«Румыния вступила в войну на нашей стороне»

Дата публикации: 12 мая 2016, 17:33

 

Введена в эксплуатацию база американской ПРО в Девеселу

 

В Румынии официально открыта база американской противоракетной обороны (ПРО) Девеселу. На что способен, а на что не способен этот объект, для чего он там нужен, каково будущее американской системы ПРО в Европе и к чему все это может привести?

 

Введена в эксплуатацию база американской ПРО в Девеселу

 

 

Что происходит на базе Девеселу?

 

На базе Девеселу происходит официальный ввод в действие комплекса ПРО Aegis Ashore. Объект был построен к маю 2015 года и достиг эксплуатационной готовности 31 декабря 2015 года.

 

Румынская база — один из первых серьезных объектов, размещенных в рамках развертывания европейского компонента американской глобальной системы ПРО. Так называемый «европейский гибкий поэтапный подход» (European Phased Adaptive Approach) подразумевает введение в Европе целого ряда информационных и огневых средств ПРО, а также развертывание на боевом дежурстве кораблей системы Aegis.

 

Сама база представляет собой бывший военный аэродром. Он был построен в 1952 году советскими военными и использовался до 2003 года ВВС Румынии.

 

 

Что такое Aegis Ashore?

 

Aegis Ashore — это версия корабельной системы Aegis, с которой демонтировано некоторое специальное оборудование (надобность в нем отпала из-за переноса с борта корабля на сушу). Стальная наземная конструкция высотой в четыре этажа весит около 900 тонн и воспроизводит надстройку крейсера типа «Тикондерога». Внутри конструкции размещаются модульные радиоэлектронные элементы. Комплекс включает в себя радар типа AN/SPY-1 и вертикальную пусковую установку для 24 противоракет Standard SM-3 Block IB.

 

Объект Aegis Ahore в Девеселу

Объект Aegis Ahore в Девеселу

 

 

Как это влияет на российские ракеты?

 

Как ни странно, практически никак. Проекции траекторий российских МБР, стартующих из европейской части страны в направлении «главного противника», проходят над Скандинавией, Балтийским и Норвежским морями. При старте из Румынии время реакции информационных средств системы и энергетические характеристики существующих и перспективных противоракет не позволяют сколько-нибудь успешно атаковать российские стратегические носители.

 

Вот при развертывании кораблей системы Aegis в Норвежском море возможности повлиять на потенциал ответного удара возникают — как минимум с момента достижения оперативной готовности ракет SM-3 Block IIA (по плану c 2018 года). Более совершенные SM-3 Block IIB способны угрожать российским ракетам и из Польши. Российские военные не считают такие угрозы катастрофическими, однако они отличны от нуля и требуют реакции Москвы. Впрочем, к Румынии это уже не относится.

 

 

А на чьи тогда влияет?

 

Куда больше следует беспокоиться Тегерану, против которого эта система официально строится. Этим аргументом в России принято пренебрегать, а между тем он существенен: никто не обещал, что европейский компонент американской глобальной системы ПРО должен исполнять только какую-то одну функцию (или бороться с иранскими ракетами средней дальности, или коварно девальвировать российский ракетно-ядерный щит).

 

С тех пор как Вашингтон волевым усилием переменил конфигурацию ПРО в Восточной Европе, вместо чешского радара и шахтных пусковых GBI в Польше (что к иранской ракетной угрозе, прямо скажем, отношение могло иметь, в основном, поэтико-символическое), появились радары в Турции и пусковые для SM-3 в Румынии (с 2016 года) и той же Польше (после 2018 года).

 

Вот этот «сетап» технически куда больше подходит для хотя бы ограниченной обороны Центральной и Южной Европы от иранских ракет — но далеко не только для этого.

 

 

В чем еще тогда проблема?

 

В технических средствах, примененных при строительстве Aegis Ashore. Огневой компонент системы ПРО обеспечивает применение противоракет SM-3 из вертикальных пусковых установок, аналогичных флотским универсальным пусковым Mk 41.

 

Из этих пусковых также возможно применение стратегических крылатых ракет типа Tomahawk. Мало того что размещение таких вооружений в Румынии создает серьезную угрозу российским военным объектам и критическим гражданским инфраструктурам на юго-западе страны (в том числе в Крыму), так это еще и прямо противоречит Договору о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), заключенному в 1987 году. По договору РСМД запрещается развертывание крылатых ракет наземного базирования с дальностью в оговоренных пределах (от 500 до 5500 километров).

 

Договор этот и так уже 20 лет трещит по всем швам, однако рвать его пока не собирается ни одна из сторон; этот договор — серьезный политический аргумент в двусторонних отношениях. Заметим, что второй аналогичный объект Aegis Ashore должен появиться после 2018 года в Польше (его строительство официально должны запустить 13 мая 2016 года), что не добавляет стабильности на восточноевропейских рубежах России.

 

 

К чему это может привести?

 

Вариаций на эту тему довольно много, но следует остановиться на двух. Румыния, как и любая восточноевропейская страна со сравнительно низким уровнем подушевого дохода и отсутствующими драйверами экономики, кровно заинтересована в развертывании и наращивании воинского контингента НАТО на своей территории. Помимо чисто правительственных взаимозачетов, это стимулирует местный бизнес и сферу услуг за счет закупок военной базы и личных трат хорошо обеспеченных военнослужащих.

 

При этом, с учетом вышеизложенного, в Бухаресте не могут не понимать, что развертывание столь чувствительного элемента военной инфраструктуры, как Aegis Ashore, делает базу Девеселу приоритетной целью для российского удара в том гипотетическом случае, если противостояние между Москвой и Западом перейдет в горячую фазу. Причем — и именно в силу изложенных причин с ударным применением пусковых — не исключено, что и превентивного.

 

В Вашингтоне это прекрасно понимают. Но Вашингтон несколько дальше Девеселу. Сценарии эскалации и деэскалации в горячем конфликте допускают и такой уж совсем литературный вариант, когда обе стороны, скрипя зубами, пожмут друг другу руки аккурат над дымящимися руинами восточноевропейских элементов системы ПРО.

 

В любом случае для США эта база создает не столько новые возможности, сколько новые проблемы с точки зрения прикрытия.

 

* * *

 

В связи с этим невозможно не вспомнить старый анекдот времен Второй мировой войны. К Гитлеру приходит начальник Генштаба Гальдер и сообщает:

— Мой фюрер, Румыния вступила в войну.

— Гальдер, с этой ерундой вы могли бы управиться и самостоятельно. Выделите против них пять дивизий.

— Мой фюрер, вы не поняли. Румыния вступила в войну на нашей стороне.

— Вот это гораздо хуже. Найдите где-нибудь десять дивизий для их защиты.

 

Константин Богданов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1