Америка беременна революцией. Александр Антошин

   Дата публикации: 23 мая 2016, 10:00

 

На протяжении десятилетий советская печать предрекала США неминуемую революцию «прогрессивных сил», и вот теперь, когда самого СССР нет уже четверть века, эти прогнозы близки к тому, чтобы сбыться. Да, революционные группы еще только структурируются, но запрос на изменение системы и изгнание истеблишмента в Америке велик, как никогда прежде.

Памятник Ленину в Калифорнии

Vladimir Lenin. Los Angeles, California

 

Некоторое время назад в Вашингтоне произошло знаменательное событие, которое за пределами США почему-то не вызвало особого интереса. А именно: ряд протестных митингов со средними лозунгами в духе «Долой олигархов, да здравствуют честные выборы!». По мнению протестующих, американская демократия находится в остром кризисе, всем заправляют крупные корпорации, а правило «один человек – один голос» давно превратилось в фикцию. Своей конечной целью активисты ставят ни много ни мало революцию, которая вернет власть в руки народа. При этом название для своих протестов, которые должны эту революцию подтолкнуть, организаторы выбрали до боли знакомое – «Демократическая весна».

 

Первый митинг из этой серии состоялся в Филадельфии – первой столице независимых США (240 лет назад там заседал Континентальный конгресс, принявший 4 июля 1776 года Декларацию независимости). Последний – в Вашингтоне у здания современного Конгресса. Митинги проводились без всякого согласования, их активно разгоняла полиция. В столице было задержано 450 человек, по всей стране – свыше 1400.

 

Среди подписантов революционного воззвания «Весны» общественный активист, борец за свободу информации Лоуренс Лессинг, известный философ, «левый» политический активист Ноам Хомский, голливудский актер Марк Руффало (Халк из «Мстителей»), звезда сериалов Гэбби Хофман, рэпер Талиб Квели и множество других активистов, журналистов, актеров и музыкантов. Сама «Демократическая весна» – зонтичный бренд для широкой коалиции различных политических и общественных организаций.

 

Организаторы акции активно подчеркивают свою внепартийность и пытаются привлечь под свои знамена «все прогрессивные силы», но видно, что при этом они лукавят. Тот же Лессинг даже объявлял год назад о своем желании участвовать в президентских праймериз демократов, но снял свою кандидатуру в самом начале. Кроме того, среди лидеров движения числится Анабель Парк – режиссер-документалист и бывшая сотрудница избирательного штаба Обамы. В целом активистов и движения, входящие в «Весну», можно условно разделить на три большие неравноценные группы.

 

Во-первых, это различные американские социалисты. В Филадельфии, с которой, напомним, всё началось, первую скрипку играло движение 15 Now Philly, основное требование которого звучит прямо в названии – немедленно установить минимальную зарплату в 15 долларов в час (пока что нижняя планка оплаты труда в «Городе братской любви» ровно в два раза меньше – 7 с половиной долларов). В эту же, в принципе, можно включить различных «прогрессивных демократов» – тех же «леваков», которым удалось встроиться в структуру Демпартии.

 

Вторая крупная группа – это различные «зеленые». Такие названия, как Climate First!, Friends of the Earth, говорят сами за себя, а глобальная международная организация «Авааз», сделавшая себе имя на онлайн-петициях в защиту природы, хорошо известна даже в России.

 

Третья часть коалиции – разнообразные феминистские организации и группы, выступающие в защиту этнических, религиозных, сексуальных и прочих меньшинств. И тут, опять же, нужно уточнить, что на различных выборах и социалисты, и зеленые, и меньшинства, как правило, голосуют за демократов. В американской двухпартийной модели все «малые» политические силы, так или иначе, пытаются «прибиться» к одной из двух крупнейших партий. В одиночку им банально не выжить.

 

В своей деятельности «Весна» во многом копирует республиканское «Движение чаепития» (они же «чайники»), пытаясь хотя бы повторить их былой успех (а лучше – превзойти в рамках мирной революции). И те, и другие активно ссылаются на деяния славных предков времен Американской Революции: «чайники» – на «Бостонское чаепитие», «Весна» – на второй Континентальный конгресс (фактическое правительство в годы войны за независимость от Великобритании).

 

Чтобы понять, откуда растут ноги «Демократической весны», необходимо вернуться в 2008 год, когда разразился ипотечный кризис, чуть было не похоронивший всю международную финансовую систему. Первый удар принял на себя еще уходящий президент Джордж Буш-младший, начавший спасать проблемные банки за счет налогоплательщиков. Подобная практика пришлась не по нраву низовому активу республиканцев – белым консервативно настроенным людям из среднего класса, исправно платящим за свою ипотеку и довольно дорогую медицинскую страховку. После победы на выборах Барака Обамы практика выкупа «токсичных активов» государством была только расширена. Параллельно Обама затеял ряд реформ, в частности, реформу здравоохранения, которые еще больше возмутили республиканский электорат. По всей стране прошла серия «чайных протестов», направленных как против Обамы (который для них – социалист и дьявол во плоти), так и против руководства самой Республиканской партии (прислужников дьявола).

 

Со временем протест структурировался, у него появились молодые и яркие лидеры, типа Теда Круза и Марко Рубио, претендовавших на победу республиканских праймериз, но в итоге проигравших Дональду Трампу. Борьба между руководством партии и «чайниками» продолжается вот уже семь лет и привела к фактической потере истеблишментом контроля над партией.

 

В руководстве Демократической партии на ситуацию у «конкурентов» смотрели с очевидным волнением, тем более что базовый электорат демократов спасение воротил с Уолл-Стрит раздражало еще больше. Но если безобразие нельзя предотвратить, его необходимо возглавить (фраза приписывается Суворову): в 2010 году бывшая сотрудница штаба Обамы Анабель Парк создала внутрипартийную группу «кофейная партия», которая должна была увлечь за собой протестный электорат. В отличие от «чайников», не признающих партийных авторитетов, «кофейники» не скрывали своей любви к Обаме. Они должны были стать молодым авангардом молодого президента, который проломит сопротивление «буржуев» и проведет нужные для страны реформы.

 

Нельзя сказать, что этот нехитрый план по выпуску пара полностью провалился. В конце концов, на текущий момент Хиллари Клинтон чувствует себя гораздо лучше, чем клан Бушей, проигравший все что только можно, а партия смогла сохранить видимость единства. Однако куда большую известность приобрело совсем другое движение, названное простенько и со вкусом: «Захвати Уолл-Стрит» (Occupy Wall Street). В отличие от «чайников», которые к тому моменту уже второй год вели малозаметную, но грамотную войну на истощение с партийным руководством, «оккупанты» хотели всего и немедленно. Правда, так и не смогли создать какую-то устойчивую структуру, способную «играть вдолгую». Да, в стихийных протестах с откровенно революционными требованиями приняло участие множество людей, их поддержало огромное количество организаций, акции «Захвати чего-нибудь» прошли по всему миру – от Москвы до Берлина, а лозунг «нас 99%» до сих пор пользуется популярностью. Но признанных лидеров у движения так и не появилось и со временем протест сошел на нет. Клинтоны, Кеннеди и лично Обама вздохнули спокойно.

 

Однако относительно успешный бунт внутри Республиканской партии вдохновил бывших «оккупантов» попробовать снова – произошел определенный экспорт революции из партии в партию. По сути «Демократическая Весна» является новой редакций старого доброго «Захвати Уолл-Стрит». «Весну» поддерживают те же самые организации, например, «American Federation of Labor Congress of Industrial Organizations» – один из крупнейших в стране профсоюзов. Более того, в этот раз на их стороне выступает созданная выпуска пара «кофейная партия» и другие «прогрессивные» и «левые» демократы, а главное, у движения есть пусть неформальный, но уважаемый всеми федеральный лидер – Берни Сандерс.

 

В рамках «демократической весны» никто не называет его имя открыто (повторимся – проект формально внепартийный), но по отдельности и люди, и организации, входящие в коалицию, поддерживают именно его. Скажем, голливудский актер Марк Руффало первым подписавший петицию «весны» за мирную революцию, активно агитирует именно за Сандерса, а его фанаты иронично замечают, что разъяренный Халк может разгромить не только демократическую партию, но и всю планету. В свою очередь, госпожа Парк озвучила две причины голосовать за Сандерса, а не за Клинтон. Во-первых, только Сандерс может остановить Трампа (который, как известно, «почти фашист» и якобы хочет выслать из Америки всех иностранцев, включая ее – уроженку Сеула, переехавшую в США в детстве). Во-вторых, сама по себе Клинтон – прислужница Уолл-Стрит, и если вдруг все-таки победит, то обязательно похоронит все прекрасные реформы Обамы (еще пять лет назад близость Хиллари к крупному бизнесу Парк почему-то не смущала).

 

Пока что активисты «весны» стараются оставаться в рамках правого поля, надеясь не разрушить систему, а перехватить контроль над ней. Однако нервы сдают как у них, так и истеблишмента. В минувшие выходные во время парткоференции в Неваде, большинство делегатов которой поддерживают Сандарса, сторонникам социалиста без какой либо причины аннулировали мандаты. Это при том, что на этой конференции распределялось всего 12 из 2400 мандатов на итоговый съезд демократов, то есть, веса у их голосов было немного и совершенно неясно, зачем невадское руководство партии пошло на столь грязный трюк. В ответ сторонники Сандерса попытались силой захватить зал, где проходила конференция. Тогда руководство Демпартии потребовало от кандидата решительно отречься от «погромщиков», но Сандерс отправил руководство куда подальше. Похоже, сейчас обе стороны внутрипартийного конфликта проверяют друг друга на прочность и смотрят, насколько далеко готовы зайти оппоненты.

 

Параллельно активисты «Демократической весны» горячо обсуждают опыт мирных и не очень революций в социальных сетях – от чехословацкой до украинской. То тут, то там вновь звучит тезис, что движение не случайно зародилось Филадельфии, где была одобрена Декларация независимости и где уже в июле пройдет партийная конференция демократов, на которой победа Клинтон пока что кажется предопределенной. Как написано в этом документе: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа». Активистам «демократической весны», безусловно, очень нравятся эти строчки Томаса Джефферсона.

 

В таких условиях наша печать, если бы она до сих пор оставалась партийной и советской, непременно указало бы, что Америка беременна революцией. И с этой метафорой сложно спорить. Не нужно объяснять, почему революционерами вполне могут считаться Сандерс и выходец из Движения чаепития Тед Круз. Очевидно и то, что революционером – и по духу, и по тактике – является и Дональд Трамп, которого на дух не переносит руководство Республиканской партии (спикер Палаты представителей и лидер партийного большинства Пол Райан до сих пор держит оборону и отказывается поддержать Трампа как номинанта от «слонов»), часть которого теперь открыто склоняется к поддержке Клинтон – единственного кандидата от системы, сумевшего заручиться поддержкой избирателя. А революционная ситуация предполагает заключение самых немыслимых союзов, которые явно не понравятся и Парк, и львиной доле активистов «весны». Так, согласно опросу, проведенному телекомпанией CBS, 44% сторонников Сандерса в финале президентской гонки готовятся проголосовать за его как бы антагониста – Трампа, и только 23% — за Клинтон.

 

Александр Антошин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1