«Европа регионов» признает Крым в обход Брюсселя. Василий Ваньков

   Дата публикации: 16 мая 2016, 19:15

 

Парламент Венеции поддержит воссоединение полуострова с Россией

 

Венецианская маска

 

18 мая региональный парламент Венеции (область Венето) рассмотрит резолюцию о признании Крыма частью России. Инициаторами внесения документа стали 25 парламентариев, включая руководителей фракций законодательного органа Никола Финко («Лига Севера», движение, выступающее за автономию северных, наиболее развитых провинций Италии), Сильвиа Ризотто («Список Дзайя») и Массимилиано Баризон («Вперед, Италия!», партия, основанная Сильвио Берлускони).

 

Депутаты венецианского парламента назвали «дискриминационной и несправедливой с точки зрения принципов международного права» политику Евросоюза в отношении российского полуострова. Они также выступили за «немедленное снятие антироссийских санкций ЕС». Высший законодательный орган Венеции намерен обратиться к европейскому правительству и всем странам с призывом снять экономические меры с России как можно быстрее.

 

Можно предположить, что готовящееся решение не в последнюю очередь обусловлено историческими связями бывшей Венецианской республики и крымских народов. Первые венецианские торговые фактории появились в Крыму около 1204 г., вблизи Судака, известного тогда как Сугдея или Солдайя. Стоит отметить, что никаких мифических «укров», претендующих сегодня на «возвращение части исконной территории», в указанном месте в то время обнаружено не было.

 

Однако куда более значимую роль имеет экономическая подоплёка. По данным парламентариев, убытки Венето от введения антироссийских санкций и принятия ответных мер в последние полтора года составили более 700 млн евро. Что, впрочем, неудивительно — речь идёт об одном из самых развитых регионов страны. Ещё больше пострадали соседние Ломбардия (около 1,18 млрд евро), Эмилия-Романья (771 млн евро), то есть северные области, генерирующие экспортные потоки с высокой добавленной стоимостью.

 

Итальянские парламентарии осудили недавнее заявление соотечественницы г-жи Могерини, которая в качестве статусного евробюрократа (верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности в Еврокомиссии) осудила действия России, несмотря на то, что принцип самоопределения народов закреплен в уставе ООН.

 

В свою очередь, вице-премьер крымского правительства Дмитрий Полонский полагает, что «с Венеции и начнется волна официальных признаний Крыма». «Давно было понятно, что рано или поздно начнется отрезвление от всей этой антироссийской и антикрымской истерии, тем более, что за последние два года представители многих западных стран побывали в Крыму, знают обстановку в республике, понимают причины референдума и чувствуют настроения крымчан…», — отметил министр внутренней политики, информации и связи Крыма.

 

Таким образом, можно констатировать, что наиболее здравомыслящей и прагматично настроенной частью Европы по отношению к признанию территориальной принадлежности Крыма к России выступают не намертво прошитая США евроатлантическими скрепами коммунарная Европа (НАТО, институты ЕС), а отдельные территории Евросоюза (т.н. «Европа регионов»), которые только и сохраняют дух этого объединения, выраженный полузабытым ныне слоганом «единство в многообразии».

 

По мнению старшего научного сотрудника Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко, позиция депутатов области Венето в свете общеевропейских санкций приобретает большое значение.

 

— В последние 20 лет Европа находилась в состоянии жёсткой блоковой дисциплины. Её диктовали США и Брюссель. До 2015 года Еврокомиссию (основной рабочий орган ЕС) возглавлял Жозе Мануэл Баррозу. Это была креатура Великобритании. Баррозу придерживался твёрдой евроатлантической линии. Любопытно, что предшественницей Федерики Могерини на посту верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности была англичанка Кэтрин Эштон.

 

Так что, несмотря на санкции, в органах ЕС сейчас больше представлена линия «европеизма».

 

— В чём она заключается?

 

— Эти люди, безусловно, ограничены должностными рамками (как говорится, положение обязывает), но они более склонны к тому, чтобы Европа действовала самостоятельно. После недавней встречи «нормандской четвёрки» глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер признал, что противодействие внутри ЕС против продления антироссийских санкций возросло.

 

— Добавив, что Берлин, Париж и Лондон будут продолжать гнуть эту линию… Буквально: «Мы должны будем приложить усилия для достижения единой позиции».

 

— Очевидно, что антироссийские санкции имеют внешнее происхождение. Как известно, их инициировал президент США Барак Обама, использовав в качестве трибуны подготовку к встрече G8. Но для Европы эти ограничения противоестественны. Поскольку ЕС всегда декларировал принципы свободы торговли и самостоятельности во внешней политике.

 

Кстати говоря, помимо коллективных отношений с Россией, всегда развивались двусторонние связи. Теперь они, получается, находятся под запретом. Что приводит к экономическим потерям, к общей нестабильности и конфронтации. Отсюда недовольство региональных органов власти. Это обусловлено еще и тем, что местным партиям и движениям не надо прислушиваться к окрикам из Брюсселя, демонстрировать евроатлантическую солидарность.

 

В этом плане жители, условно говоря, «Европы регионов», где сильны настроения в пользу реализации права нации на самоопределение, симпатизируют волеизъявлению крымчан. Это и Каталония, и Страна Басков и другие регионы. Тем более, что Евросоюз сам легимизировал это право, когда создавал Косово, причем с действительно грубым нарушением демократических процедур. По крайней мере, этот край отделился от Сербии после натовской интервенции и в результате решения парламента, а не в ходе общенародного плебисцита.

 

— Насколько я понимаю, решения национальных или, тем более, региональных законодателей, не выступают императивом не то что для брюссельской, но даже для национальной бюрократии. Тогда какое это может иметь значение для России?

 

— Я бы сказал так: подобные решения создают поле для манёвра для политиков. Тот же премьер Италии Маттео Ренци может ссылаться на голосование парламента Венето как на аргумент в ходе обсуждения целесообразности продления антироссийских санкций. Дескать, в Италии есть разные точки зрения на этот счёт. Соответственно, представитель этой страны имеет право, по меньшей мере, воздержаться от голосования. Точно также депутаты французского парламента проголосовали в апреле за отмену санкций в отношении России.

 

 — Насколько крымский вопрос увязан на Западе с украинским урегулированием?

 

— На этот счёт есть разные подходы. Часть политиков рассматривают это как отдельные темы. Другие (в первую очередь, находящиеся под жёстким влиянием США) хотели бы соединить их вместе. На днях в Румынии был торжественно развернут один из элементов американской ПРО в Европе. Вашингтон «обосновал» это нестабильностью на Украине. Так что увязать можно всё, что угодно. Не случайно, представители российского МИД назвали это поведение шулерским.

 

— Одно время либеральные круги в России и на Западе предлагали «переголосовать» крымский референдум. Что за этим стоит?

 

— Это ставит под сомнение волеизъявление 97% крымчан. С таким же успехом мы можем поставить вопрос о законности процедуры подписания Декларации о независимости бывших колоний Великобритании, а ныне США. Дескать, было бы неплохо в присутствии «прогрессивной общественности» провести перебаллотировку на предмет её демократичности. Под аналогичным углом зрения можно рассмотреть любое историческое событие.

 

— Судя по нынешним отношениям между Великобританией и США, вечных «камней раздора» не существует?

 

— Политика — весьма подвижная материя. В 2017 году в Германии пройдут парламентские выборы, президентские — во Франции, в этом году американцы изберут нового главу государства. Не исключено, что к власти придут политики с новыми идеями. Не думаю, что крымский вопрос станет тем камнем, о который стороны будут всё время спотыкаться. По мере того, как будут взрослеть западные политики, они будут двигаться в сторону здравомыслия в вопросе о признании российской принадлежности Крыма.

 

Руководитель Центра внешней политики России Института экономики РАН Борис Шмелев согласен, что сама постановка вопроса о признании российской принадлежности крымского полуострова свидетельствует об усилении позиции тех политиков в Европе, которые выступают за необходимость нормализации отношений с Россией.

 

— Вместе с тем, политическую дисциплину в рамках ЕС никто не отменял (не говоря уже о членах НАТО). Плюс оказывается давление со стороны США. В конце апреля состоялась встреча лидеров четырёх крупнейших европейских государств с Бараком Обамой. На которой было принято решение проводить скоординированную политику в плане антироссийских санкций.

 

Уже не говоря о той бескомпромиссной позиции, которую занимают Великобритания, Польша, страны Балтии и Скандинавии.

 

С другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов и второй пророссийский эшелон. С течением времени количество перейдёт в качество, но это произойдёт нескоро. Так что, по моему мнению, в ближайшие несколько лет России придётся жить в условиях санкций и конфронтации с Западом. Как мне представляется, Москве удаётся приспосабливаться к новым международным реалиям.

 

— В связи с миграционным кризисом и усилением позиций евроскептиков политическая турбулетность и центробежные тенденции в Европе растут на глазах. Москва могла бы этим воспользоваться?

 

— Да, мы знаем, что в целом ряде регионов (Каталонии, Стране Басков, в Северной Италии) накапливаются протестные настроения. И всё-таки, на сегодняшний день «Европа регионов» это, скорее, миф, чем реальность. Это перспектива отдалённого будущего. Напротив, налицо стремление правительств установить более жёсткий контроль над своими территориями, не позволяя им играть более значительную роль в определении внешней политики. Мы видим это на примере Великобритании, Бельгии, Испании, Италии.

 

На мой взгляд, многое решает экономика. РФ в 2013 году занимала 8-е место в списке итальянских торговых партнеров, а в 2015 году спустилась на 13-е месте. Согласитесь, если бы наш экономический потенциал был равен США, Германии или Китаю, ситуация выглядела бы гораздо драматичнее. Тогда бы европейцы даже не пытались вводить санкции. Допустим, если бы на кону стояло падение экспорта не на 7,1 млрд евро, а на 50 млрд евро.

 

А пока политику в Европе определяют те силы, в картину мира которых современная Россия не вписывается.

 

Да, существует трансграничное сотрудничество в Европе, но оно не вылилось в появление новой политической реальности. В частности, не созданы внутрирегиональные политические структуры, которые бы контролировали развитие соседних экономик. Есть «Вышеградская группа», но это, всё-таки, межгосударственное объединение, а не межрегиональное.

 

И не стоит рассчитывать на то, что санкции снимут в случае украинского урегулирования. Высшие представители евробюрократии чётко дают понять, что нормализация отношений с РФ возможна только после «возвращения» Крыма Украине.

 

— То есть, никогда?

 

— Нет, конечно. Всё меняется. Войдёт, допустим Трамп в Белый дом, он много чего наговорил. Что от него ждать? Есть такой принцип — «никогда не говори никогда». Пока о полном снятии противоречий мечтать не приходится. Тем более, при формировании бюджета США на 2017 год внесено предложение о выделении 500 млн. долларов на оказание военной помощи Киеву, включая поставки летального оружия. Если это произойдёт, то на многие годы вперёд предопределит перспективы отношений между Россией и Западом.

 

Василий Ваньков

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1