Дети судьи Линча: монополия государства на насилие? Не, не слышали. Нюра Н. Берг

Дата публикации: 07 Май 2016, 11:19

 

Поговорим о праве на насилие. В демократических странах насилие является исключительной прерогативой государства, и никого более. Наказывать, преследовать, репрессировать и даже казнить граждан законно могут только государственные структуры, и только они имеют лицензию на насилие, что бы там ни думали насмотревшиеся всякого криминального кинотреша мечтательные граждане Цеевропы.

 

Дети судьи Линча

 

Собственно, наличие официальных силовых институтов и отличает сложившееся государство от территорий 404, которые существуют на планете во множестве – правда, преимущественно на африканском континенте. Впрочем, мы с вами знаем, по крайней мере, одно с претензиями на членство в ЕС и амбициями образцовой европейской демократии, в котором государственной монополии на насилие нет, более того, власть от нее добровольно отказалась. Государство с удовольствием поделилось правом на расправу с разного рода парамилитарными образованиями, бандами, карателями-аматорами, оно дало лицензию на насилие любому психопату в балаклаве и с оружием, лишь бы тот более или менее четко мог выговаривать известный пароль-отзыв: «Слава нации-смэрть ворогам», и основополагающее – «Украина понад усэ».

 

Сращивание государственных структур с бандами отморозков произошло мгновенно, прямо на наших глазах, еще в ноябре 2013-го, когда в галичанских городах были ограблены первые оружейные склады, а по киевским улицам в направлении домов и квартир регионалов погнали караваны автомайданщиков с битами и топорами. Ребята в полном соответствии с революционным правосознанием и личной неприязнью ломали ворота и разбивали двери тех, кто, по их мнению, неправедно нажил свои палаты каменные. Где-то тихо плакал незадачливый дурачок Титушко…

 

Неправедно наживших имущество в столице было пруд пруди, но вся ненависть пролетариев на БМВ и Ауди была направлена строго в определенном направлении, четко указанном агентами-провокаторами. Рядовыми исполнителями руководили холодно и жестко – как умелые кинологи бойцовскими собаками.

 

Революционные массы, влекомые исключительно гидностью и честью, массово вооружились, нацепили на морды лица разные тряпки, потащили терпил в мусорные контейнеры, кого и к столбам позорным привязывали, кого на морозе водой обливали, а кому и на веках наколки позорные делали. Линчевали от вольного, постреливали, порезывали, отжимали, прислуживали рейдерами – много тогда собственности под горячую руку сменило хозяев.

 

Робкая попытка умирающей власти дать бандоте окорот законами от 16 января 2014-го показала полную импотентность Януковича со товарищи и совершенную отмороженность майданщиков во главе с грантососами-кукловодами.

 

Законы эти вскоре были отменены, а бывшим нардепам икается до сих пор. Ну как икается? Некоторые покончили с собой в традиционной украинской манере, другие находятся под судом, и конца тому не видно.

 

Новая власть прямо формировалась из старой, побывавшей в десятке партий комсомольско-партийно-сбушной номенклатуры, удачно переродившейся в украинских националистов, а из них в революционеров, идущих на запах должностей и денег, с одной стороны, и представителей гражданского общества – с другой. Именно представителями гражданского общества мечталось коренным образом изменить украинскую власть, потому что они-де, представители эти, люто ненавидят коррупцию и готовы душу й тило положить за все лучшее против всего худшего.

 

Ну, мы помним, как начиналось это тотальное очищение методом запуска к кормушке голодных соискателей хлебова. Лучшие представители этой великолепной спильноты крысили деньги из общака; перепродавали собранные волонтерами лекарства для майданной биомассы, частично отправленной на войну; отдыхали на Доминикане во время пика бурэмных подий; то и дело обвиняли друг друга в покраже пожертвований; отпихивали друг друга от грантового корыта — в общем, победители в этой нелегкой драчке пришли-таки во власть, стали народными депутатами, министрами, руководителями бесчисленных агенций, комитетов, комиссий, бюро и прочих потемкинских деревень по люстрации и борьбе с коррупцией.

 

И вот один из них, по имени Андрей и по фамилии Левус, стал даже заместителем председателя СБУ – в рамках оздоровления власти представителями гражданского общества. Из самой гущи взяли активиста, из Самообороны Майдана, и поставили на пост, по определению требующий фанатичного следования закону и надзору за тем, чтобы другие граждане закон не нарушали — во имя безопасности державы. Десять месяцев надрывался пан Левус на этой должности, пока не стал надрываться на должности народного депутата.

 

Вы спросите – а при чем здесь монополия на насилие? А вот при чем. Героическая оборона Одессы от ее жителей, проведенная объединенными силами государства и карателей, вызвала прилив патриотической истерики у пана Левуса, всецело поддержанной массами активистов, исповедующих те же идеи. На пике лютого энтузиазма Левус почему-то отрыл старинную новость о том, что бывшего главу фракции регионалов Ефремова освободили от браслета на ноге и вернули паспорта. Это так взбудоражило активиста-нардепа, что он разразился манифестом «Пока мы будем читать такие новости — о монополии государства над насилием не может быть и речи».

 

Опубликовав совершенно невозбранно свои идеи в социальной сети Фейсбук, изо всех сил потворствующей украинским нацистам, Андрей Левус, представитель законодательной ветви власти, объявил — «Импотентная, продажная прокурорско-судебная система легитимизирует акции прямого действия патриотов мотивом которых является не радикализм, а жажда справедливости и категорическое неприятие возможного реванша регионалов. Пока с десяток убийц, кремлевских агентов и воров с оккупационными блока не сядут в тюрьму мы будем действовать. Этот процесс не остановить уголовными производствами против активистов или посадками майдановцев и добровольцев». (Орфография и пунктуация сохранена – авт.)

 

Вот так выглядит радикальная перезагрузка власти с помощью гражданского общества. Вот так чеканит активист намерения лучших представителей революционного панства закошмарить население, пользуясь тотальной безнаказанностью и узурпацией права на насилие.

 

Собственно, Америки пан Левус не открыл – все искушенные понимают, а неискушенные чувствуют, что власть не просто делает вид, что не видит тотального беззакония так называемых активистов, но и всячески им потворствует.

 

Практика показала, что слить всех радикалов в канализацию методом отправки на фронт не удается, оставшихся все еще очень много, да и не рвутся они тило й душу отдавать за какие-то идеи, когда столько дел в столице и регионах, требующих усмирения. Поэтому с оставшимися требуется серьезно заигрывать, отдавая им право вольно глумиться над народом по собственному усмотрению. И мало того – самой власти действовать так, чтобы почерк официальной полиции было невозможно отличить от почерка радикалов-аматоров.

 

Хлеба у ребяток достаточно, но никто не задает вопрос – откуда эти голодные волки черпают довольствие, если никто из карателей-любителей не пристроен к производительному труду? Кто оплачивает акции правосеков по устрашению то тех, то других? Кто кормит орды блокировщиков, которых по свистку можно собрать в три секунды и отправить – да хоть в Одесский аэропорт, чтобы там запереть недоторканных нардепов, которые если и боятся кого, так не власть законную, а именно этих вершителей справедливости имени Линча.

 

Левус не просто пишет манифест, но и хвастается уже достигнутым. И намерен дальше в том же духе отправлять правосудие помимо всякого государства, каковое, впрочем, сам же и представляет.

 

Конечно, Андрей Левус не единственный буревестник внесудебных расправ, которые, по замыслу, будут только нарастать. А почему бы и нет? Мировое сообщество согласно не видеть, не слышать, не реагировать на шалости любимого детища, лишь бы оно исправно и бесперебойно выгрызало куски из брюха северного соседа. Если и есть внятный европейско-американский консенсус по поводу чего-либо в международных делах, так это именно одобрение такого способа поведения для Украины, который даже представить себе невозможно для их собственных стран.

 

Таким образом, каратели и прочие активисты, кровожадно улюлюкающие и раздувающие ноздри под подобными манифестами в предвкушении тотального своеволия, могут быть совершенно спокойны – внутренняя власть Украины и ее внешние управленцы не делают ровным счетом ничего, чтобы обуздать эти намерения назначать виновных, на месте их судить и тут же приводить приговоры в исполнение. Блокировать, не пускать, давать по морде, бросать в контейнеры, разгонять акции оппозиции – в том числе и самыми жестокими методами. В комментариях под статусом Левуса пользователи так и пишут – «значит, будем расстреливать», «тогда Линч им будет судья» и прочее в том же восторженном духе.

 

Почему же они так ненавидят Сталина? Ревнуют?

 

Вы хоть раз видели, чтобы Аваков, отвлекшись от гражданской лирики в Фейсбуке, хотя бы цыкнул на не в меру декомпенсированных психопатов-активистов? Не видели. А знаете, почему? Потому что он ни разу не цыкнул.

 

А на кого ему цыкать? На своего советника, отбракованный продукт генных технологий по фамилии Шкиряк? Зачем неглупому Авакову этот шут гороховый? Да затем, что, если у тебя есть собака, можно и не лаять самому. По крайней мере, не так заливисто и суетливо.

 

Шкиряк был крайне взбудоражен после Одессы, и искрометный понос лился из него обильно и безостановочно, распространяя специфическое патриотическое амбре по десяткам охотно акцептирующих его откровения СМИ. Произнеся 10-15 фраз из обязательной программы о кремлевских наймитах и лично Путине, виноватом, кажется, даже в том, что Шкиряк так невероятно уродлив, Зорян отдельно остановился на победоносной операции блокирования в аэропорту нардепов от Оппоблока. «То, что было вчера в аэропорту – это гражданская акция. Люди, которые принимали в ней участие, не были вооружены, не использовали запрещенных предметов, балаклав, не были радикально настроены, не совершали противоправных действий. Обвинения Новинского не имеют под собой оснований. Патриотические организации, заблокировавшие 2 мая в одесском аэропорту нардепов от Оппозиционного блока Вадима Новинского и Юрия Бойко, реализовали свое конституционное право на протест», — рассказывает Шкиряк.

 

Конституционное право на протест, вы поняли. Попробуйте реализовать свое право на протест без санкции радикалов, вот потеха-то будет, да… Кстати, Новинский как раз говорит, что патриоты были в балаклавах.

 

Ну, и завершил свою победную реляцию об операции в Одессе Зорян так: «это не окончательная победа, но серьезный шаг в борьбе с антигосударственными настроениями, в котором большую роль сыграла профессиональная и толерантная работа правоохранительных органов».

 

И напомнил, что полиция заранее предупреждала активистов, что если в Одессе 2 мая будут люди в балаклавах или с запрещенными предметами, их задержат.

 

Ммм, это кто же по Одессе в балаклавах рассекает? Кто же с запрещенными предметами то и дело в истории влипает? Кто срывает судебные заседания, бросает гранаты и файеры в окна судьям? Кто по обкурке или синьке выдергивает пистолеты и палит куда попало? Мдя…

 

Можно смело прогнозировать дальнейшее срастание власти с передовым отрядом радикалов и добровольной переуступки государственной монополии на насилие криминально-националистическим линчевателям.

 

Нюра Н. Берг, «Антифашист»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Nasilie_40b4


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1