Дополнительный контингент войск у границ России нужен НАТО не для обороны

Дата публикации: 17 мая 2016, 08:45

 

На предстоящем в июле саммите НАТО в Варшаве будет утверждена концепция размещения в Восточной и Южной Европе дополнительного контингента войск в рамках операции «Острие копья». Пять элитных батальонов должны стать группой быстрого реагирования и психологическим фактором сдерживания противника – России, но даже американцы признают, что речь идет о фикции.

 

План захвата СССР Германией "Барбаросса"

 

По идее, эти пять многонациональных батальонов снимут страхи некоторых стран региона относительно «российской агрессии» и частично легитимизируют присутствие новой высокотехнологичной американской системы ПРО. Однако американские эксперты отмечают бессмысленность и бесполезность этого плана. Просто в силу того, что «силы сверхбыстрого реагирования» по определению нежизнеспособны, не потянут «сверхбыстрое развертывание» и обеспечить чью-либо безопасность не могут. Эта военная группировка порождение старой концепции «обороны через угрозу», которая опирается на древнее представление о том, что пара американских солдат должна самим фактом своего присутствия остановить полчища варваров (когда-то коммунистических, теперь российских). Но в НАТО действительно считают, что растянутые по фронту в почти две тысячи километров пять тысяч солдат (из которых американцев от силы тысяча) станут эффективным орудием немедленного реагирования. Польский генерал Кшиштоф Круль, правда, оговаривается, что эта группировка все-таки формируется в основном для борьбы с «внутренними беспорядками» по статье 4-й устава НАТО. То есть, на случай, когда внутренние волнения перерастают в опасный конфликт.

 

 

Кому-то надо

 

Сейчас в стратегическом командовании сложилась необычная ситуация: впервые в истории альянса в НАТО стали доминировать представители Восточной Европы. Непосредственный начальник генерала Кроля – чешский генерал Петр Павел (Петр – имя, Павел – фамилия), бывший спецназовец с советским образованием, служивший командиром диверсионных групп в Чехословакии, а затем в Чехии и реально отличившийся в нескольких очень опасных и технологически сложных операциях в Хорватии. Он лично командовал операцией по спасению 50 французских солдат, застрявших между сербами и хорватами без шанса на выживание. Но его личные качества, как и личные качества Кшиштофа Круля, не гарантируют выживание заново создаваемой армейской группировки, которую лоббировали как раз страны Восточной Европы.

 

Общее командование Сил быстрого реагирования НАТО (NATO Response force – NRF) принадлежит Верховному Главнокомандующего ОВС НАТО в Европе (ВГК ОВС НАТО в Европе — Supreme Allied Commander Europe, SACEUR). Страсть альянса к сложносочиненным англоязычным аббревиатурам – страшный сон переводчика, и профильные российские ведомства вынуждены раз в год переиздавать объемные словари всего этого новояза, но речь не об этом. Два штаба объединенных сил НАТО, базирующиеся в нидерландском Брюнсюме и итальянском Неаполе, это и есть оперативное командование NRF, функционируемое на основе ежегодной ротации. Ее требует формат содействия стран-членов и партнеров для обеспечения стандартов, необходимых для оборонительных и экспедиционных операций. В результате участию в работе NRF предшествует шестимесячная программа учений НАТО в целях интеграции и унификации различных национальных контингентов. В целом страны продолжают предтренировочный период от полугода до полутора лет прежде чем предоставят свои подразделения в Силы NRF.

 

Иными словами, все это хозяйство требует проведения многочисленных учений на территории стран, предоставляющих свои контингенты в войска немедленного реагирования. Отчасти этим и объясняется волна внешне немотивированных и в практическом плане бессмысленных «мини», а то и «микро» учений с привлечением игрушечных солдатиков их карликовых стран, как, например, Грузии сейчас, а пару недель назад – Эстонии. В Брюнсюме и Неаполе то ли всерьез полагают, что такого рода пятидневные «учения» повысят боеготовность ста грузинских «ртвели-рейнджеров» и пятидесяти эстонских хуторян, то ли отрабатывает бюрократический «план мероприятий» для галочки, чем до зубной боли напоминают Советскую Армию времен маршала Соколова.

 

Фокус в том, что США не готовы к размещению в Европе дополнительных воинских контингентов – на это банально нет войск. Американская армия просто закончилась, хотя это и звучит странно, и активное привлечение ЧВК связано как раз с недостатком активных сил (в первую очередь, сухопутных войск), а не с конспирологическими соображениями. В Пентагоне в последнее время разгорелась нешуточная «война идей» между сторонниками физического увеличения численности сухопутных войск и приверженцами технологической модернизации. Это отдельная дискуссионная тема, главное, что в данный момент армия США не готова привлекать новые силы для создания относительно дееспособной группы быстрого реагирования в Восточной и Южной Европе. Кроме того, некоторые крупные европейские страны (Германия, Испания) не хотели бы увеличения численности американского контингента на своей территории, хотя не всегда высказывают это открыто. При этом сторонники обеих «идейных» группировок в сухопутных войсках США, включая четырёхзвездных генералов, дружно нападают на Ангелу Меркель, не стесняясь в выражениях. Этим особенно отличался Филипп Бридлав до того, как покинул пост командующего войсками в Европе.

 

Теперь каким-то образом надо набрать 30 000 человек оперативного контингента (это не только пехота, а вообще всё, включая флот и авиацию), а их нет. Американцы – не подмога, им бы гарнизоны в Ираке сохранить. Англичане, может, и хотели бы, но Германия не допустит реинкарнации Рейнской армии ни в каком виде. При этом из этих тридцати тысяч надо выделить пять тысяч «неприкасаемых» — ту самую Объединенную оперативную группу повышенной готовности (VJTF), которую можно развернуть в течение нескольких дней. Она будет состоять из многонациональной бригады — до пяти батальонов при поддержке авиации, морских и специальных сил. Некоторые подразделения будут готовы выдвинуться в течение двух-трех дней при первых признаках угрозы, выступая тем самым в качестве потенциального сдерживающего фактора для дальнейшей эскалации. Быстрое прибытие этого небольшого, но боеспособного военного подразделения пошлет ясный сигнал любому потенциальному агрессору: «любая попытка нарушить суверенитет одной страны НАТО приведет к военному участию всех 28 стран НАТО». Быстрое время реагирования VJTF — это то, что должно отличать ее от других компонентов NRF.

 

 

Сыр и пряник

 

Самое время вспомнить про Грузию и Эстонию. Грузия в НАТО не входит и не войдет никогда, но сто ее бойцов можно послать в Ирак или грозить ими главному противнику – России. Да, нужно перестать играть в словоформы и четко понимать, что вся эта система направлена исключительно против нас, других потенциальных противников у НАТО в Европе нет – и не будет. Таким образом, после июньского саммита НАТО в Варшаве эти пять батальонов должны если уж не сдерживать российскую армию в конвенционном конфликте, то хотя бы «послать очень ясный сигнал» за два-три дня при подлетном времени «Искандеров» до 15 минут, а фронтовых бомбардировщиков – до 20 минут. Не удивительно, что озабоченные вопросами потерь американцы дополнительно хотели бы переложить эту почетную задачу на плечи прибалтов, поляков и румын.

 

Предстоящий саммит НАТО в Варшаве – явление знаковое. В Москве его воспринимают всерьез, к нему готовятся. Заранее понятно, что никакие «дорожные карты» и учения в Вазиани не приблизят Грузию к вхождению в НАТО, но варшавский саммит значительно улучшил культурные связи грузинской народа с россиянами.

 

На разных уровнях были даны отмашки на проведения в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Владикавказе гастролей грузинских фольклорных и эстрадных представителей, политически порой весьма сомнительных. В рейтинговых шоу на федеральных каналах вдруг появился Вахтанг Кикабидзе, в последние годы активно противостоящего «северным варварам», что привело и к скачкам на Майдане, и к частичной потере ресторанного бизнеса в Москве. Теперь же, посредством голубого экрана он вновь признается в любви к русскому народу вместе с Нани Брегвадзе. В Москве с аншлагом встречают «Трио Мандили» — смешных хевсурских девчонок, еще несколько месяцев назад выступавших на том же самом Майдане. Разве что в Северной Осетии гастроли тбилисских танцевальных коллективов вызвали всплеск негодования, дошедший до физических протестов. Все эти мероприятия проводятся в рамках политики культурного «пряника», как и некоторые высказывания первых лиц России в адрес Грузии. «Кнутом» же было перевооружение югоосетинской военной базы с «Точек» на «Искандеры» и с Т-72 на Т-90.

 

Продолжаться все будет вплоть до последнего дня варшавского саммита, после чего «месячник грузинской культуры» свернут. То же самое случится с поляками, румынами и прибалтами.

 

Удивительно, но факт: США и НАТО еще ни разу не проявили себя верными союзниками и защитниками кого-нибудь в Европе, в то время как Россия открыто доказала свою приверженность дружеским и партнерским отношениям, подчас – в ущерб собственным экономическим интересам. Странно, что этого в принципе можно не понимать и рассуждать даже о теоретической возможности «ухода» России из Восточной Европы или с Кавказа.

 

НАТО же умудрилось в короткие сроки водрузить на систему из пяти батальонов огромную бюрократическую и управленческую структуру. Конкретно так называемому «быстрому развертыванию» VJTF будут способствовать малые командования и управления по регистрации объектов, называемые Подразделениями по интеграции сил НАТО (NFIU). В качестве первоначального шага NFIU создаются в Болгарии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше и Румынии, а работать будут вахтовым методом и в связке с принимающими странами для выявления материально-технических сетей, транспортных узлов и инфраструктуры поддержки, чтобы дать Силам высокой готовности НАТО возможность развернуться в регионе назначения как можно быстрее. С помощью NFIU некоторые подразделения VJTF будут способны выдвигаться за два дня, при этом основная часть будет готова к переброске менее чем за семь дней. «Стоять, бояться!»

 

Фактически для успокоения беспокойных умов в Восточной Европе создается мыльный пузырь, не способный эффективно поддерживать оборону в течение двух часов, но состоящий из множества мелких штабов. Еще два года назад эта идея вообще не предусматривала войск быстрого развертывания, а состояла из штабов, в которых находились бы англоязычные офицеры, быстро передающие приказы местным войскам. Знают ли эти офицеры эстонский или болгарский – уже не важно, но выглядело все это разумно, ибо сокращало время принятия решения на местном уровне. Сейчас же система утяжелилась в разы и вызывает только недоуменные вопросы.

 

Участие немногочисленных американских солдат и офицеров в этих силах сверхбыстрого реагирования выглядит не только символическим жестом, но и карикатурой. Пресловутые пять танков в Эстонии – материал для сатирических зарисовок или героических комиксов (для эстонского потребления), а не дееспособное подразделение. Причем, как раз прибалтам стоило бы всерьез призадуматься, насколько реальна вся эта помощь, раз уж они так искренне верят в миф о «российской угрозе». Умирать за красоты парка Кадриорг парни из Небраски не готовы по определению, а отводить буферным странам Восточной Европы роль приманки – это очень по-американски. Роль сыра в мышеловке не так уж почетна, тем более, что сыр все равно съедят, а дальше – как получится.

 

Евгений Крутиков

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1