России в Сирии придётся и дальше действовать в исключительно сложных условиях. Андрей Арешев

   Дата публикации: 23 мая 2016, 15:29

 

США и их сателлиты на пути реализации своих планов в Сирии

 

Строительство «Нового Ближнего Востока» возвращается в привычное трагическое русло. Возможное возобновление ударов по террористам приблизит перспективы мира на Ближнем Востоке

 

Сирия: Москве придётся и дальше действовать в исключительно сложных условиях

 

Конец апреля и первая половина мая 2016 г. ознаменовались тяжёлыми боями на территории Сирийской Арабской Республики, последствия которых не может предсказать никто. Несмотря на формально действующее перемирие, частичный вывод российского контингента из Сирии, о некоторых причинах которого упоминалось в предыдущей статье, а также продолжающаяся заброска террористов через открытые границы, прежде всего с Турцией, значительно расширили их возможности во многих провинциях страны, из которых поступают тревожные сообщения. Остановлено очередное наступление террористов в Латакии, не прекращаются попытки захвата ими высот вокруг Пальмиры, продолжаются столкновения в провинции Хама и других местностях.

 

Согласно данным российской военной разведки, объявленным в ходе Московской конференции по международной безопасности 27-28 апреля 2016 г., говорить об окончании войны в Сирии преждевременно, и она может затянуться ещё на годы. Несмотря на устойчивый рост количества населённых пунктов, присоединяющихся к объявленному в феврале перемирию (1), влиятельные силы последовательно работают на его срыв. Ранее мы писали о готовности турецкого руководства, в том числе, к прямой военной конфронтации с Россией в Сирии, что неизбежно повлекло бы за собой, в той или иной форме, вмешательство союзников Анкары по НАТО (2). По сообщению ряда источников, поддержанные Анкарой «умеренные» вооружённые группировки, в том числе «Лива аль-Хакк», «Аджнад аш-Шам», «Ахрар аш-Шам», «Файлак ар-Рахман», 13-я дивизия Сирийской свободной армии, отказались от перемирия. Во взаимодействии с боевиками «Джебхат ан-Нусры» они возобновили активные действия во многих провинциях страны (Латакия, Идлиб, Алеппо, Дамаск, Хомс, включая районы освобождённой ранее от террористов «Исламского государства» Пальмиры).

 

Все это сопровождается информационными вбросами, дискредитирующими миротворческие усилия сирийского правительства и российской стороны, включая абсурдные обвинения со стороны американцев в грабеже сирийскими правительственными войсками гуманитарных конвоев. 21 мая Генеральный секретарь Пан Ги Мун обвинил сирийское правительство в создании «необоснованных и противозаконных препятствий оказанию гуманитарной помощи», имея в виду отказ Дамаска пропустить так называемое «детское питание» в захваченный террористами несколько лет назад юго-западный пригород Дамаска Дерайя, расположенный вблизи стратегически важного военного аэропорта Меззех. При этом страдания жителей городков и деревень, вот уже не один год находящихся в окружении террористов, международных чиновников если и заботят, то гораздо меньше.

 

Некоторое время назад западные и арабские СМИ опубликовали десятки клонированных, словно под копирку, сообщений о якобы имевших место авиаударах по городу Маарет-ан-Нууман (провинция Идлиб), в результате которых было убито более 50 мирных жителей. Ссылки на расположенную в Лондоне так называемую Сирийскую обсерваторию по правам человека немедленно убедили представителя госдепа США Джон Кирби, по утверждению которого «авиаудар, скорее всего, был нанесен силами сирийских ВВС». В свою очередь, в Дамаске считают, что в Маарет-ан-Нуумане произошла подготовленная боевиками диверсия, сопровождавшаяся массовым «информационным вбросом», выгодным для противников Башара Асада, дать им повод к отказу от переговоров и активизации боевых действий, прежде всего под Алеппо.

 

Именно вокруг «северной столицы» страны складывается наиболее тяжёлая ситуация: Сирийской Арабской Армии и поддерживающим её силам приходится отражать здесь постоянные атаки террористов, не чувствующих недостатка ни в людях, ни в материально-технических ресурсах. Как правило, нападения предваряются массированными обстрелами жилых кварталов города, что каждый раз сопровождается гибелью десятков человек. Крупной неудачей для правительственных сила стала потеря пункта Хан Туман южнее Алеппо, когда в ходе атаки боевиков погибло значительное количество не только сирийских военнослужащих, но и, по некоторым данным, солдат иранского «Корпуса стражей исламской Революции». Без поддержки с севера наступление боевиков в этом районе вряд ли было бы возможно: разгромленные группировки в полной мере воспользовались перемирием и обрели новые перспективы, что, очевидно, в полной мере идёт в русле интересов их внешних покровителей.

 

В конце апреля официальные представители Пентагона в очередной раз признали очевидное – запрещённая в России террористическая группировка «Джебхат ан-Нусра» не только широко присутствует в Алеппо, но и занимает там лидирующие позиции среди антиправительственных сил. Обвиняя сирийские власти в массовой гибели людей в результате бомбардировок жилых кварталов Алеппо, западные псевдо-правозащитные структуры умалчивают о бесчинствах террористических группировок, являющихся основной причиной страданий местных жителей. При этом боевики применяют не только самодельное оружие (минометы и различные артиллерийские системы), но и установки залпового огня «Град». По данным интернет-издания «Аль-Монитор», при обстреле занятого курдами района Шейх Максуд  применялись снаряды, содержащие отравляющее вещество зарин. По мнению одного из руководителей местной администрации Ибрагима Дауда, подстрекателем атак вооруженной оппозиции является Турция. На снарядах, прилетавших с позиций бригад сирийских туркоманов, имелись надписи «За взрывы в Стамбуле и Анкаре». Заметим, что намёки на причастность курдских Отрядов народной самообороны к недавним терактам в Турции являются исключительно версией турецких властей, не имеющей каких-либо убедительных подтверждений.

 

По имеющимся данным, официальная Анкара делает всё возможное в целях консолидации и укрепления лояльных её формирований северной Сирии, включая вышеупомянутые вооруженные группировки местных туркоманов, беспрепятственно пересекающих границу в обеих сторонах. Таким образом, межэтническая распря, связанная с попытками турецких властей силовым путём решить курдский вопрос, переносится и на сирийскую землю, множа бедствия и страдания местных этноконфессиональных групп. Что ж, неоосманизм в действии, равно как и политика «ноль проблем с соседями», которую можно понимать, очевидно, и как стремление этих соседей уничтожить либо изгнать…

 

Обвинения в содействии Турции террористам – не пустые слова, пишет востоковед Антон Евстратов, непосредственный очевидец сирийской трагедии. Геноцид мирного населения так называемыми «умеренными» группировками в Сирии представляет собой давно сложившуюся систему со своими особенностями, почерком и характерными чертами. Наиболее жестокие и кровавые расправы имели место либо при прямом содействии Турции, либо близ ее границ. В частности, речь идет о страшной  резне в алавитской деревне Блута, расположенной на севере провинции Латакия. Если там орудовала «Джебхат ан-Нусра», то в алавитской деревне Замбаки в провинции Идлиб – «сирийская свободная армия», причём ещё в 2013 году. 23 февраля 2015 года боевики «Исламского государства напали на деревни ассирийцев в долине реки Кабур на северо-востоке Сирии. Террористы вытеснили отряды местной самообороны, в результате чего несколько тысяч человек были вынуждены спасаться бегством в Хасаке и Камышлы. Врываясь в поселения, экстремисты устраивали жестокие расправы над христианами. Боевиками были взяты в заложники сотни  ассирийцев, сожжено по меньшей мере четыре церкви в разных поселениях. Недавний случай – массовые убийства в деревне аз-Зара провинции Хама после её захвата боевиками «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат ан-Нусры». И это – только некоторые эпизоды.

 

24 марта турецкий суд освободил семерых членов «ИГ», включая одного полевого командира. Подобная снисходительность ведет к резкому росту радикальных настроений в турецком обществе. Согласно социологическим опросам, 11,5% турецких граждан (то есть около 6 миллионов человек!) положительно относятся к «Исламскому государству» и не признают его террористической организацией. Можно предположить, что, по крайней мере несколько тысяч из них захотят пополнить собой ряды орудующих в Сирии террористических группировок.

 

Беспрепятственное пересечение боевиками «Джебхат ан-Нусры» и «ИГ» турецко-сирийской границы способствует дестабилизации обстановки в Сирии, заявил 20 мая министр обороны России Сергей Шойгу. Акцентированная (в зависимости от конкретных обстоятельств) поддержка Анкарой террористических группировок в Сирии встречает полную поддержку Вашингтона, о чём мы писали ранее. Примечательна и недавняя поставка американцами в Турцию артиллерийских ракетных систем большой мобильности, способных простреливать сирийскую территорию на глубину до 90 километров. Уже сейчас турецкая артиллерия регулярно обстреливает территорию провинции Алеппо. А издание Hurriyet со ссылкой на военный источник сообщает о значительном увеличении количества размещенных вдоль участка границы с Сирией турецких танков и гаубиц. Это якобы необходимо для борьбы с террористами (турки даже жалуются, что российские военные в Сирии якобы мешают их авиации бомбить цели «ИГ»), однако данное объяснение выглядит, мягко говоря, несостоятельным.

 

Таким образом, полагать, что позиции «умеренных» боевиков, обладающих мощной внешней поддержкой (причём отнюдь не только со стороны Турции), пребывают в критическом состоянии, по крайней мере, преждевременно. На своих аккаунтах в социальных сетях боевики размещают немало видео и фотографий новых поступлений вооружений, включая американские противотанковые и противовоздушные ракетные переносные системы. По данным агентства «Спутник», за последнее время их было поставлено в Сирию не менее 85 единиц. Арабское издание Al-Masdar со ссылкой на саудовский источник утверждает даже о переданных «умеренным» террористам 500 противотанковых ракетных системах TOW (через Саудовскую Аравию, возможно, Катар и, конечно, не без ведома ЦРУ). Они весьма успешно применялись боевиками, уничтожившими помощи десятки танков Сирийской Арабской Армии. Некоторые эксперты по Ближнему Востоку и Северной Африке даже утверждают, что ПТУРы «сохранили революции жизнь».

 

Нет у боевиков под Алеппо дефицита и в других мощных вооружениях. Согласно опубликованным в соцсетях кадрам, боевики связанной с ССА группировки «Харкат Тахрир» в провинции Хомс получили китайские ПЗРК FN-6. Сирийские СМИ предполагают, что к поставкам вооружений боевикам может быть причастен Катар, осуществивший передачу боевикам ПЗРК через Судан; только в текущем году из них сбито не менее трех самолетов ВВС Сирии. «Асадиты сегодня подвергаются очень массированному артобстрелу со стороны повстанцев в Алеппо. Бьют из всего – Д-30, Град, 120-мм минометы», – похвалялся в конце апреля в Твиттере некто Зейнал Хидиров. И вряд ли это пустая бравада.

 

Оружие поступает не только на север, но и на юг страны, через границу с Иорданией. Так, в ходе одного из рейдов на востоке провинции Дера`а сирийские военные изъяли у задержанного ими водителя грузовика 2 противотанковые ракеты TOW американского производства, 32 мины израильского производства и другие (включая самодельные) боеприпасы.

 

Поддержка террористов внешними игроками, включая международные организации (3) по-прежнему имеет комплексный характер, включая не только военную, но и политическую составляющую. Предложение Москвы о внесении группировок «Джейш аль-ислам» и «Ахрар аш-Шам» в «черный список» террористических организаций 11 мая было заблокировано в Совете Безопасности ООН делегациями Великобритании, США, Франции и Украины. А непосредственно перед этим, 10 мая, Джон Керри, которого почему-то принято считать «умеренным», выступил по адресу России с явным предостережением, грозя ей большими неприятностями в случае дальнейшей поддержки наступления сирийской правительственной армии в Алеппо. Он, в частности, отметил, что «Москва рискует погрузиться в кошмар в Сирии, став мишенью для всего суннитского мира. Каждый джихадист будет идти в Сирию, чтобы сразиться с русскими».

 

В свою очередь, лидер террористической организации «Аль-Каида» (частью которой является «Джабхат ан-нусра») Айман аз-Завахири обратился ко всем противникам сирийского правительства с призывом крепить единство в связи с наступлением правительственных войск под Алеппо. «Либо вы объединитесь, либо примете смерть», – заявил главарь террористов. Айман аз-Завахири высоко оценил роль «Джабхат ан-нусры», выступив резко против и без того крайне хлипкого перемирия. Лидер «Аль-Каиды» призвал «истинных мусульман» всех стран сосредоточиться на джихаде в Сирии. По его словам, «положение очень серьезное, речь в Сирии сейчас идет о жизни и смерти. Если моджахеды не объединятся, их ждет поражение от западных и российских крестоносцев». Совместно с ним выступил и сын Усамы бен Ладена.

 

Казалось бы, всё очевидно. Но, по мнению представителя Госдепа США, оказывается, проблема в том, что боевики группировки «Джебхат ан-Нусра», силы оппозиции, правительственные войска и мирные граждане зачастую находятся «довольно близко друг от друга», и этот фактор, с точки зрения Вашингтона, осложняет проведение операций против экстремистов в Сирии. «Мы (США) считаем, – подчеркнул он, – что нужна дополнительная работа, чтобы достичь разделяемого понимания (с Россией) относительно того, каким образом в полной мере выполнять (условия прекращения огня)». «В некоторых случаях дело заключается не просто в достижении общего понимания. Требуется более детализированное (понимание). Поэтому мы (Россия и США) берем на себя обязательство попытаться углубить наше понимание данного вызова. А он неодинаков в различных конкретно взятых частях страны».

 

Конечно, это лишь очередная уловка, направленная на обеспечение террористам в ряде провинций максимально комфортных условий деятельности под прикрытием иных «вывесок». Так, по мнению Вашингтона, режим прекращения огня в Сирии распространяется на группировки «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам», которые Россия считает террористическими, заявила представитель Госдепа Элизабет Трюдо: «Россия публично пытается объявить террористическими группы, которые являются частью режима прекращения боевых действий. Эти действия, как мы считаем, будут иметь негативный эффект на режим прекращения боевых действий в то время, когда мы пытаемся добиться деэскалации ситуации на местах».

 

Вовсе не случайно внешние спонсоры террористов активизировали свои усилия по консолидации боевиков различных группировок под единым «зонтиком», которым стала так называемая коалиция «Джейш аль-Фатах» с активным участием просаудовских и прокатарских группировок. Некоторые из них, такие как вышеупомянутые «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам» и некоторые структуры «сирийской свободной армии» могли сформировать некую совместную структуру для координации боевых действий в провинции Алеппо. А учитывая то обстоятельство, что все вышеперечисленные группы представляют из себя ту же «Джебхат ан-Нусру» (только вид сбоку), можно сделать вывод, что провести чёткую грань между «умеренными» и «неумеренными» сейчас ещё более невозможно, чем прежде.

 

Ещё одной «вывеской» (видимо, про запас) станет новая большая оппозиционная коалиция из 14 группировок под названием «Северный фронт» в районе Алеппо, создаваемая под давлением внешних сил, с общим штабом и медийными структурами. Некоторые СМИ обращают внимание на недавнюю встречу представителей оппозиции из провинций Идлиб, Латакия и Алеппо с офицерами разведки США, Турции, Катара, Саудовской Аравии. Якобы между ними было заключено соглашение об участии крупных группировок, таких, как как «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам», «Файлак аш-Шам», «Харакят Нур ад-Дин аз-Зинки» и др., в операциях «Северного фронта». Иначе они будут занесены в список террористических организаций ООН. Отмечается также, что турецкие власти приостановили в апреле работу всех т.н. «благотворительных организаций и фондов» в приграничье для оказания давления на боевиков, сомневающихся в необходимости присоединения к новой коалиции. «Мы с серьезной озабоченностью следим за предпринимаемыми не без участия внешних сил попытками своего рода «ребрендинга» некоторых радикальных группировок, которые действуют на сирийской земле, об этом подробно говорил со своими коллегами (глава МИД России Сергей) Лавров в Вене (на заседании группы поддержи Сирии)», — заявила в этой связи представитель МИД России Мария Захарова.

 

Оказываемая террористам поддержка сопровождается нелегальным западным вмешательством. Так, глава отвечающего за Ближний Восток Центрального командования вооруженных сил США генерал Джозеф Вотел менее чем на сутки приехал в северную Сирию для бесед с американскими военными и переговоров с лидерами «Демократических сил Сирии». А в конце апреля стало известно о переброске в Сирию 150 американских спецназовцев, истинные цели пребывания которых вряд ли представляют особый секрет. Более того, вряд ли они могут расходиться с неоднократно и вполне открыто ставившейся задачей скорейшего свержения президента Башара Асада. Параллельно могут решаться также задачи по установлению контроля над нефтеносными районами страны. Ранее уже сообщалось, что бойцы спецназа США, переброшенные в Сирию, еще с ноября 2015 года действуют в интересах курдского ополчения на северо-востоке страны. Между тем не исключено, что география применения спецназа США будет расширена.

 

20 мая министр обороны России Сергей Шойгу предложил американцам уже с 25 мая начать совместные удары по боевикам, неприсоединившимся к перемирию в Сирии. До этого США могут продолжить работу по выводу групп сторонников умеренной оппозиции с территорий, занимаемых террористической группировкой «Джебхат ан-Нусра».  В тоже время Сергей Шойгу подчеркнул, что Россия оставляет за собой право в одностороннем порядке наносить удары по неприсоединившимся к перемирию группам боевиков. По его словам, потенциальными целями станут не только позиции боевые позиции террористов, но и караваны с оружием и боеприпасами, отряды, незаконно пересекающие сирийско-турецкую границу.

 

Реакция Вашингтона не заставила себя ждать, оказавшись предсказуемо негативной: США не собираются координировать с Россией проведение военных операций в воздушном пространстве Сирии, заявил представитель Пентагона капитана ВМС Джефф Дэвис. «Между нами и Россией не существует никакого соглашения о проведении совместных авиаударов в Сирии. В соответствии с коммюнике МГПС (Международной группы поддержки Сирии), принятом на прошлой неделе в Вене, мы обсуждаем с нашими российскими коллегами предложения по использованию стабильных механизмов для лучшего контроля и реализации режима прекращение боевых действий (в Сирии)», — сказал, в свою очередь, представитель Госдепа Дж. Кибри.

 

Так что Москве придётся и дальше действовать в исключительно сложных условиях, для чего, возможно, потребуются некоторые дополнительные меры. Как отмечает одно из российских изданий, «ответом раздухарившимся бандитам может стать увеличение интенсивности авиаударов до уровня января-февраля. И частичное, как минимум, наращивание авиационных сил. О возможности этого уже заговорили даже официальные представители». Разумеется, при должной координации действий антитеррористической коалиции, участники которой стремятся к миру в Сирии не на словах, а на деле. Реальное перемирие может наступить только по мере решительного подавления сил международного терроризма, прежде всего в западной части Алеппо и прилегающих районах, остающихся под оккупацией.

 

Без возобновления активных действий против отрядов международных террористических организаций позитивных перспектив в Сирии не будет. Вовсе неспроста Джон Керри озвучил жёсткие условия: до 1 августа 2016 г. Башар Асад должен уйти. В противном случае господин Керри пообещал серьёзные последствия, а именно – продолжение войны, которая, очевидно, войдёт в качественно новый этап. Угрозы американского госсекретаря по адресу России также вряд ли следует сбрасывать со счетов: не приходится сомневаться, что в преддверии сентябрьских парламентских выборов наши западные партнёры сделают всё от них зависящее для того, чтобы российские избиратели получали из Сирии побольше плохих новостей. Тем более что террористические группировки, наиболее опасной из которой является «Джебхат ан-Нусра», по-прежнему располагают серьёзными возможностями, во многом опираясь на поддержку внешних игроков, планы которых в отношении Сирии не претерпели абсолютно никаких изменений.

 

Андрей Арешев

 

 

 

Примечания:

 

(1) Благодаря действиям российской стороны достигнуты соглашения о примирении с главами 112-ти населённых пунктов, командиры 59 вооружённых отрядов «умеренной» оппозиции подписали заявочные листы о присоединении к режиму прекращения боевых действий.

 

(2) 14 марта было объявлено о частичном сокращении группировки российских ВКС в Сирии, чему предшествовал очередной всплеск воинственной риторики турецких властей (февраль и первая половина марта). В частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров исключил полномасштабное вторжение Турции в Сирию: «Я не думаю, что коалиция, которую возглавляют американцы и в которую входит Турция, позволит подобным безрассудным планам материализоваться». На вопрос о возможности прямых столкновений между нашей авиацией и турецкими войсками он заметил: «к сожалению, 24 ноября прошлого года уже произошло прямое столкновение, но по-прежнему нет никаких извинений, и даже никакого намека на раскаяние не звучит». Тревогу по поводу возможного российско-турецкого конфликта высказывал президент Франции Ф.Олланд. В ответ на переброску в Сирии российских комплексов С-400 и других средств ПВО 22 февраля было объявлено о передаче Вооружённым силам Турции новейшей системы радиоэлектронной борьбы KORAL производства турецкой государственной корпорацией Aselsan.

 

В этой связи примечательно, что выступая 19 мая на открытии очередного заседания Совета руководителей органов безопасности стран СНГ в Минске, директор ФСБ Александр Бортников сообщил о предотвращении спецслужбами России и Казахстана в феврале терактов по парижскому сценарию, планировавшихся в крупных российских городах. По словам руководителя ФСБ России, после совершения атак их исполнители планировали выехать в Сирию и вступить в ряды запрещённого в России «Исламского государства», существующего, как известно, вовсе не в безвоздушном пространстве. В контексте неизбывной практики использования терроризма в качестве геополитического оружия, являющейся частью внешней политики ряда государств, данное совпадение дат, по крайней мере, обращает на себя внимание.

 

(3) Говоря об этом важном моменте, стоит вспомнить, например, трогательную заботу Human Rights Watch и экспертов ООН о соблюдении прав наёмников, вливающихся в ряды террористических группировок на Ближнем Востоке. «Страны должны прислушаться к мнению рабочей группы, чтобы избежать превращения мер, направленных против иностранных боевиков-террористов, в инструмент репрессий, – полагает старший исследователь Human Rights Watch по вопросам терроризма и контртерроризма Летта Тэйлер. – Попрание фундаментальных прав и свобод – не способ обеспечения безопасности людей». В докладе ооновской рабочей группы по наёмникам от 2 ноября 2015 года утверждается: «Государства приняли меры, которые несоразмерно ограничивают свободу передвижения и право на гражданство, а также процессуальные гарантии и презумпцию невиновности». Под удар могут попасть «законные, ненасильственные действия отдельных лиц и организаций», волнуются международные правозащитники. Особое умиление автора данных строк вызвал преисполненный беспокойством вывод группы о том, что «в некоторых [национальных] законах не делается различий между иностранными боевиками, которые могут вести себя законным образом с точки зрения международного права («foreign fighters who may be engaged in lawful conduct»), и теми, кто совершает террористические акты». Впрочем, там ещё много интересного…

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1