Новый президент США: кто комфортнее для России? Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 20 мая 2016, 15:30

 

Большая часть российских экспертов, наблюдателей и даже обычных граждан, у которых избирательная кампания США вызывает интерес не меньший, чем Олимпиада или чемпионат мира по футболу, в ходе нынешней президентской гонки симпатизируют Дональду Трампу. Это неудивительно.

 

Новый президент США: кто комфортнее для России?

 

Во-первых, Хиллари Клинтон — дама слишком неприятная во всех отношениях. Во-вторых, её негативное до отвращения отношение к России широко известно. В-третьих, Трамп — эпатажный парень, сражающийся с традиционной американской элитой. А кто же в этом мире любит традиционную американскую элиту? В общем, россияне безоговорочно отдают приз зрительских симпатий Дональду Трампу.

 

Следует признать, что Дональд Трамп может стать для Америки лучшим президентом, чем Хиллари Клинтон. По крайней мере, республиканец — это шанс. В то время как демократ — гарантированное ускоренное продолжение нынешнего увядания американской гегемонии.

 

Но россияне, симпатизирующие Трампу, надеются, что он будет лучшим американским президентом и для России. А вот это уже проблематично. Я бы и вовсе назвал такие надежды необоснованными и, если бы нам было позволено голосовать на американских выборах, осознанно отдал бы свой голос за экс-госсекретаря и супругу 42-го президента США.

 

Руководствуюсь я следующими соображениями.

 

Во-первых, исторически политика республиканцев всегда была более манёвренной и менее догматичной. Даже объявивший СССР «империей зла» Рейган быстро сообразил, какие преимущества даёт Вашингтону горбачёвская версия разрядки, и стал лучшим другом Советского Союза. Его преемник, республиканец Джордж Буш-старший, и вовсе активно агитировал против развала СССР. Он даже специально заехал в своё время в Киев, чтобы убедить стремящиеся к суверенитету украинские элиты, что в Союзе им будет слаще есть и мягче спать.

 

Сороковой и сорок первый президенты США не были альтруистами. Просто они мыслили менее прямолинейно, чем демократы, и знали, что прямой путь к цели не является самым коротким. В рамках теории непрямых действий они стремились задушить СССР в объятиях, и у них почти получилось. Причём распад Союза им был действительно не нужен. Они хотели его всего лишь обессилить и низвести до позиции младшего партнёра, таскающего каштаны из огня для американской гегемонии даже более эффективно, чем ЕС.

 

Это была красивая операция, которая должна была привести к чистой победе США с наименьшими затратами. Даже распад СССР усложнял её, но не опровергал — просто душить в объятиях необходимо было уже Россию.

 

Но потом пришли демократы в лице семейства Клинтон, и всё испортили. Они бросились столбить за собой с виду важные, но в реальности стратегически не имеющие никакого значения территории (в частности, в Югославии). Заодно и на постсоветском пространстве всё заметнее начала проводиться политика сдерживания России.

 

Москва насторожилась, первоначально лояльное к США общественное мнение в России диаметрально изменилось. Шанс был упущен, и США вступили в изматывающую гонку за сохранение собственной гегемонии, которая к настоящему времени растянула их боевые порядки и пожрала практически все свободные ресурсы, заодно позволив России сконцентрироваться, консолидироваться и перейти в контрнаступление.

 

Демократическая администрация Обамы декларировала осознание необходимости существенных реформ. Лауреат Нобелевской премии мира действительно сделал попытку порвать с проклятым прошлым, свернуть военную активность по всему миру, уйти от конфронтации с Россией и Китаем и сконцентрироваться на внутренних проблемах США.

 

У него не вышло в силу нескольких причин.

 

Во-первых, он лично оказался не готов к отправлению президентской должности. Обама больше произносил зажигательные речи, чем реализовывал свои же идеи.

 

Во-вторых, плохо разбираясь во внешней политике, он попытался сконцентрироваться на своих внутриполитических реформах (необходимых, но недостаточных), отдав внешнюю политику в руки тех же людей, которые реализовывали концепцию глобального «пешкоедства» при Клинтоне, пренебрегая стратегическими интересами США.

 

В-третьих, ко времени президентства Обамы США так далеко продвинулись в реализации концепции силового подавления всех потенциальных внешнеполитических оппонентов. Они так долго исповедовали тактику «всё захватить, ничего не потерять», что без единой железной руководящей воли, реализующей альтернативную комплексную концепцию, ни военные, ни политики, ни дипломаты были не способны вырваться из порочного круга решений, неизбежность которых продиктована предыдущими решениями.

 

В результате Обама оказался заложником той же гибельной для США клинтоновской внешней политики, которую реализовывали до него сам Клинтон и республиканская администрация Буша-младшего. При последнем неспособность Вашингтона подавить всех оппонентов силой стала уже очевидна, но Буш-младший также не имел ни опыта, ни воли, достаточных для того, чтобы резко развернуть государственный корабль. Кроме того, большую часть срока Буша-младшего США пребывали в эйфории от своих формальных внешнеполитических побед (Ирак, Афганистан) и движение по инерции не вызывало существенного беспокойства ни у кого, кроме небольшого количества узких специалистов.

 

В общем, заданная Клинтонами и продержавшаяся в качестве основной в течение шести президентских сроков трёх президентов внешнеполитическая парадигма не позволила США додавить СССР/Россию наименее затратным и наиболее эффективным способом. Она же привела к надрыву самих США, ресурсная база которых перестала соответствовать задачам глобального доминирования.

 

Сегодня перед элитами Вашингтона вновь стоит необходимость выбора. Можно тупо продолжать ту же политику силового давления, надеясь на то, что противник сломается раньше, чем иссякнут силы США. В принципе, сегодня это уже надежда на чудо, вроде переворота 1917 года, который вывел Россию из Первой мировой войны и на полтора года отложил крах Германии. Сторонницей этой линии является Хиллари Клинтон.

 

Мы понимаем, что и как она будет делать. Мы понимаем, что нам придётся столкнуться с истериками, попытками давления, откровенным хамством и неприкрытой угрозой войны. Но мы понимаем также, что не Хиллари будет решать, нажать ли кнопку. А те люди, которые будут решать, значительно более уравновешены.

 

В общем, имея дело с Хиллари, мы имеем дело с неприятным, но предсказуемым и просчитываемым противником, который дальше будет вести США по пути ресурсного надрыва.

 

Трамп — не Буш-младший. Это — средоточие всех сильных сторон республиканской политики. Он не более чем Хиллари обременен моральными нормами. Но он более гибок и, кроме тупого прямолинейного давления, видит иные пути решения американской проблемы. В первую очередь, Дональд Трамп понимает, что без стабилизации экономики и финансовой системы США все претензии на мировую гегемонию — не более чем благие пожелания, а США рискуют быстро превратиться в «Верхнюю Вольту с ракетами».

 

При этом надо понимать, что Трамп — не одиночка. Он, конечно выступает против традиционного республиканского истеблишмента, но это не значит, что он не пользуется поддержкой влиятельных закулисных кругов, которые осознали гибельность клинтоновской политики и хотели бы подойти к делу более творчески. Без мощной поддержки, учитывая подконтрольность американских СМИ партийным элитам, Трамп просто не получил бы трибуну. И всех его миллиардов не хватило бы для серьёзной кампании.

 

Можно предполагать, что Трамп попытается предложить США нечто вроде той политики, которую реализовывал Путин в России.

 

Во-первых, приемлемый внешнеполитический компромисс. США снижают активность на основных конфликтных площадках, при условии сохранения лица.

 

Во-вторых, концентрация на внутренних проблемах. То есть жёсткие реформы, ведущие к болезненному, но решительному восстановлению финансовой и экономической систем, в том числе и за счёт внешнего мира (возможность дефолта США Трамп уже допустил).

 

В-третьих, игра на противоречиях оставшихся крупных игроков, которых в условиях снижения международной активности США будет легче стравливать между собой, так как необходимость защиты от общей опасности, исходящей от Вашингтона, исчезнет, а противоречия друг с другом обострятся.

 

США сейчас пребывают в очень тяжёлом состоянии. Не факт, что реформы Трампа их спасут. Не факт, что Трампу позволят их провести. Но Трамп — шанс США на возрождение, после чего можно будет вернуться к активной агрессивной внешней политике в более благоприятных условиях.

 

А вот Хиллари Клинтон — гарантия пути Вашингтона в бездну. И после неё Америку уже никакой Трамп не спасёт.

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1