А сейчас — после салюта — несколько тяжелых мыслей. Константин Семин

   Дата публикации: 10 мая 2016, 20:45

 

Пару лет назад редкобородый и прыщавый монархист-власовец, сбежавший потом из Питера в Латвию, щерясь в мою телекамеру, пророчествовал: «Разобрались с вашей Гражданской, разберемся и с Отечественной». Таким, если кто не знает, был лозунг обитавшей в Нью-Йорке, Вашингтоне, Мюнхене, Праге, Париже разноцветной эмигрантской сволочи. «Разобрались с Гражданской, разберемся с Отечественной,» — повторяют эти деятели сами себе с 1991-го года.

 

Кадр из фильма о Мальчише Кибальчише

 

У них есть основания надеяться. К концу 80-х разрушение революционного мифа и мифа о Гражданской Войне полностью состоялось. То, что начиналась сочувственными к трагедии белого движения фильмами «Сорок Первый», «Бег», «Дни Турбиных» или песней «Русское Поле» из «Неуловимых», закончилось обвальной реабилитацией белогвардейщины. По всем экранам страны скакал есаул-Газманов, «с войны» возвращался Тальков, а менестрель-Малинин выл про «Поручика Голицына» и «Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа».

 

Почему для эмиграции было так важно разобраться с Гражданской? Потому что одним из базовых аргументов гитлеровских коллаборационистов, всегда приводившихся ими в свое оправдание, было то, что Великой Отечественной Войны не было вообще. Был второй раунд Гражданской Войны, в котором часть русского народа, поддержавшая жидобольшевиков, продолжила воевать с частью народа, которая жидобольшевиков не поддержала. Не Великая. Не Отечественная. Гражданская. В этом любопытном свете Гражданская Война в России оказывалась трехактовой и завершалась триумфальным появлением поручика Голицына в августе 1991-го на танке перед Белым Домом. А поскольку поручик Голицын, равно как и бросивший коня есаул, по всей видимости, успели отметиться и в национальных батальонах Вермахта, то и отмечать 9-е мая с каждым годом им было всё менее и менее комфортно.

 

Не спешите считать эту версию уделом горстки фанатов РОА. Жирный, прыщавый власовец довольно улыбается ровно потому, что ему прекрасно известен масштаб нашего поражения. Власовец знает, что говорит. Власовец знает, что без победы Революции, без победы в Гражданской Войне государствообразующий миф о Победе в Великой Отечественной повисает в воздухе. И чтобы разбить власовца, нам рано или поздно придется частично согласиться с тем, что да, Великая Отечественная была продолжением Гражданской. Точнее, нам придется осознать, что Гражданская война тоже была во многом Отечественной. Ведь именно в Гражданскую войну наш народ в первый раз выпнул из страны иностранных интервентов и их прихвостней. Так что не радуйся, власовец, мы принимаем твой вызов.

 

Вспомните детский фильм о Мальчише-Кибальчише. Не случайно у буржуинов, наступающих на позиции мальчишей,(дело, стало быть, в Гражданскую) — фашистские каски. Пропагандистский образ точен. Да, конечно, Гитлер в 1941 пытался завершить то, что не смогли успели доделать оккупанты в 1918-м — немецкие, английские, японские, французские, американские оккупанты. То есть Гитлер от имени мирового империализма пытался переиграть результаты Революции и Гражданской. И стоял за спиной Гитлера точно такой же всемирный Буржуин. Это он, французский, американский, британский Буржуин, зачал Гитлера в Веймаре, вскормил Гитлера заказами крупных корпораций, бросил Гитлеру в клюв Чехословакию и Испанию, участвовал в гитлеровской Олимпиаде… Всё — ради того, чтобы окрепший и возмужавший Гитлер двинулся-таки на Восток и закончил работу «консорциума цивилизованных наций», приостановленную в 1922 году. Почему? Потому что с первых дней Великой Депрессии кресло под Буржуином основательно зашаталось, и даже на Манхэттане на первомайские демонстрации выходили уже разъяренные стотысячные толпы.

 

Иными словами, Первая мировая война, в 1918-м году превратившаяся для России из Империалистической в Гражданскую, в действительности была прологом мировой классовой войны. Перестав быть грызней олигархических хищников между собою, она обернулась смертельной схваткой революционных (народно-освободительных) сил и сил всемирной Реакции. Именно под знаменем Реакции Гитлер и шел покорять СССР. Это была одинаково чаемая и Черчиллем, и Рузвельтом, и Труманом «ответочка» за Октябрь 1917-го года. Это не мировая война съёживалась до масштабов гражданской. Это русская Гражданская война 1918-го года приобретала масштаб глобальной битвы между Добром и Злом.

 

Правда, это совершенно не означает — тут власовцу не удастся протащить подмену — что в 1941 году Гражданская война продолжалась внутри самого Советского Государства. Классового общества в СССР по большому счету уже не было (вот зачем среди прочего требовалось и раскулачивание, и коллективизация — чтобы никто не тыкал вилами в спину в критический момент). Советская власть поддерживалось абсолютным большинством населения. Следовательно, не было и быть могло никакой новой войны русских против русских, оживить которую надеялись и Краснов, и фон Паннвиц, и Власов. Было же ничтожное (по сравнению с остальной массой народа — 600-900 тысяч против оказавшихся на оккупированных территориях 70 миллионов) количество предателей, перешедших на сторону фашистов.

 

Как бы то ни было, второй раунд мировой-гражданской остался снова за красными. Красный флаг над Берлином демонстрировал это нашим «международным партнерам» более чем убедительно. Но было совершенно ясно, что война не закончена, и совсем скоро гонг прозвучит опять. Он не заставил себя ждать. Уже в 1946 США и Британия, не пострадавшие от зубов своего фашистского детища, до самого последнего момента взвешивавшие возможность присоединения к Гитлеру в его антибольшевицком крестовом походе, словно приглашали Москву к «продолжению банкета».

 

Здесь остановимся на секунду и вспомним дебилов, которые, осеняя себя крестным знамением, сражаются сегодня с троцкизмом и бронштейновой доктриной «перманентной революции». Троцкий — без сомнения, упырь и враг СССР, но вовсе не из-за этой доктрины. Доктрина вообще не принадлежит Троцкому. Она довольно проста и заключается в том, что поскольку всемирный Буржуин ни за что и никогда не оставит республику Советов в покое, война против Буржуина прекратится только с разгромом Буржуина в его логове. То есть избежать борьбы не удастся. Либо черные каски маршируют через Украину на Москву, либо ты поднимаешь знамя восстания в Мексике, в Никарагуа, в Алжире, в Париже или всеми нами любимом городе Вашингтоне. Вот что такое «перманентная революция» или «революция на штыках». Выходец из бедной рабочей семьи рейхскомиссар Украины Кох в 1918 году был леваком, социалистом. Но уже в 20-х этот человек — нацист, перешедший в лагерь Буржина. Почему? Потому что советская Перманентная Революция проиграла нацистам Германию (опять же, спасибо Троцкому). И эта концепция абсолютно бесспорна. И с этой концепцией был абсолютно согласен Сталин. Просто Сталин говорил, что для участия в такой революции (в перенесении мировой Гражданской на территорию США или Британии) наша страна должна накопить силы.

 

А теперь посмотрим, каким был итог второго раунда мировой-гражданской для СССР? Итог состоял из множества «однако». Мы победили. Однако понесли колоссальные потери. Однако произошла революция в Китае и теперь Красным Проектом была охвачена половина земного шара. Однако Китай слаб, СССР в руинах, антиколониальное движение по всему миру еще только набирает обороты. Однако оперативно трудоустроивший фашистов мистер Труман уже сбросил две ядерные бомбы на Японию. Труман словно переспрашивает Москву: «Желаете продолжения банкета»? И Труману надо что-то отвечать.

 

Сталин понимает: как и после 1918-1922, стране нужна передышка. Необходимо восстановление экономики. Сил для ведения новой глобальной войны сейчас нет. Но увернуться от банкета — и это Сталину тоже совершенно очевидно — в любом случае не удастся. Поэтому СССР мобилизует все силы для совершения следующего рывка и обретения ядерного статуса.

 

Либерасты и власовцы любят трепаться о том, что День Победы при Сталине страна с размахом не отмечала. Дескать, усатый тиран понимал, какую высокую цену заплатил, а потому стеснялся. Или стыдился.

 

На самом деле усатый тиран отлично понимал другое. Он понимал, что — внимание — Великая Отечественная Война может оказаться цветочками по сравнению с третьим раундом мировой-гражданской, к которому его подталкивали. Двадцать семь миллионов жизней — много? Много. Как насчет 50-100 миллионов советских жизней, которые должны бы были стать радиоактивным пеплом в результате операции «Дропшот»? 300 ядерных зарядов. 100 городов. Война в Корее, где счет потерь быстро пошел на миллионы, стала отличной иллюстрацией к начинающемуся «следующему раунду».

 

Поэтому радоваться-веселиться — можно. Но радость не должна стать безмятежной, не должна была вести к потере бдительности. Не должно появиться ощущения окончательности победы. Враг в 1945-м году не разгромлен. Напротив, он многократно усилился. Впереди — новый грозовой фронт.

 

И вот на этом зловещем фоне Сталин уходит. Приходит Оттепель. А День Победы постепенно начинает приобретать знакомые нам гранитно-сусально-бронзовые очертания. Хрущевщина придает ему оттенок «всех победили, всем доказали, теперь только жизнь и безоблачное небо». Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко и друг советской молодежи Эрнест Хэмингуэй. Чем дальше от 1945, тем очевиднее радость перевешивает слезы. Параллельно разнообразные солженицыны начинают потихонечку поднимать вопрос о Цене Победы — не слишком ли дорого заплатил Русский Народ за эту вашу бронштейнову перманентную-глобальную-гражданскую? И почему, в конце-то концов, именно Русский Народ обязан спасать человечество? Кому обязан? С какой-такой стати? Что толку в Победе, если обезлюдели Русские деревни, если пожертвовать собой ради неё придется всем Русским Миром? Кому нужен рай на земле, если это рай без Русских? Припоминается и бронштейнов «хворост». В национальных республиках СССР тоже не лаптем деланы и тоже берутся за подсчет своих потерь и взвешивание своего праха. А не дороговато ли казахи заплатили? А грузины? На эту музыку стягиваются все дремавшие или недобитые коллаборационисты.

.

Чем кончилось дело? Тем, что факельное шествие проходит в Киеве, а на Донбассе фашисты снова убивают детей. И украинский ленинопад, и среднеазиатская декоммунизация — это знакомые симптомы той же самой — Мировой-Отечественной-Гражданской. Вертись-не вертись, она достанет тебя. Ни в каком уютном русском национальном домике ты не спрячешься. И если ты решил вскрыть ящик с надписью «Победа», развесить внутри иконы, смазать лампадным маслом и что-то там внутри подкорректировать, то будь готов к тому, что пересобирать «Победу» тебе придется с самого начала — с 1918-го года.

 

Константин Семин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1