имеющими место нарушениями неких международных соглашений прошлого носят эпизодический, бессодержательный, как в недавнем выступлении Барака Обамы, и, прямо скажем, игнорируемый характер.

 

А все потому, что Россия доказала на практике свою способность действовать и добиваться результата вне зависимости от позиции своих партнеров.

 

Почему бы не повторить эту практику применительно к более специфическому кругу операционных ситуаций? В конечном счете в США часто слышатся возгласы о том, насколько комфортнее был бы «мир без России». Для части американской элиты такой мир стал некоей навязчивой идеей. Так пусть в Вашингтоне попробуют для начала решить «без России» хотя бы некоторые международные проблемы. А мы пока постоим в сторонке, скорбно покачивая головой и искренне сочувствуя. Потом, поможем, конечно.

 

Партнер ведь — он в беде познается.

 

Дмитрий Евстафьев, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1