Война в американской армии из-за России. Politico, США

   Дата публикации: 13 мая 2016, 20:45

 

Высшее военное командование заявляет, что Путин вызывает у него тревогу. Но постоянно увеличивающаяся группа несогласных говорит, что оно преувеличивает, пытаясь больше откусить от пирога военного бюджета.

 

Танки США

 

Во время Битвы в Глуши в 1864 году отряд из армии Роберта Ли развернул артиллерийские орудия и начал обстреливать штаб командующего армией Союза Улисса Гранта. Когда один из офицеров начал умолять Гранта переместить штаб, настаивая, что точно знает о намерениях Ли, обычно неразговорчивый командующий вышел из себя: «Ох, я чертовски устал слушать о том, что собирается делать Ли. Похоже, кое-кто из вас постоянно думает, что он намерен сделать двойное сальто и приземлиться в нашем тылу и одновременно на обоих наших флангах. Вернитесь к своим обязанностям и постарайтесь подумать, что нужно делать нам, а не что собирается делать Ли».

 

Эту историю напомнил мне несколько недель тому назад один высокопоставленный офицер из Пентагона, рассказывая о выступлении 5 апреля командования сухопутных войск на слушаниях в сенатском подкомитете по делам вооруженных сил. Группа военачальников выступила с мрачным предостережением о будущем вооруженных сил США. Если бюджет армии не будет увеличен, заявили они, если там не появится больше личного состава и боевой техники, то США в будущей войне «отстанут в дальности и в огневой мощи», в частности, в случае конфронтации с Россией. Армия Владимира Путина, утверждала эта группа, превзошла США по боевым возможностям современных систем вооружений. А сокращение численности сухопутных войск США приведет к тому, что «армия будущего окажется слишком маленькой и не сможет обеспечить безопасность страны». Это была отрезвляющая оценка, которую дали четыре самых авторитетных офицера сухопутных войск, в том числе, ведущий армейский интеллектуал генерал-лейтенант Г. Р. Макмастер (H. R. McMaster). Такой точки зрения придерживается большинство старших офицеров в сухопутных войсках, которые опасаются, что продолжающиеся сокращения военного бюджета США снизят боевую готовность армии и ослабят программы ее модернизации.

 

Но с этим согласны не все.

 

«Это как тот цыпленок Цыпа, кричавший, что небо падает, — заявил высокопоставленный офицер из Пентагона. — Да, в сухопутных войсках бытуют такие настроения. Эти парни хотят убедить нас, что русские трехметрового роста. Но есть объяснение попроще. Армии нужна цель, нужен больший кусок бюджета. И проще всего нарисовать такую картину, что русские вполне могут высадиться у нас в тылу и одновременно на обоих наших флангах. Бред какой-то».

 

Оценка армейских военачальников российской угрозы нашла подкрепление в статье, появившейся двумя днями позже на страницах этого издания. В ней сообщалось об обширном исследовании, которое провели по приказу Макмастера, и в котором были извлечены уроки из боевых действий на Украине. Там звучат заявления военачальников и военных экспертов, предупреждающих о том, что поддерживаемая Россией повстанческая армия использует «удивительно эффективные танки» и артиллерию, а также «целые рои беспилотных летательных аппаратов», которые в пух и прах разбивают украинских националистов. Сообщение об этом армейском исследовании произвело сенсацию в СМИ. Но многие влиятельные представители отставного военного сообщества, в том числе, пользующиеся авторитетом бывшие высокопоставленные офицеры сухопутных войск, возмущенно заворчали.

 

«Вот это новость, — сказал мне один из этих авторитетных офицеров. — „Рои беспилотных летательных аппаратов“? „Удивительно эффективные танки“? Почему же мы только сейчас услышали об этом?»

 

Борьба из-за выступления армейских военачальников является очередным примером усиливающейся междоусобицы в военной среде, которая спорит о том, как реагировать на сокращение оборонного бюджета. На кону стратегическое будущее вооруженных сил. Что будут делать сухопутные войска в условиях сокращений: начнут модернизировать свой боевой арсенал или отложат модернизацию, отдав предпочтение увеличению численности личного состава? 5 апреля армейское командование четко изложило свой выбор: оно хочет делать и то, и другое — и причиной тому Россия. Но все более громкий хор военных голосов заявляет, что такие требования являются отсталыми, опасно консервативными и косными. Эти голоса настаивают, что высокопоставленные армейские офицеры из данной когорты не усвоили уроки Афганистана и Ирака, отказавшись от реформ в рядах вооруженных сил. Более того, они раздувают зарубежные угрозы в попытке получить более жирный кусок из военного бюджета.

 

На самом деле, цифры статистики на стороне реформаторов. Согласно последним аналитическим данным, американские вооруженные силы намного превосходят российские. Соединенные Штаты тратят на оборону в семь раз больше средств, чем Россия (598 миллиардов долларов против 84 миллиардов). На действительной военной службе в Америке находится в два раза больше личного состава (1,4 миллиона против 766 тысяч). У США почти в шесть раз больше вертолетов (шесть тысяч на 1 200 российских), в три раза больше истребителей (2 300 против 751). По общему количеству авиации Америка превосходит Россию в четыре раза. У нас 10 авианосцев, а у русских один. Да, у них почти в два раза больше танков, чем у нас (15 тысяч против 8 800), но их новейшая машина Т-14 «Армата» в 2015 году сломалась как раз во время парада в День Победы. С другой стороны, американский танк M1A1 никогда не проигрывал в бою. Никогда. Реформаторы говорят, что разговоры о серьезных проблемах в американской армии на фоне этих цифр кажутся нелепыми.

 

Самым активным критиком выступления армейского командования в сенатском подкомитете стал генерал-лейтенант ВВС в отставке Дэвид Дептула (David Deptula), возглавляющий Институт авиакосмических исследований им. Митчелла. «Пора прекратить размахивать окровавленной красной рубахой, — написал он мне. — Когда из-за потерь начинают требовать все больше средств, это сигнал побудки, указывающий на необходимость искать новые подходы, а не бросать все больше людей в мясорубку войны. Нам нужно думать целенаправленно и осмысленно, ставя перед собой задачи по защите национальных интересов, а не просто отстаивая узкие армейские интересы».

 

Подчеркивая эту мысль, Дептула и Даг Берки (Doug Birkey) опубликовали статью, в которой особо выделили заявление Макмастера о том, что вооруженные силы США в будущем «отстанут в дальности и в огневой мощи» от многих вероятных противников. Это заявление соответствует действительности, отметили Дептула и Берки, если не учитывать военно-воздушные силы. «Особую тревогу в заявлении генерала Макмастера вызывает то, что он отстаивает интересы лишь одного вида вооруженных сил, — пишут они (Макмастер отказался дать комментарии по поводу этой статьи). — Вопреки его заявлениям, очень маловероятно, что сухопутные войска США „отстанут в дальности и в огневой мощи“, ибо когда Соединенные Штаты вступают в войну, они делают это с применением всех видов вооруженных сил, а не только сухопутных войск».

 

В словах Дептулы и Берки есть то, о чем высокопоставленные офицеры ВВС тихо говорят со времен окончания Второй мировой войны; и их настроения после слушаний в сенатском подкомитете нашли отклик у многих представителей самых разных видов вооруженных сил и родов войск. Как сказал один старший военачальник из ВВС, «сухопутным войскам нравится делать вид, что американские войны ведут только они».

 

Позиции сухопутных войск на слушаниях в сенате ослабил отставной генерал Уэсли Кларк (Wesley Clark), заявивший Politico, что русские создали танки, «практически неуязвимые для противотанковых ракет». По словам беседовавшего со мной старшего офицера из Пентагона, заявление Кларка вызвало шквал иронических замечаний даже со стороны тех, кто выступает за модернизацию боевого потенциала сухопутных войск. «Какая чепуха. Если бы русские создали танк, который невозможно уничтожить, это был бы первый случай в истории войн, — сказал он. — Это поразительно».

 

(Кларк настаивал на своем во время телефонного разговора с автором этой статьи. «Я никогда не говорил, что русские танки неуязвимы, — сказал он. — Я сказал, что русские разработали такие технологии, благодаря которым их танки трудно уничтожить, и мы должны это признать. Такова военная оценка, и я настаиваю на ней».)

 

Но Кларка вряд ли можно назвать беспристрастным и незаинтересованным наблюдателем. Этот отставной генерал, боровшийся за выдвижение в качестве кандидата на пост президента США, в 1999 году командовал войсками НАТО в ходе войны против сербского диктатора Слободана Милошевича, чьи войска убивали албанских мусульман в Косово. Когда конфликт закончился, Кларк принял свое знаменитое решение, приказав британскому генерал-лейтенанту сэру Майку Джексону (Mike Jackson) отправить своих десантников в косовский аэропорт Приштины, где стояли российские миротворцы, и вступить с ними в противоборство. Джексон был изумлен и ответил отказом. «Я не собираюсь начинать ради вас третью мировую войну», — сказал он Кларку. («Этот инцидент был немного сложнее, чем вы думаете, — заявил мне Кларк. — Генерал Джексон был измотан и переутомлен. Меня ошеломило его заявление. Меньше всего я хотел конфронтации с русскими».)

 

Но публичные заявления Кларка совершенно определенно указывают на то, что он подталкивает Америку к такой конфронтации. В своих выступлениях в начале 2015 года он предупреждал, что поддерживаемые Россией силы «возобновят наступление с востока» и вторгнутся на территорию Украины до Дня Победы, отмечаемого 8 мая. Генерал требовал, чтобы США отреагировали и поставили украинской армии оружие и боевую технику. Но никакого вторжения не было. А во время выступления в Северо-Западном университете Кларк, появившийся там в сопровождении политических помощников украинского президента и врага России Петра Порошенко, сравнил Россию с нацистской Германией.

 

Кроме того, Кларк недавно высказал предположение, что настоящая причина вывода части российских войск из Сирии связана с намерением Москвы усилить группировку своих сил на украинской границе. Он заявил, что если США в ответ не увеличат свою группировку войск, это «практически будет означать конец Европейского Союза».

 

Но о «падающих небесах» в своих оценках российской военной угрозы вещают не только сухопутные войска. Многие действующие офицеры из разных подразделений Пентагона рассказывали мне, что их очень сильно беспокоят подстрекательские заявления генерала ВВС Филипа Бридлава (Philip Breedlove), который до прошлой недели командовал американскими войсками НАТО в Европе. Сменивший Бридлава на этом посту генерал Кертис Скапаротти (Curtis Scaparrotti) отличается большей сдержанностью в вопросе наращивания военного присутствия США в Европе, однако предостережения Бридлава серьезно встревожили европейских союзников Америки. В начале марта Бридлав (отказавшийся дать свои комментарии для этой статьи) заявил репортерам из Вашингтона, что Россия «подняла ставки» на Украине, сосредоточив там «более тысячи боевых машин, войска, самые современные подразделения ПВО и артиллерийские дивизионы». По словам Бридлава, ситуация на Украине «не улучшается, а с каждым днем становится все хуже».

 

По словам высокопоставленного гражданского советника из Пентагона, недостаток заявлений Бридлава в том, что они не соответствуют действительности. «Я понятия не имею, о чем он, черт возьми, ведет речь», — сказал мне этот советник. Ему вторят из Берлина советники канцлера Германии Ангелы Меркель, назвавшие комментарии Бридлава «опасной пропагандой». Советникам Меркель показалось, что Бридлав специально подрывает посреднические усилия Германии в украинском споре. Однако один американский дипломат пренебрежительно назвал эти заявления «московской чепухой Меркель». По словам немецких официальных лиц, такие усилия по дискредитации Меркель предпринимаются не впервые. После заявления Бридлава в Der Spiegel появилась статья, где анализируются утверждения генерала и говорится, что они «играют на руку антироссийским сторонникам жесткой линии в американском конгрессе и НАТО».

 

Как это ни парадоксально, учитывая авиационное прошлое Бридлава, его предупреждения также играют на руку сухопутным войскам, особенно таким офицерам как Макмастер, утверждающим, что усиление военной мощи России требует отправки дополнительных американских войск в Европу и соответственно, увеличения бюджета сухопутных войск. В конце марта, всего за несколько недель до заявления Бридлава, Пентагон объявил, что направит в Европу дополнительную бригадную боевую группу, дабы «успокоить» союзников Америки по НАТО «в связи с агрессией России в Восточной Европе и других местах».

 

Но подполковник в отставке Дэниел Дэвис (Daniel Davis) сомневается, что такими мерами удастся успокоить европейцев — или запугать русских. Этот известный критик сухопутных войск, опубликовавший в 2013 году в Armed Forces Journal статью с призывом к проведению реформ в Пентагоне и к «чисткам» в армейском руководстве, говорит: «Вы думаете, Путин испугался бригадной боевой группы? Да этим никого не напугаешь. На самом деле, происходит прямо противоположное — это на руку Путину, поскольку такое решение соответствует его повествовательной линии, дает ему повод для увеличения военных расходов и сближает его с российским обществом. Все это очень предсказуемо. Он поднимет ставки, а сухопутные войска скажут: „Ага, у нас недостаточно войск“. И все повторится».

 

На самом деле, та спираль эскалации, о которой предупреждает Дэвис, практически запущена. Мартовское заявление о направлении дополнительной американской бригады в Европу подкрепило предупреждения армейского командования о том, что усиливающиеся угрозы вызовут перенапряжение сил сухопутных войск, а также утверждения Макмастера от 5 апреля, что теперь сухопутным войскам в силу их малочисленности будет «все труднее идти в ногу с требованиями», и что им придется пожертвовать программами модернизации, дабы соответствовать этим новым требованиям.

 

Все большее количество критиков из числа военных и гражданских считают, что Макмастер со своими мрачными предостережениями о боеспособности сухопутных войск уклоняется от настоящей проблемы, не давая ответа на вопрос о том, намерены ли они менять свои методы ведения войны. «У нас никогда не было численного превосходства, — замечает Дептула. — У нас его не было с 1945 года. В этом весь смысл создания противовеса. В ответ на их численное превосходство мы наращиваем свою боеспособность. Но сухопутные войска всегда сопротивлялись, требуя все больше солдат». Дептула продолжает: «В этом сухопутные войска совершенно не правы. Нам нужно воевать не числом, а умением, не посылая наших парней на убой».

 

С ним согласен полковник в отставке Дуглас Макгрегор (Douglas Macgregor), давно уже критикующий сухопутные войска. Этот офицер прославился, когда командовал бронетанковыми войсками в ходе операции «Буря в пустыне» (он также бывший командир Макмастера). Макгрегор в пух и прах разнес выступление командования сухопутных войск на слушаниях в сенатском подкомитете 5 апреля и их бюджетную заявку. «Когда читаешь их заявление, понимаешь, что Макмастер и его коллеги из офицерского корпуса не просто просят дополнительные средства на повышение боеспособности — им нужно, чтобы сухопутные войска стали больше. Но больше не значит лучше», — говорит он.

 

Макгрегор также критикует бывшего начальника штаба сухопутных войск Гордона Салливана (Gordon Sullivan), ныне возглавляющего влиятельную неправительственную организацию по защите интересов военных Association of the U. S. Army. В своей статье от 14 апреля Салливан вступился за Макмастера, заявив, что его требования о выделении дополнительных денег направлены на защиту простого солдата. «За нарушенный бюджетный процесс придется заплатить жизнями американцев, — предупредил он. — Мы думаем о солдатах, беспокоясь о недоукомплектованной, небоеготовой и слабо финансируемой армии, которую мы создали».

 

«Это отвратительно ложное заявление, — написал мне Макгрегор. — Если бы генералы действительно думали о солдатах, в последние 15 лет все было бы по-другому. Как насчет тысяч погибших в Ираке и Афганистане, как насчет триллионов потраченных там долларов? И как насчет миллиардов, потерянных в ходе неудачных программ модернизации с 1991 года?»

 

Хотя точка зрения Макмастера и его коллег в высших армейских эшелонах кажется монолитной, налицо первые признаки трещин. Свои сомнения высказывает даже начальник штаба сухопутных войск Марк Милли (Mark Milley).

 

Он поддержал выступление армейского командования в сенатском комитете в своей речи от 6 апреля, то есть, уже на следующий день после предостережения Макмастера; но его слова поддержки в лучшем случае можно назвать прохладными. «Я люблю Герберта как брата, — заявил он, а потом корчился от неловкости до конца выступления. — Сказать „много“ — наверное преувеличение…. Что касается численности войск, да, я согласен с его заявлениями о численности. Но „отставание в дальности и в огневой мощи“ — мне кажется, что здесь какая-то путаница».

 

По словам моего собеседника из Пентагона, заявление Милли свидетельствует о том, что многим в сухопутных войсках неловко от утверждений Макмастера и от того шквала комментариев, который они вызвали. В данном случае, сказал офицер, репутация Макмастера как грубоватого и резкого человека может создать для Милли проблемы в отношениях с начальниками штабов других видов вооруженных сил, которые нарочно воздерживаются от публичной критики по поводу бюджета сухопутных войск. Очевидно, Милли опасается, что другие сейчас обсуждают, не пора ли публично подвергнуть его ведомство критике, заявив, что сухопутные войска отстаивают собственные интересы в ущерб остальным.

 

«Когда твой командир говорит, что любит тебя как брата, смотри в оба, — сказал мой собеседник, — потому что обычно за этим следует другая фраза — „ты, тупой сукин сын“». Это офицер из Пентагона объяснил, что до слушаний в сенате Милли провел неофициальный брифинг в Военном колледже сухопутных войск, в ходе которого сосредоточился на теме боеспособности, уйдя от вопроса о то, нужно ли армии больше солдат. «Это произвело впечатление, — сказал он, — потому что он выступил за межвидовое взаимодействие и модернизацию. Возможно, это наш лучший начальник штаба за очень долгое время — ведь он говорит своим подчиненным, чтобы те прекратили стонать по поводу бюджетных ассигнований и начали думать о том, как воевать. Никакого ощущения паники не было. Абсолютно. Тональность была выбрана правильно».

 

На самом деле, Милли в своем выступлении Военном колледже сухопутных войск как бы дал понять, что проблема армии не в нехватке солдат, а в том, что находятся они не там, где надо. Выступая 6 апреля в сенате, Милли подкрепил свою точку зрения. «Нам надо сократить свои штабы», — заявил он, добавив, что бригадная структура сухопутных войск с большим штабом наверху дает вероятному противнику «большую и легкую мишень». Критики сухопутных войск выступают с такими аргументами вот уже 10 лет. Сторонники армейских реформ увидели во взглядах Милли резкое отличие от тех позиций, которые занимали его предшественники, которые думали прежде всего о командовании, об отваге и о численности — но не о боеспособности и боевых возможностях. «Они просто не понимают, — заметил мой собеседник. — Если мой кумулятивный снаряд летит дальше твоего, я остаюсь в живых, а ты погибаешь. Все просто».

 

Спор по поводу численности и боевого потенциала некоторым американцам может показаться странным, но дебаты на сей раз носят фундаментальный характер — и имеют колоссальные политические последствия. «Что бы вам хотелось иметь больше — высокоскоростную железную дорогу или еще одну бригаду в Польше? Все дело как раз в этом. Это спор о деньгах, которых просто не хватает, — сказал мне этот офицер. — И это не говоря уже о другом вопросе, который еще важнее. Как вы думаете, сколько британских солдат захочет погибнуть за Эстонию? А если они не хотят погибать, почему мы должны этого хотеть?»

 

Это значит, что дебаты на тему отставания США «в дальности и в огневой мощи» в ближайшее время вряд ли закончатся. Милли, Макмастеру, Дептуле, Дэвису и Макгрегору наверняка хорошо известно, что заявления о слабости американской армии — готовый политический корм на потребу, особенно в сезон выборов, когда разговоры о недостатках военных как красная тряпка для избирателей, которым на каждом углу мерещится террорист, и на каждом фланге русский солдат.

 

Марк Перри, Politico, США

 

Перевод ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме: ; ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1