Приднестровье: право идти своим путем. Андрей Чорба

   Дата публикации: 21 мая 2016, 18:41

 

Непризнанная республика. Это словосочетание сразу воспроизводит в памяти Абхазию, Южную Осетию, Нагорный Карабах и Приднестровье. Мы смотрим: Абхазия отделилась от Грузии, межнациональный конфликт между абхазами и грузинами. Нагорный Карабах отделился от Азербайджана, межнациональный конфликт между армянами и азербайджанцами. Южная Осетия отделилась от Грузии, межнациональный конфликт между осетинами и грузинами.

 

Приднестровье: право идти своим путем

 

Приднестровье отделилось от Молдовы, значит, если рассуждать по вышеприведенной логике, это тоже межнациональный конфликт. И часто можно услышать в СМИ и от различного рода экспертов, что это конфликт между русскими и молдаванами. Вот тут-то и кроется первая и самая главная ошибка в понимании сущности Приднестровского конфликта. Первый миф, порожденный неким стремлением к упрощению сути проблем на постсоветском пространстве.

 

Очень важно для понимания смысла Приднестровской республики, осознавать тот простой факт, что конфликт в Приднестровье был не межнациональным, а цивилизационным. Водораздел возник не между русскими и молдаванами, а между интернациональным населением Приднестровья и националистической идеологией правобережной Молдовы и, следовательно, в конфликте столкнулись люди, уважающие различные идеалы и ценности.

 

Мы, приднестровцы, потомки вольных украинских казаков, потомки русских крепостных, бежавших на юг в поисках воли, потомки европейцев, переезжавших в наш край в поисках плодородной земли, где можно применить свои знания и трудолюбие, потомки молдаван, бежавших на левый берег Днестра, спасаясь от турецкого, а позже и румынского притеснений. Наша земля давала приют всем обиженным и угнетенным: сербам, болгарам, грекам, армянам, евреям, полякам и многим другим.

 

Приднестровье гармонично развивалось в составе Российской Империи, индустриализировалось на одном дыхании с огромной страной, будучи в составе СССР. Тогда же, в советские времена в нашу республику приезжало множество специалистов со всех уголков Советского Союза: белорусы, киргизы, туркмены, грузины и другие. Я говорю, в нашу республику, потому что Приднестровье имело свою государственность уже в 1924 году. Наш край успешно развивался, будучи автономной советской социалистической республикой в составе УССР.

 

В 1940 году Приднестровье лишили государственности в пользу создаваемой тогда на территории Бессарабии Молдавской ССР. Нашего мнения тогда не спросили, но находясь в рамках единой страны и будучи под властью Москвы, мы были не против мирно жить и продолжать развиваться вместе.

 

Мы стойко защищали свой берег Днестра в начале Великой Отечественной войны и тысячи приднестровцев сражались на всех фронтах от осажденного Ленинграда до предгорий Кавказа. Мы бок о бок со всеми народами СССР защищали свою общую Родину и освобождали Европу.

 

Но вот наступает 1989 год. В Молдове к власти приходят националисты, которые заявляют, что молдаван не существует, есть только румыны, мы все живем на румынской земле, должны говорить только на румынском языке и в самом скором времени должны объединиться с Румынией. Для всех тех, кто был против такого поворота событий, националисты придумали простое решение: «Чемодан – вокзал – Россия». Естественно, что многонациональному населению Приднестровья это не понравилось. Приднестровцы не молчаливые рабы, которые будут всегда и везде идти на поводке у хозяина, а свободные люди, которые сказали свое веское «Нет». Мы, как цивилизованные граждане, пытались отстаивать свою позицию демократическими средствами через парламент Молдовы. Но все наши попытки наладить диалог и оспорить нововведения националистами решительно и жестко пресекались. Устав от нашего упорства, Кишинев решил вооруженным путем показать нам, кто в стране хозяин. И приднестровцы с оружием в руках встали на защиту своей родной земли и своего свободного выбора, встали на защиту того, что я называю «Приднестровской мечтой». Это мечта о свободной жизни на своей родной земле, где любой человек, вне зависимости от национальности, веры и языка может спокойно жить и трудиться.

 

В войне за независимость в рядах приднестровского ополчения сражались представители всех национальностей края. «Поддержать приднестровцев в бою» – как пел российской бард, приехали казаки со всей России, добровольцы из стран бывшего СССР и даже украинские националисты. Парадоксальным подтверждением цивилизационного (а не межнационального) характера конфликта может служить и следующий факт: молдавской армией атаковавшей Бендеры командовал русский по национальности генерал Карасев, в всеми вооруженными формированиями Приднестровья на тот момент командовал румын по национальности – Стефан Флорович Кицак.

 

Защищая Приднестровскую Молдавскую Республику, погибло 408 приднестровцев, из них: 169 русских, 122 украинца, 75 молдаван, 15 болгар, 6 белорусов, по 3 татарина, 3 еврея, 2 гагауза, 2 немца и 2 поляка, а также — венгр, грек, грузин, казах, калмык, литовец, мариец, чех и чуваш.

 

Официальные власти России того времени, несмотря на то, что мы обращались к Москве с просьбой рассудить нас и признать наш выбор, Приднестровье не поддержали. Однако, была определенная доля везения для нас в том, что в 1992 году из Приднестровья еще не полностью была выведена 14-ая российская армия. Войну в Приднестровье, без разрешения Москвы, остановил генерал Александр Иванович Лебедь – новый командующий 14-ой армией. Таким образом, к и без того крепким связям и чувствам между приднестровцами и россиянами добавилось чувство благодарности за спасение.

 

Неизменная ориентация Приднестровья на Россию базируется не только на более чем двухсотлетней совместной жизнью в составе одного государства, а также в том, что Россия, как и Приднестровье многонациональное государство.

 

Сейчас мы наблюдаем процесс строительства мононациональных государств на постсоветском пространстве: Украина для украинцев, Прибалтика для прибалтов, Узбекистан для узбеков, Молдова для молдаван (или румын, они сами еще не определились) и т.д. В такой ситуации приднестровский феномен, т.е. государство строящееся на исключительно интернациональной региональной идентичности выглядит странно и не находит понимания в глазах соседей. Над этим океаном национализма возвышается Россия, также объединяющая все народы на своей территории в единую общность россиян…

 

Андрей Чорба

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1