Путина подталкивают к войне. Le Huffington Post, Франция

   Дата публикации: 21 мая 2016, 15:02

 

В конце апреля произошло нечто очень важное, однако заметил это только Стивен Коэн (Stephen Cohen), заслуженный эксперт по вопросам России из Нью-Йоркского и Принстонского университетов.

 

Путина подталкивают к войне

 

В одном интервью он отмечает, что часть российского руководства проявляет признаки возбуждения в связи с политикой Владимира Путина. О демонстрациях или государственном перевороте речи пока не идет: рейтинги президента по-прежнему больше 80%, и в ближайшее время лишение власти ему не грозит. Я имею в виду серьезное давление на Путина с тем, чтобы тот прекратил эквилибристику, которой занимается до настоящего времени.

 

Ему нужно примирить ту элиту, которая положительно относится к Западу и «консенсусу с Вашингтоном», и тех, кто опасается, что России приходится иметь дело с настоящей угрозой НАТО и геоэкономической войны. Давление направлено на то, чтобы сдвинуть его в сторону вторых и вырвать у первых экономические рычаги, за которые они все еще крепко держатся.

 

Иначе говоря, вопрос для Кремля сводится к подготовке России к противодействию усилиям Запада, который стремится помешать ей создать препятствия или конкуренцию для гегемонии Америки. Сможет ли Россия справиться с геоэкономическим ударом, если тот произойдет? Угроза реальна, или же это просто риторика Запада, которая направлена на иные задачи?

 

Самое важное во всем этом то, что если эти события будут неправильно интерпретированы Западом (а он уже воспринимает любые оборонительные действия со стороны России как агрессию), будут созданы все условия для эскалации. Не так давно мы уже получили войну, которая была призвана заставить НАТО отступить в Грузии. Вторая «реакционная» война сейчас идет на Украине. Какими были бы последствия третьего конфликта?

 

 

Расчехлить оружие и нанести удар

 

В середине апреля глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин написал, что Россия, несмотря на свою роль в Сирии, не готова к новой войне ни за границей, ни на своей территории, и что ее экономика находится в плачевном состоянии. Кроме того, у страны нет средств для ведения потенциальной геоэкономической войны. Бастрыкин заявил, что Запад готовится к войне с Россией, и что российское руководство, по всей видимости, не осознает нависшую над страной опасность и совершенно не проявляет бдительности.

 

Бастрыкин не говорит, что ответственность за это лежит на Путине, хотя намек в данном контексте предельно прозрачен. Несколько дней спустя за статьей последовал вал комментариев сторонников генерала с открытым осуждением Путина. Один отставной российский генерал подтвердил, что Запад на самом деле готовится к войне (в пример он привел развертывание сил НАТО в Прибалтике, Черноморском регионе и Польше), и вновь подчеркнул неподготовленность российской армии к этой угрозе. «Это серьезное обвинение в адрес Путина, — отмечает Стивен Коэн. — Тем более серьезное, что оно — публичное».

 

Но в чем же тут суть? Уже некоторое время мы видим признаки того, что ключевая группа внутри Кремля (ее можно было бы назвать «националистической») испытывает глубокое разочарование по поводу толерантности Путина перед вашингтонским консенсусом и его сторонниками как в Центробанке, так и на других ключевых постах в экономической сфере. Националисты хотят оттеснить в тень сторонников нынешней политики и добиться роспуска правительства Дмитрия Медведева, которое, как считается, слишком уж примирительно ведет себя по отношению к Западу. Рейтинги Путина действительно очень высоки, но этого не сказать о его правительстве, чья экономическая политика вызывает серьезную критику. Противники требуют немедленной мобилизации армии и экономики в перспективе новой обычной или гибридной войны. Речь идет не о том, чтобы отстранить Путина, а о том, чтобы заставить его достать оружие и нанести удар.

 

Чего еще хочет эта группа, помимо подготовки России к войне? Более жесткой линии по Украине и осторожности с ловушками госсекретаря Джона Керри в Сирии: тот старается подтолкнуть Асада к уходу и продолжает призывать США расширить поддержку оппозиции, не проводя черты между «умеренными» и экстремистами. Националисты считают, что Америка стремится не договориться с Россией, а расставить для Путина ловушки в Сирии. Что вполне может быть правдой, отмечают Гарет Портер и Элайджа Магнье.

 

Иначе говоря, это означает, что Путина подталкивают поддержать националистов в ущерб интернационалистам и выдворить тех из власти. Здесь стоит напомнить, что Путин встал у руля как раз для того, чтобы смягчить поляризацию российского общества. Он держится вне борьбы, чтобы восстановить более богатое общество, помочь ему оправиться от расколов и глубоких кризисов. От него требуют отказаться от этой точки зрения, потому что, как утверждается, России угрожает готовящийся к войне западный блок.

 

Перспективу, казалось бы, неизбежного конфликта не назвать чем-то действительно новым: сам Путин не раз поднимал этот вопрос. Тем не менее его ответом стала попытка выиграть время для того, чтобы укрепить Россию и принудить Запад к определенной форме сотрудничества, например, для достижения политического договора в Сирии, что могло бы переориентировать воинственную динамику в сторону более позитивного исхода. Параллельно с этим он умело отвратил европейцев от поддержки эскалации НАТО.

 

Как бы то ни было, в двух этих вопросах игра администрации Обамы ослабляет Путина и его министра иностранных дел Сергея Лаврова, укрепляя позиции тех в России, кто призывают к всеобщей мобилизации. Тревожная статья генерала Бастрыкина вовсе не случайно появилась в тот самый момент, когда перемирие в Сирии было осознанно нарушено. Понимают ли это в Белом доме? Если да, означает ли это, что он стремится к эскалации против России? Как отмечает Коэн, «The Washington Post твердит нам, что преступник-Путин никогда и ни под каким предлогом не станет стратегическим партнером США».

 

Ставки сделаны? Путин обречен на поражение, а конфликт неизбежен? Судя по всему. Все условия созданы. Я уже отмечал в военных кругах и спецслужбах администрации Обамы подъем интереса к так называемой «доктрине Вулфовица», совокупности разработанных в 1990-х — начале 2000-х годов политических курсов. Как писал автор оборонной доктрины 1992 года, цель этого документа заключалась в том, чтобы не допустить появления биполярного мира, то есть нового мирового соперничества в духе холодной войны, или же многополярного мира, то есть мира с целым рядом держав, как это было до двух мировых войн. Для этого необходимо помешать вражеской державе добиться доминирующего положения в ключевом регионе с ресурсами, промышленными возможностями и населением, которые, в случае контроля вражеской державой, могли бы сформировать вызов глобальных масштабов.

 

В интервью Vox министр обороны Эштон Картер открыто говорил, что Пентагон пошел по такому пути. Опять-таки получается, что, несмотря на все разговоры об Азии, военным приоритетом Америки и НАТО на самом деле является Центральная Европа у границ с Россией. По факту, НАТО продвигается к российским границам так настойчиво, как решается себе это позволить.

 

Наконец, звучат рассуждения о «российской агрессии», стремлении России восстановить границы бывшей советской империи, попытках разделить и уничтожить Европу и т.д.

 

 

Конфликт неизбежен?

 

Почему? Наверное, в НАТО считают, что приграничные учения не спровоцируют войну, и что Россия отступит. И что постоянное «щекотание» медведя служит интересам Америки, поддерживая санкции, единство Европы и НАТО, противостояние с Россией. В начале июля в Варшаве пройдет саммит альянса. Западная риторика о российской «агрессии», вероятно, позволяет США воспрепятствовать европейскому противодействию санкциям с помощью пугала угрозы России. Возможно, Россия неправильно воспринимает истинные намерения Америки, которые не идут дальше этого. Но на самом ли деле это так?

 

Та ярость, с которой американский истеблишмент встретил новость о возможном назначении Дональда Трампа кандидатом от Республиканской партии, говорит, что там еще отнюдь не отказались от «доктрины Вулфовица». Путинская стратегия по подключению США к мирному процессу на Ближнем Востоке обернулась провалом, на что намекает группа генерала Бастрыкина? Иначе говоря, если предположить, что стратегия сотрудничества завершилась фиаско, Путину придется отойти от нее, потому что американцы собираются продолжить тактику изоляции России?

 

Как пишет The Texas Tribune 4 мая, «впервые со времен своего президентства Буш-старший собирается промолчать во время кампании, а Буш-младший последует его примеру».

 

Чтобы получить представление о масштабах разногласий в Республиканской партии (у демократов все обстоит едва ли лучше), ознакомьтесь с реакцией Патрика Бьюкенена, который дважды был кандидатом на президентских выборах. Вот небольшой отрывок: «Триумф Трампа представляет собой полный отказ от республиканства Бушей отца и сына со стороны партии, которая четыре раза выдвигала их на президентский пост. Джеб, их сын и брат, был унижен и быстро выбыл из гонки за Белый дом в 2016 году. Более того, Трамп одержал победу, поправ главные плоды доктрины Бушей. Это грубый удар по наследию Бушей. И республиканский электорат, чье участие в праймериз побило все рекорды, активно это поддерживает».

 

Продолжает Бьюкенен эту линию и в другой статье: «Просто в голове не укладывается. Американский истеблишмент, униженный, как Карфаген во время Третьей пунической войны, выставляет требования Сципиону Африканскому и победоносным римлянам. Это не поддается пониманию». Его слова относятся к попыткам Пола Райана привлечь Трампа на сторону доктрины Бушей.

 

Как бы то ни было, этот кризис открывает перед всеми возможность. Америку может поджидать очередная рецессия, прибыли предприятий падают, долг носит хронический характер, мировая торговля переживает спад, инструменты страны по контролю мировой финансовой системы теряют доверие к себе, готовых решений для проблемы застарелой задолженности не существует.

 

Но президент Трамп (если он им станет) сможет обвинить истеблишмент в потенциальных экономических проблемах. США сейчас парализованы, о чем свидетельствует неразбериха на праймериз. Чтобы развязать некоторые узлы, потребуется время, однако с некоторыми справиться можно относительно просто, и Дональду Трампу это известно. Дать этому старт можно было бы с помощью масштабной дипломатической инициативы. Если взглянуть в историю, именно так начинались все самые радикальные проекты: отказ от устоявшихся представлений и выход из политического тупика позволяет реформатору подавить самое упорное сопротивление переменам (в данном случае речь идет об Уолл-стрит и финансовой олигархии).

 

Трампу было бы достаточно объявить, что национальная безопасность Америки (и Европы) напрямую зависит от России (это очевидно), что Москва не создает угрозы для Вашингтона (это тоже факт), и что НАТО «устарело», как он уже говорил. Было бы совершенно логичным объединиться с Россией и ее партнерами, чтобы окружить и уничтожить ДАИШ.

 

Анализ заявлений Трампа говорит о том, что он не так уж далек от того, чтобы пойти по такому пути. Это разрубило бы не один гордиев узел и даже позволило бы США выбраться из политического тупика. Может быть, в этом его цель?

 

Алистер Крук, Le Huffington Post, Франция

 

Перевод — ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1