Как и зачем Россия содержит Белоруссию. Павел Юринцев

   Дата публикации: 23 мая 2016, 19:15

 

Финансовая помощь России Белоруссии, сократившись в последние годы, по-прежнему остается основополагающим механизмом существования белорусской экономики. Нынешняя социально-экономическая модель республики, которая изначально была построена на неприкрытом иждивении на российских дотациях, оказалась абсолютно недееспособной без финансовой и иной помощи извне. При этом никаких реальных реформ, о которых в последнее время говорят белорусские чиновники, в республике не проводится, а руководство страны все так же надеется на «братскую» помощь из России и налаживание отношений с Западом. Правда, с международными финансовыми структурами у белорусов сегодня дела не клеятся, так как МВФ и Всемирный банк из-за существующего в республике политического режима не спешат открывать ей кредитные линии. И в таких условиях у Минска остается практически единственная возможность удержать свою экономику на плаву — это снова просить поддержки у России.

 

Путин и Лукашенко

 

На сегодняшний день Москва не планирует отказывать Минску в помощи, хоть и сама находится в довольно сложном положении. Правда, и содержать Белоруссию в том объеме, что и раньше, Россия также не может. По мнению большинства аналитиков, верхней планкой российской поддержки на сегодняшний день является сумма в 2 — 2,5 млрд долларов в год, тогда как в прошлые годы она могла быть в 2 раза больше. Основными направлениями помощи, как и прежде, будут кредиты, субсидирование цен на углеводороды, льготы на российском рынке для белорусских производителей, а также прямое или косвенное инвестирование в экономику республики.

 

Белоруссия в самом начале своего суверенного существования не стремилась, да, в сущности, и не могла брать многомиллиардные кредиты. Международные валютно-финансовые структуры с опаской относились к белорусскому государству, а Россия в те годы и сама нуждалась в средствах. Однако со второй половины 1990-х годов ситуация стала постепенно меняться, и за период с 1996 по 2015 годы республика сумела увеличить свой внешний долг более чем в 28 раз. На 1 апреля 2016 года государственный долг страны составлял около 13 млрд долларов, увеличившись с начала года на 528 млн с учетом курсовых разниц, а совокупный внешний долг практически достиг отметки в 40 млрд долларов. И то, что в нем более 40% составляют долги различных предприятий и организаций республики, не должно никого вводить в заблуждение. Внешняя задолженность предприятий финансировалась из различных источников, в том числе и за счет коммерческих кредитов, и в своей массе эти долги не являются автономными, поскольку государство является одним из собственников большинства кредитуемых организаций. Проще говоря, выплата этих долгов также затрагивает государственные средства, а значит, и всех граждан. И от того, кому именно должны Белоруссия и ее предприятия, сегодня зависит очень много.

 

На нынешний день в структуре кредитного портфеля Белоруссии преобладают кредиты, полученные от России — около 65%. Это средства, которые были предоставлены Белоруссии в разные годы со стороны российского правительства или банков. При этом необходимо понимать, что многие кредиты выдавались коммерческими банками России белорусским госпредприятиям напрямую. Однако, как это было принято в республике в последние годы, значительная часть этих средств так и не попали в организации-заявители, как, например, бридж-кредит в 1 млрд долларов для «Беларуськалия», а ушли в бюджет или ЗВР республики. Таким образом, даже коммерческие кредиты использовались в Белоруссии не по своему назначению, а попросту проедались, либо направлялись на латание дыр или погашение других долгов. В такой ситуации оказалось, что только Россия смогла смотреть на происходящее сквозь пальцы, продолжая финансировать разваливающуюся экономику республики.

 

То, что именно Москва является главным кредитором Минска, абсолютно неудивительно, так как ни Китай, ни международные валютные организации никогда не спешили давать деньги белорусам без определенных гарантий их целевого использования. Российская же сторона в большинстве случаев не требовала от белорусского режима никаких особых условий, давая деньги на те нужды, которые были актуальны для Белоруссии. Для того, чтобы понять, насколько белорусская экономика зависима от российских кредитов, нужно посмотреть на структуру нынешних долговых обязательств республики.

 

В 2015 году Белоруссия получила от российского правительства и банков в общей сложности 1,572 млрд в долларовом эквиваленте, в то время как от Китая — 528,1 млн долларов (в основном в виде связанных кредитов) и от Всемирного банка — 72,9 млн долларов (целевые средства для финансирования строительства инфраструктуры и других объектов). С начала 2016 года внешний белорусский долг снова увеличился и снова в массе своей за счет денег из России. Минфин республики за первый квартал получил всех кредитов на сумму в 686,5 млн долларов, из которых 500 млн долларов были от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), 88 млн от правительства и банков России, 87,4 млн из Китая и еще 11,1 млн от Международного банка реконструкции и развития. При этом необходимо понимать, что средства от ЕФСР — это, по сути, средства, которые также контролируются Россией, являющейся главным донором фонда. И в таком случае подписанное 25 марта в Москве соглашение о выделении Белоруссии кредитных средств Евразийским банком развития в размере 2 млрд долларов также можно рассматривать как деньги, которые выделила Российская Федерация. Правда, в отличие от прямых российских кредитов, которые в последние годы направлялись по большей части на погашение процентов по старым кредитам (например, 110 млн долларов прошлой весной или 760 млн в июле 2015 года), эти средства на 2016−2018 годы выделяются для «поддержания мер экономической политики и структурных преобразований» и будут поступать в республику отдельными траншами сроком на десять лет. К слову, сумма в 2 млрд долларов (прежде Белоруссия хотела 2,5−3 млрд) появилась совершенно не случайно. В Минске считают, что это тот минимум, который может закрыть дыры в экономике страны, образовавшиеся из-за проблем в России: по данным властей, из-за девальвации российского рубля страна уже потеряла более 700 млн долларов.

 

По официальной информации, которую совсем недавно озвучил заместитель министра финансов Юрий Селиверстов, самый большой единый кредит, который сегодня «висит» на Белоруссии — это кредит на строительство атомной электростанции в Островце на сумму в 10 млрд долларов. Это так называемый связанный кредит, который Минску нужно будет начать выплачивать после запуска первого энергоблока станции (должен состояться в 2018 году). Правда, сможет ли Белоруссия платить по своим счетам, по-прежнему непонятно, так как в стране уже сегодня нет денег, и в обозримом будущем их взять будет неоткуда. Но в белорусском правительстве об этом предпочитают не думать, тем более что и «атомный» кредит так же был предоставлен Россией, а в Минске считают, что смогут и дальше разговаривать с Москвой «по-братски». В отличие от МВФ и прочих структур, которым Минск всегда и вовремя отдаёт деньги, с Россией у руководства республики сложились особые отношения по вопросу возврата кредитных средств. По разным подсчетам, прямые государственные или коммерческие кредиты с 1990-х годов из России в Белоруссию составили порядка 50 млрд долларов. И немалая часть из них до сих пор не отдана. Москва неоднократно переносила сроки и шла на реструктуризацию долгов, что давало белорусским властям еще одну немаловажную привилегию — сохранять свой кредитный рейтинг на довольно высоком уровне. Минск по-прежнему умудряется рассчитываться вовремя со своими западными долгами, делая это в том числе за счет переноса сроков погашения российских кредитов. Такие отношения с Россией позволяют белорусским чиновникам смотреть в будущее с определенным оптимизмом. Тот же министр финансов Белоруссии 19 мая заявил, что страна к 2020 году планирует выйти на уровень внешнего долга 45% к ВВП и в дальнейшем продолжить его сокращение. При этом планируется это делать за счет второго источника пополнения белорусского бюджета, который также напрямую связан с Россией — нефтепошлин, «подаренных» правительством РФ в бюджет республики накануне ратификации договора о Евразийском союзе.

 

Павел Юринцев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1