Японский премьер в Сочи готовился к эпохе «после Обамы». Дмитрий Косырев

   Дата публикации: 06 мая 2016, 20:45

 

Состоявшаяся в пятницу в Сочи встреча российского президента Владимира Путина и японского премьера Синдзо Абэ если и имеет отношение к нашим Курильским островам, то очень отдаленное. Главная тема встречи была совсем другая, и даже не вполне двусторонняя японо-российская.

 

Синдзо Абэ

 

Скорее, речь шла о том, как сделать Японию чуть менее «западной» и чуть более самостоятельной, особенно в эпоху возможных перемен в США. Причем инициатива исходила от Токио, а Москва, конечно, не возражает.

 

 

И Запад, и Восток

 

Для начала посмотрим на ключевую часть беседы двух лидеров: их обсуждение плана двустороннего экономического сотрудничества из восьми пунктов.

 

Вы спросите: как же это так, Япония ведь принадлежит к тем нескольким странам «политического Запада», которые пытаются утверждать, что изолируют Россию путем санкций. Ответ: Токио старается одновременно и соблюдать (довольно формально) режим санкций в качестве страны Запада, и быть все-таки страной Востока, чьи главные соседи — Россия и, не забудем, Китай. То есть перед нами почти невозможный цирковой номер государства, оказавшегося в тяжелом геополитическом положении или, точнее, силой загнанного в такое положение.

 

То, что происходило в Сочи, — не совсем двусторонняя дипломатия, она очень даже глобальная. Поездка японского лидера становится понятнее, если посмотреть на недавний похожий визит японского министра иностранных дел Фумио Кисиды в Китай. Эти два визита очень похожи, и они связаны между собой.

 

Известно, что с самого 1945 года Япония — страна, не совсем самостоятельная во внешней политике. Она, возможно, имела бы очень неплохие отношения со своими российским и китайским соседями, но как только таковые налаживаются, США одергивают Токио и в очередной раз возвращают Японию к роли союзника, «сдерживающего» Москву и Пекин. Но тогда страдают интересы Японии, и не только экономические.

 

Не забудем, что у Японии есть территориальные разногласия и с Россией, и с Китаем, которые были бы, возможно, давно решены, если бы не подстрекательская роль США. Но тем более неосмотрительно было со стороны Токио делать сейчас антикитайские заявления насчет территориальных споров между несколькими странами и Китаем в Южно-Китайском море, то есть по сюжету, который к Японии не имеет отношения.

 

Сейчас гонконгская газета South China Morning Post так оценивает происшедшее в Пекине: визит Кисиды был попыткой минимизации ущерба, поскольку отношения двух стран экономически слишком важны, чтобы доводить дело до нынешней напряженности. А пекинская «Жэньминь жибао» сообщает, что японскому гостю были выдвинуты условия для восстановления нормальных отношений. И, что важнее, он сказал в ответ много слов о том, насколько Китай важен для Японии.

 

А теперь — поездка уже премьер-министра страны в Сочи, где главная тональность его слов та же, что в Пекине: мы нужны друг другу, «наши двусторонние отношения активно продвигаются вперед» и так далее. Минимизация ущерба, словом.

 

В общем, Токио старается обозначить пределы, за которыми Япония уже не сможет служить орудием американских интересов, и старается поместиться между Западом (то есть США) и Россией с Китаем, так, чтобы всем было относительно хорошо.

 

 

А что касается Курил…

Эта работа будет продолжена. В мае в Японии собирается G7, и Абэ, предположим, будет играть там роль человека, наводящего мосты с Москвой и Пекином. Но «семерка» — клуб с ограниченным влиянием, это всего лишь страны Запада, зато осенью в Ханчжоу (Китай) соберется куда более эффективная «Группа двадцати», куда входят Китай и Россия, как и Япония, и прочие члены «семерки». Япония хочет попытаться укрепить самостоятельность, опираясь на оба формата.

 

Что у нее из этого получится — вопрос сложный. Но нетрудно заметить, что в попытках «сдерживать» Россию и Китай США заигрались, поставив в сложное, если не невыносимое положение и европейцев, и Японию.

 

Япония в Азии играет ту же незавидную роль, что страны ЕС в Европе: роль жертвы. Очень похожие «украинский кризис» на Западе и кризис с Южно-Китайским морем на Востоке подогреваются США, в результате же страдают американские союзники, которым не дают общаться с Россией и Китаем по множеству важных для союзников вопросов, с риском потерять голоса на любых предстоящих выборах. Вот и премьеру Абэ, говорят, звонил Барак Обама и советовал не ехать в Сочи.

 

Но что если голоса потеряет партия демократов в США — то есть проиграет президентские выборы в ноябре? Тогда те, кто послушался Барака Обаму и его бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, и подавно окажутся в смешном положении.

 

Ждать новой политики Вашингтона, оставшись без крупных друзей в Азии (в случае с Японией), — не лучшая перспектива. В общем, сейчас самое время подстраховаться перед наступлением эпохи «после Обамы», сделать несколько шагов в сторону Москвы и Пекина. Что мы и наблюдаем, причем далеко не только в случае с Японией (европейцы тоже этим заняты). Для Токио вопрос только в том, сколько именно таких шагов делать, как найти точку баланса между Западом и «незападом». Это нелегко, но Абэ старается…

 

Что же касается как-то слабо звучавшего в Сочи вопроса о Курильских островах, то фактически с конца 1990-х годов обеим сторонам было ясно, что Япония их не получит. А сейчас и подавно. Эту проблему несколько лет пытались поддерживать на малом огне японские (да и некоторые российские) журналисты, сочиняя длинные комментарии по поводу тех или иных высказываний должностных лиц в ответ на свои же назойливые вопросы. Потом и эта активность всем надоела, хотя иногда вспыхивает.

 

Полагаю, что проблемы Курил вообще не существует и российско-японские отношения развиваются независимо от Курил. Хотя давайте посмотрим, чисто теоретически, существуют ли вообще международные прецеденты урегулирования таких вопросов? Лучший из них — это Россия и Китай.

 

Было ясно, что когда пограничная река принадлежит только одной стороне (а не делится по фарватеру) — это какой-то феномен международного права, который рано или поздно придется приводить в соответствие с прецедентами. Но хотя все это понимали, российско-китайские переговоры на эту тему тянулись почти четыре десятилетия. И пока они шли, две наши страны прошли путь от военных пограничных конфликтов до нынешнего стратегического партнерства, когда ключевые части обществ обоих государств понимают, что вот теперь — пора, с таким соседом можно и нужно заключать соглашения.

 

Нам с Японией до такого состояния дел явно далеко. Хотя встреча в Сочи как минимум похожа на маленький шаг в нужном направлении.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1