Нормандская ночь Украины. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 24 мая 2016, 18:59

 

После ночных телефонных переговоров в формате «нормандской четверки», в которой киевский зицпредседатель Порошенко представляет не столько Украину, сколько интересы США, становится понятно, что в число главных приоритетов украинского урегулирования входит так называемое «расширение полномочий» миссии ОБСЕ на Донбассе.

 

Нормандская ночь Украины

 

И тот факт, что российский лидер согласился обсуждать эту возможность, говорит о том, что при определенных условиях расширенная роль этой структуры может оказаться полезной не только Киеву.

 

И действительно — такой подход соответствует ключевому требованию российской стороны о незамедлительном и безусловном прекращении карательных обстрелов территорий ДНР и ЛНР. Именно эти обстрелы, интенсивность которых, в зависимости от своих надобностей, регулируют исключительно Киев и Вашингтон, являются главным провоцирующим фактором нестабильности на Донбассе и полностью укладываются в западную логику перманентного втягивания России в войну на Украине. Поскольку Москва просто не сможет бесконечно, безучастно и без существенного ущерба для своей репутации смотреть на перманентное убийство местного населения.

 

Соответственно задача надежного купирования этой провокационной деятельности и может быть решена, с точки зрения России, путем придания миссии ОБСЕ определенных расширенных полномочий.

 

При этом, не следует забывать, что Россия сама является членом Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и способна оказывать решающее влияние на процесс формирования данной миссии и её будущий формат.

 

Само собой разумеется, что в представлении главарей киевской хунты задача полицейской миссии ОБСЕ должна заключаться в фактической оккупации неподконтрольной Киеву части Донбасса и перекрытию российской границы. Однако такая цель выглядит не вполне реалистичной, поскольку никаких телодвижений этой миссии за пределами непосредственной зоны разграничения между сторонами, до полного политического урегулирования ситуации быть в принципе не может. Но поскольку нынешняя киевская власть в таком урегулировании вообще не заинтересована, то можно сказать, что этого не будет никогда.

 

Тем не менее, переговоры о расширенном мандате ОБСЕ могут и должны дать импульс движению в правильном направлении. А именно – к окончательному упорядочению, уже на международном уровне, ситуации в зоне противостояния и следовательно – к прекращению бандитского огнестрельного беспредела со стороны киевских карателей.

 

Именно так и никак иначе, насколько можно судить, видится данная перспектива российской стороне.

 

Что же касается того самого пресловутого «политического урегулирования», то этот процесс безусловно долгий и муторный, приводные ремни которого находятся отнюдь не в Киеве и не в Донецке. И решаться эти вопросы будут не иначе, как в контексте судьбы всей Украины, с учетом её будущей геополитической роли в глазах ключевых мировых держав.

 

А эти вопросы, на данный момент, весьма далеки от своего окончательного прояснения. И ситуация вряд ли изменится до конца текущего года, когда состоятся выборы президента США и станет понятно – какой стратегии отношений с Россией отдаст предпочтение новая американская администрация.

 

И если это будет выбор в сторону продолжения конфронтации, то тогда весь обсуждаемый ныне сценарий утратит свою актуальность. Впрочем, ровно то же самое с ним произойдет, если в Вашингтоне возобладает здравый смысл и понимание незыблемости тех исторических красных линий, за которые Россию никто и никогда не заставит отступить. Соответственно, в этом случае, свертывание американской геополитической авантюры на Украине также становится неизбежным. Ну, а что под этим подразумевается, я думаю, долго объяснять не надо. Просто потому, что изначально нежизнеспособный антироссийский проект «Украина» может физически существовать только при условии прямой вовлеченности в него Запада.

 

Юрий Селиванов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1