Донецк воскресший. Анна Долгарева

Дата публикации: 24 Май 2016, 23:15

 

Если гулять по центру Донецка, то он совсем не выглядит военным городом.

 

Свято-Иверский храм Иверского монастыря пережил жестокие бои зимы 2014-15 гг.

Свято-Иверский храм Иверского монастыря пережил жестокие бои зимы 2014-15 гг.

 

Коммунальщики выходят на улицы в шесть утра, сразу после окончания комендантского часа.

 

Ездят заполненные людьми трамваи и троллейбусы.

 

Работают крупные супермаркеты. На кассах стоят очереди. По всему городу – магазины брендовой одежды, бытовой техники, мебельные магазины, продуктовые, обменники, пункты обналичивания карт. Кафе с вай-фаем. Фитнесс-клубы.

 

В центре стоит крупный торговый центр «Континент». Пять этажей одежды, обуви, украшений, мягких игрушек и прочих товаров. Фуд-корты, где трудно найти свободный столик. Молодые ребята с планшетами и мобильными телефонами, в укороченных хипстерских брюках и с георгиевскими ленточками.

 

Вообще, околохипстерская субкультура на улицах Донецка поражает. Мы привыкли, что ребята с георгиевскими ленточками и бородатые хипстеры в очках и брендовых кедах – это два непересекающихся мира. Так вот: необязательно. Девочки в смешных футболках и стильных пиджаках, которые совершенно органично смотрелись бы с самокатами где-нибудь на Васильевском острове, носят на груди триколоры. Бело-сине-красные и черно-сине-красные.

 

Быть патриотом – это, оказывается, может быть «стильно, модно, молодежно». Они, может, и не задумывались о патриотизме, эти двадцатилетние ребята, студенты и вчерашние школьники, пока по их городу не начала стрелять украинская артиллерия. Украина уже потеряла Донбасс, потому что потеряла молодежь. Там, на той стороне, кажется, до сих пор верят, что на референдум два года назад вышло только старшее поколение.

 

Нет.

 

Плакат контртеррористического ведомства: картинка из игры «Counter-Strike» с подписью: «KONTR-TERRORIST WIN!». Узнаваемо. Понимаемо.

 

И очень тяжело, гуляя по центру Донецка, поверить, что в нескольких километрах не прекращаются бои. Худенькая блондинка в легком летнем платьице спокойно рассказывает: ее семья снимает квартиру в центре, потому что раньше жили на окраине, которую сейчас бомбят. Это уже привычно. Бомбежки встроились в картину мира. Это очень сложно понять, это надо запомнить.

 

Выезжаем за город. Водитель объясняет: вот здесь, по прямой если ехать, то через несколько километров уже передовая, там стреляют. Минут через пять проезжаем ресторан. Из него доносится музыка, рядом стоит около десятка машин.

 

Нет, это не военный Мадрид. Это Донецк. Даже так: «Это Донецк, детка». Здесь любят так говорить. Очень сложно представить, чем их теперь уже напугать, местных людей. Это Донецк, город миллиона роз. Донецк, почти разбомбленный, и воскресший, смертию смерть поправ.

 

Вот только ночью раздаются глухие звуки разрывов. И еще после одиннадцати город пустеет. Комендантский час. Выходить на улицу запрещено. К этому тоже привыкли, встроили в сознание.

 

Так и живет город. Не мирный и не военный. Город контрастов.

 

Воскресший Донецк.

 

Анна Долгарева, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
donetsk


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1