И всё-таки наш! Антон Крылов

Дата публикации: 14 мая 2016, 09:00

 

Став нашим, Крым успешно избавляется от роли глухой и нелюбимой украинской провинции – на улицах Севастополя появляются вполне столичного уровня заведения. Но вместе с российскими плюсами неизбежно пришли и российские минусы.

 

Детская пирамидка - маяк

 

Крым уже более двух лет как в России. На днях Владимир Путин запустил очередную ветку энергомоста, так что туристы могут смело лететь и ехать – холодильники будут охлаждать пиво-воды, троллейбусы – курсировать по единственной в мире междугородней горной линии, а фонари – романтично освещать набережные.

 

Став нашим, Крым успешно избавляется от роли глухой и нелюбимой украинской провинции – на улицах Севастополя появляется вполне столичного уровня стритфуд, бородатые хипстеры открывают крафтовые бары, расцветает частное виноделие – словом, мировые гастрономические тенденции наконец пришли на полуостров, и имевшийся ранее выбор между чебуреком и пахлавой заметно расширился.

 

Украинские милиционеры, шакалившие в поисках наживы в местах скопления туристов, сменив форму, превратились в гостеприимных российских полицейских, которые, поймав в ночи столичную молодежь за распитием местных напитков, не вымогают взятку, а ограничиваются внушением и даже подвозят до парома.

 

Но вместе с российскими плюсами неизбежно пришли и российские минусы. Пожалуй, первый и главный – это стоимость авиаперелетов. На прошедших праздниках было сложно найти билеты из Москвы дешевле семи тысяч в одну сторону, а на август цены сейчас доходят до двенадцати.

 

Комбинированный билет поезд – автобус – паром – снова автобус стоит в два раза дешевле, но это испытание для крепких телом и духом, а главное – располагающих большим количеством свободного времени.

 

Понятно, что аэропорт Симферополь работает на пределе своих возможностей, но почему нельзя открыть севастопольский Бельбек? В украинском Крыму он принимал самолеты из Москвы, сейчас его используют только военные.

 

Понятно, что международная обстановка непростая, но выделить слоты для пассажирских рейсов вполне возможно. Кроме того, сохранились взлетно-посадочные полосы и в Керчи, и в Евпатории. Вполне можно сделать из Ростова или Краснодара хаб – привозить пассажиров на больших самолетах, после чего оперативно пересаживать на небольшие и отправлять по городам Крыма.

 

Проблема в том, что, пока Украина поставляла электричество, никто не думал ускорять строительство энергомоста, а пока Симферополь худо-бедно справляется с пассажиропотоком, никто не договаривается с военными о Бельбеке и не реконструирует евпаторийский и керченский аэропорты. Пока гром не грянет, или, в более грубом варианте, жареный петух куда надо не клюнет, российский чиновник предпринимать чрезмерные усилия не будет.

 

Поэтому те, кто летом хочет поехать в Крым, будет либо платить по 40–60 тысяч за билеты на небольшую семью, либо в два раза дешевле улетит в Болгарию или Грецию. Своего туриста Крым, безусловно, получит, но зачем делать абы как, если можно сделать хорошо?

Вторая серьезная проблема, о которой говорят и туристы, и местные жители, – это активизировавшиеся застройщики. Ближнее Подмосковье мы уже не спасли – и потомки еще неоднократно помянут нехорошим словом тех, кто превратил окрестности столицы в мрачные каменные джунгли, которые им предстоит разбирать, расселять и рекультивировать.

 

Похоже, что Крыму застройщики уготовили ту же участь. По крайней мере, мне в «Фейсбуке» регулярно встречается реклама с предложением купить «уютную квартирку у самого моря». На картинке – типичная балашихинская многоэтажка, а страшнее балашихинской многоэтажки разве что бразильская фавела. Хотя в фавеле, по крайней мере, есть хоть какая-то романтика.

 

На чиновников опять-таки надежды нет – в Подмосковье ограничение многоэтажной застройки было одним из основных предвыборных обещаний нынешней областной администрации. Не выполнили.

 

До Подмосковья, по большому счету, нет дела никому, кроме его жителей, но Крым – это общенациональное достояние. Допустить застройку его побережий многоэтажками – преступление перед будущими поколениями.

 

Проблемы с качеством продуктов и рост цен – это не специфически крымская, а общероссийская проблема, усугубляемая острым желанием ближайших соседей назло нам отморозить себе все части тела и погибнуть с проклятиями в наш адрес. Печально, но запретить им это никто не в состоянии.

 

Рассказ Рэя Брэдбери «И все-таки наш», если кто забыл или не читал – о том, как у обычной семьи из недалекого будущего в результате сбоя родовспомогательной машины ребенок родился в другое измерение – и окружающим он казался пирамидкой.

 

Родители год ждали, что ученые найдут способ вернуть его в наше измерение, но не дождались и сами отправились в другое изменение, где они будут видеть ребенка обычным мальчиком, а для всех остальных они тоже превратятся в геометрические фигуры.

 

Когда Россия воссоединилась с Крымом, он многим казался невнятной пирамидкой, а западные страны стали относиться к нам как к пришельцам из другого измерения.

 

Время идет, и уже здравомыслящие люди по обе стороны границы стали привыкать и к тому, что Крым – обычный российский регион, и к тому, что Москва, бескровно взяв свое, вовсе не намерена с оружием в руках захватывать территории. Хотя до момента, когда мы начнем воспринимать происходящее в мире в одном и том же измерении с «партнерами», еще довольно долго.

 

Так, может быть, раз уж мы создаем свое измерение, будем сразу делать его комфортным, доступным и красивым?

 

Антон Крылов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1