Элитка на склоне. Денис Тукмаков

Дата публикации: 22 Май 2016, 16:45

 

О политических итогах «Евровидения—2016»

Лазарев, Киркоров, Евровидение

 

Накануне финала песенного конкурса «Евровидение» в российской части интернета пользовалась популярностью такая шутка: «Хорошо бы победить! Тогда, по правилам, следующий финал проводили бы мы. В Крыму! Никто не приедет, и за отсутствием конкурентов — петь не обязательно — мы победим снова. И опять назначим финал в Крыму. И ещё раз. И ещё. Столько зайцев убить можно!»

 

Подразумевалось, что главным «убитым зайцем» должно стать отмирание пользующегося дурной славой конкурса — и, раз других способов решить проблему нет, — прекращение нашего участия в этом позорном действе.

 

Однако победили не мы, а украинка Джамала с песней то ли про депортацию крымских татар в 1944-м, то ли — по собственному признанию певицы в нечаянном интервью пранкерам — про нынешний Крым. И теперь долгожданное наше прощание с «Евровидением» может произойти даже раньше, чем в шутке: в 2017 году нового артиста из России могут тривиально не пустить на Незалежную как фигуранта какого-нибудь «чёрного списка СБУ».

 

Здесь, впрочем, требуется искусство выбора — кого же послать. На этот счёт отечественная блогосфера искрит предложениями одно другого ярче: от прямого варианта с Дважды Краснознамённым ансамблем песни и пляски им. Александрова до по-восточному тонкого хода с «чеченцем с подтанцовкой из депортированных», который, следуя тренду, тоже поведал бы слёзную историю про 1944 год. Вариант же с маэстро Гергиевым был дружно отвергнут публикой как нецелесообразный: ещё не время, Киев пока не в руинах.

 

Шутковали и украинцы: как фрондирующие официальной власти («У нас война и грошей нема, но вы всё равно приезжайте, гости дорогие!»), так и вполне лояльные ей («От России поедет Макаревич. Остальным просто въезд запрещён»).

 

Есть подозрение, что творческие элиты нашего Оте­чества, не замеченные в безоговорочном патриотизме и даже, напротив, склонные к космополитизму во всём, что касается мест заколачивания гонораров или приобщения к музыкальной моде, пойдут как раз по второму пути и в будущем году изберут делегатом на украинское шоу такого исполнителя, которого не постеснялся бы зазвать к себе и батальон «Азов». Выбор-то предостаточный: чем хуже Андрея Макаревича, скажем, Борис Гребенщиков, замеченный в придворном выступлении для самого Мишико Саакашвили?

 

И здесь мы будем иметь дело с замечательной рекурсией. Дело в том, что и нынешний представитель России на «Евровидении», певец ртом Сергей Лазарев, полностью укладывался в прокрустово ложе западной политкорректности, причём во всех смыслах. По политической части его известную сентенцию «Крым — не Россия» трудно будет превзойти хоть Андрею Вадимовичу, хоть Борису Борисовичу. Но именно Лазарев, по единодушному признанию наблюдателей, как далёких от конкурсных нравов, так и весьма к ним близких, был вопиющим образом «прокачен» национальными жюри целого ряда стран-участниц, мнение которых традиционно основано на политических симпатиях и антипатиях собственных правительств. Так, жюри сразу 21 страны-участницы, включая немецкое и украинское, умудрились оставить Лазарева вообще без баллов. При этом певицу с «верблюжьим» именем поставили на первое место ареопаги таких государств как Латвия, Молдавия и Сербия, явно пошедшие против воли собственных народов.

 

В свою очередь, в куда более демократичном, хотя и поддающемся «тонким настройкам», голосовании телезрителей победила как раз Россия — и в этой поддержке политический выбор европейцев также явно превалирует над чисто музыкальными предпочтениями. Это следует хотя бы из жёсткого формата «Евровидения»: из года в год все его песни на одно лицо, исполняются они в подчёркнуто идентичной манере, и даже фокусы, в которых изгаляются участники на сцене, выглядят как будто одинаково. Поэтому само шоу, при всех его чудачествах, давно превратилось из песенного конкурса в смотр национальных благорасположенностей: телезрители на «Евровидении» почти всегда голосуют не столько за песню, сколько за любезную их сердцу страну-соседку.

 

Таким образом, по итогам «Евровидения», не сильно натягивая сову на глобус, можно сделать следующий вывод. Тот самый «европейский политикум», которому наши «заукраинские» творцы уже два года пытаются присягнуть, прогиб не засчитал, прокатив Лазарева именно как представителя России. Тогда как народы Европы — включая не только Латвию, Молдавию, Эстонию или Сербию, но и Германию, и даже Украину(!), — поставившие Россию на 1-е место, по сути, поддержали тем самым и «Крымнаш», и Донбасс, и те самые «ватные 86%», от которых Лазарев, а с ним и прочие, так старались дистанцироваться.

 

Отсюда простой вывод: будь со своим народом, элитка. Ляхи тебе не помогут. И Михаил Николозович тоже.

 

К сказанному остаётся добавить характерную реакцию украинского «политического бомонда», прекрасно характеризующую отношения народа и элиты — хоть правящей, хоть поющей. Она сполна выражена в фейсбук-постинге одного свидомита: «Украина победила в глазах Европы. Но проиграла в Украине. 12 баллов смс-ками от Украины для РФ, это не только ватники. Это «повстанцы» и «ополченцы» вместо террористов и убийц в репортажах аккредитованных в дыре журналистов. Это и «там нет российских военных». Это и «услышать Донбасс». Это и политика замирения. Это всё по совокупности. И это не радует. Вообще».

 

Ну а мы, пожалуй, порадуемся двойному счастью: «народно-демократической» победе России в Европе и избавлению от проведения позорища у себя дома.

 

Денис Тукмаков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
kirkorov-lazarev


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1