Из Дня Победы вымывается сущность войны. Семен Уралов

Дата публикации: 07 мая 2016, 08:00

 

Для меня, как для человека, рожденного в Советском Союзе, 9 мая является безусловным праздником. Однако, как для человека постсоветского, не менее очевидно, что из Дня Победы вымывается сущность войны, в которой была одержана Победа в самой кровавой и жестокой бойне 20 века. День Победы превращается в тотальный хеппенинг и патриотическое шоу.

 

Гитлер на фоне статуи Свободы

 

То, что вымывается суть Дня Победы, очень хорошо видно на примере нашего кинематографа – достойных фильмов о войне снимают все меньше и меньше. И то в основном получаются либо боевики, либо психологические драмы. Вымывается общественная суть тех событий – когда анализируются социальные причины и следствия, а судьба человека является лишь иллюстрацией.

 

Итак, что нужно помнить для того, чтобы не утратить чистоту понимания.

 

Во-первых, мы воевали не с какой-то нацистской Германией. А с миропорядком, который возник в ходе мирового экономического кризиса.

 

Нацизм – это диктатура крупного капитала в условиях тотального обнищания народонаселения и глубочайшего экономического кризиса. Технология, когда в условиях кризиса обнищавший народ превращается в толпу и управляется, натравливая одну социальную и национальную группу на другую – не нова. По большому счету, нацизм – это старый добрый расизм, с помощью которого управляли колониями что британцы, что голландцы в 16-19 веках.

 

Нацизм – это доведенный германским рассудочным разумом до совершенства расизм. В рамках этого миропорядка некоторым народам просто нет места в пищевой и потребительской цепочке. Так же, как не нашлось места гуронам, австралийским аборигенам и прочим бушменам с делаварами. Так вот нам в рамках этого мироустройства места не было предусмотрено.

 

Во-вторых, никто из наших будущих союзников из США и Британии, по большому счету, не имел ничего против такого мироустройства. Большая война была отличным бизнесом, особенно для США, которые торговали и с Советским Союзом, и с Третьим Рейхом.

 

Североамериканская корпорация «Дженерал Моторз», которой принадлежал и принадлежит до сих пор «Опель», спокойно производила грузовики и другую технику для Вермахта. Британию же стала волновать война только после того, как Гитлер начал бомбить Лондон в припадке своего животного антисемитизма.

 

Да и вообще, надо сказать, что проект «нацизм» погубил сугубо антисемитизм гражданина Гитлера. Будь его расистский гнев направлен против славян, арабов, китайцев и не трогал евреев – думаю, что никаких проблем у национал-социалистов бы не было. Просто Гитлер не учел влияние еврейского лобби в США и Британии.

 

В-третьих, наши предки воевали вовсе не с нацистской Германией, а практически со всей Западной и Центральной Европой. Потому что правящие элиты Австрии, Швеции, Болгарии, Венгрии, Италии и остальных Хорватий с Голландиями полностью устраивал такой миропорядок. Потому что он был понятен своим колониально-расистским подходом. Еще один крестовый поход на Восток – ничего нового. Просто под другими знаменами и с другими вождями.

 

В-четвертых, приход оккупантов естественным образом запустил механизмы внутренней сегрегации внутри советского общества. Значительная часть граждан встала на сторону врага, потому что в расистском мироустройстве есть место в пищевой цепочке для надсмотрщиков.

 

И продержись оккупационный режим не 2-3 года, а 10-15 лет – обязательно сформировался бы элитарный класс коллаборационистов. Появились бы пропагандисты нового миропорядка, школьные учебники и фильмы, воспевающие подвиг германского оружия и достойное место русской, украинской и белорусской вспомогательной пехоты при штурме Одессы, Киева и Смоленска.

 

Только то, что пособников и коллаборационистов повесили и выслали в лагеря после войны, позволило не поднимать эту тему. И то она постоянно выплывала в массовой культуре.

 

В-пятых, нашим предкам очень повезло, что в тот момент при власти находилась династия «Красных императоров», которые прошли горнила гражданской войны. Потому что, будь при власти элиты, растленные сверхпотреблением и привыкшие к размеренной и спокойной жизни, то нашу Родину ждала бы судьба Франции и Польши.

 

Сверхорганизованная армия, в идеологическом основании которой лежит правота расистского миропорядка, сносила на своем пути развращенные буржуазно-демократические режимы в Европе. Приблизительно так же, как за сто лет до этого сносила одряхлевшие монархии революционная армия Наполеона.

 

В-шестых, Победа в войне была возможна только благодаря интернациональному духу в обществе. Потому что с точки зрения национального эгоизма никакого смысла уральцу, сибиряку, узбеку или казаху оборонять с остервенением какую-то далекую Москву или Одессу нет никакого смысла.

 

Это ведь не к нему домой пришли враги? Другая республика, другие законы – вот пусть они и обороняются. Победа над национальным эгоизмом и местечковым патриотизмом – основа основ Победы наших предков.

 

И, наконец, самое главное. Не надо обольщаться. Нацизм победили в 20 веке. Но не факт, что он не возродится в 21 веке. Наоборот, все предпосылки для его возрождения есть. Есть глубокий мировой экономический кризис. Есть нежелание правящих элит ничего менять.

 

Есть капитал, который стремится к созданию сверхмонополий и слиянию с государственной властью. Есть национальный эгоизм – дрожжи, на которые отлично ложится расистская идеология. Есть готовность наших сограждан к коллаборационизму.

 

Все предпосылки к возрождению нацизма есть. Осталось понять, готовы ли мы так, как были готовы наши предки?

 

Для чистоты евразийского понимания сути Дня Победы.

 

Семен Уралов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1