Судейский бунт или отчаяние обречённых? Александр Москаль

Дата публикации: 17 Май 2016, 07:44

 

Если исходить из теории, то судебный спор является состязанием двух сторон, обвинения и защиты. А судья, человек независимый и непредвзятый, должен решить, какая из сторон привела более убедительные доказательства, и на основании законов принять справедливое решение. Но это теоретически, в идеале. Такая модель, как шутят физики, «описывает свойства сферического коня в вакууме». Реалии, особенно нынешние украинские, далеки от идеала.

 

Конституция Украины

 

Трудно посчитать, сколько раз реформировалась украинская судебная система. По сути, каждый президент брался реформировать всё, что касается судопроизводства. А то и не единожды. Суды делились и объединялись по территориальной юрисдикции, субъектности, специализации. Менялись правила назначения и снятия судей, их права, процессуальные нормы. А если к этому добавить ближайших «партнёров» судей — прокуроров, от которых порой в огромной мере зависит вся система правосудия, то и вовсе легко запутаться в истории украинского судебного реформирования.

 

После февральского 2014 года госпереворота «кадры майдана» начали бескомпромиссную борьбу с «кадрами Януковича», объявив всех, кто занимал при этом президенте любые должности, врагами народа и коррупционерами. Ради того чтобы протолкнуть во власть побольше своих людей, был даже принят соответствующий закон о люстрации, запрещающий этим людям занимать любые государственные должности. И в первую очередь удар пришёлся по судьям, выносившим обвинительные приговоры в отношении преступников, осуществлявших вооружённый государственный переворот и совершавших преступления под видом «борьбы с кровавым тираном».

 

Ещё одна фишка путчистов – обвинение всех, кто работал во время правления Януковича, в коррупции. Коррупционеры, мол, «прислужники кровавой тирании», не могут быть не взяточниками просто потому, что такого не может быть никогда. И снова первыми под удар попали и продолжают попадать все, кто связан с системой правосудия: милиция, суды, прокуратура.

 

Правда, власть столкнулась с огромной проблемой: где взять десятки тысяч новых милиционеров, судей, прокуроров взамен тех, кто «запятнал» себя наличием записи в трудовой книжке о службе в период с 25 февраля 2010 по 22 февраля 2014 г.

 

С милицией поступили предельно просто: её переименовали в полицию, начали увольнять опытных работников, меняя их на людей без юридического образования (а подчас и вовсе без образования), физической и специальной подготовки, умения работать с документами, порой имеющих судимости, но соответствующих неким «стандартам эстетического восприятия». Итогом стало просто катастрофическое, двукратное падение раскрываемости преступлений, которое на фоне роста преступности в два-три раза превратило Украину в рай для криминалитета.

 

Если в прежние годы система украинской прокуратуры не блистала чистотой рук, то после переворота её коррумпированность просто зашкалила. Дело дошло до того, что в антикоррупционную войну с прокурорскими работниками включился наивысший орган власти Украины – посольство США в Киеве. Война американского посольства против Генеральной прокуратуры Украины закончилась полной победой Госдепартамента США: неугодный генпрокурор Виктор Шокин был отправлен в отставку, а вместо него был назначен Юрий Луценко, несколько лет назад осуждённый за кражу государственной собственности и помилованный «кровавым тираном» Януковичем. Напоминаем: помилование возможно лишь в случае, если осуждённый полностью признал свою вину и раскаялся. Ради этого назначения даже был принят специальный закон, разрешающий назначать генеральным прокурором человека, не имеющего высшего юридического образования.

 

Пока на Украине и в американском Госдепартаменте с замиранием сердца следили за перипетиями генпрокуратуриады и слушали заявление Луценко о том, что он отдаёт украинскую генеральную прокуратуру под внешнее управление Федерального бюро расследований США, из поля зрения как-то выпали суды. Причём целый ряд решений судебной власти реально граничат с настоящим судейским бунтом.

 

После 1991 года украинские суды чётко колебались вместе с колебаниями киевской власти. А если конкретнее, то, несмотря на их декларируемую независимость, послушно выполняли политические заказы, поступавшие с Банковой. При Кравчуке боролись с коммунистами, при Кучме с проамерикански настроенными оппозиционерами, при Ющенко с «регионалами», при Януковиче с посторанжевыми.

 

Первое время после вооружённого госпереворота и начала карательной операции в Донбассе тоже всё пошло по накатанному сценарию: послушно осуждались по сфабрикованным обвинениям «сепаратисты», «террористы» и «агенты Кремля». Но вскоре отработанная система политзаказа начала давать сбой. Неожиданно для всех в судах начали разваливаться топорно сработанные дела против «врагов нации». Службе безопасности Украины из-за этого даже пришлось перейти к практике похищения людей, содержания их в тайных тюрьмах или в качестве неучтённых узников, а также внесудебных расправ.

 

Но в судебных делах куда более серьёзными являются два прецедента, которые полностью перечёркивают все пропагандистские усилия официального Киева. Сначала Заречный районный суд в Сумах, рассматривая дело бывшего сотрудника СБУ, обвинённого в сотрудничестве с республиками Донбасса, отказался признать ДНР и ЛНР террористическими организациями. В решении суда сказано: «Ни одним нормативно-правовым актом не определено списка организаций Донецкой или Луганской областей, которые бы были признаны террористическими хотя бы одним государством или международной организацией, также отсутствуют решения международной судебной инстанции или окончательные решения Высшего суда Украины про признание «ДНР» или «ЛНР» террористическими организациями, которые бы имели преюдициальное значение».  Т.е. решения, обязующие суды принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица. И при объективности судей у многих обвиняемых в «террористической деятельности» появилась возможность закончить судебное разбирательство в пользу для себя.

 

Второе решение суда ещё более радикальное. Перефразируя известный афоризм из кинокомедии, судьи взбунтовались – агрессия ненастоящая. 12 мая 2016 года после двух лет рассмотрения Шевченковский суд Киева отказался признать факт вооружённой агрессии России против Украины. Чем, по сути, объявил лжецом Петра Порошенко, едва ли не ежедневно упоминающего с каждой подвернувшейся ему трибуны о «российских агрессорах» и «победах над российскими оккупантами».

 

Вряд ли из упомянутого следует вывод, что у судей проснулась совесть и они дружно выступили против нынешней власти. Во-первых, развал многих судебных исков СБУ против «сепаратистов» и «террористов» объясняется общим падением квалификации сотрудников СБУ. Чистка неблагонадёжных и массовая замена профессионалов «идеологически выдержанными» неонацистами из карательных батальонов не могла не отразиться на качестве производимых ими документов и строгом исполнении юридических процедур. Во-вторых, только «кадры майдана» считают, что среди судей не могло быть честных людей.

 

В то же время нельзя исключить и того, что кое-кого из судей возмутило свинское, хамское отношение к ним представителей новой власти и «героев революции». Это в физике сила противодействия равна силе действия, а в психологии она нередко во много раз превышает первоначальное воздействие. Не следует забывать и про цеховую солидарность. Директор департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции Татьяна Козаченко на днях пожаловалась, что её ведомству за два года так и не удалось уволить ни одного судью, подлежащего люстрации, поскольку все они восстанавливаются на работе… через суд.

 

И ещё один фактор, который может играть свою роль. Посольство США уже объявило, что после завершения прокурорской эпопеи он займётся переделкой украинской судебной системы под свои запросы. Если мы всё-таки имеем дело с судейским бунтом, то уж, скорее, с бунтом судей, обречённых на «реформирование» по сценарию милицейских «реформ».

 

Интересно, судей тоже будут отбирать по экстерьеру вместо юридических знаний и профессионализма?

 

Александр Москаль

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
konstytucia-ua


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1