Когда шутки кончились. К двухлетию начала войны на Украине. Иван Зацарин

   Дата публикации: 02 Май 2016, 11:22

 

2 мая 2014 года в результате столкновений в Одессе погибли 48 человек. 42 из них – сгорели в Доме Профсоюзов.

 

2 мая 2014 года

 

Современная Украина есть закономерный результат двух процессов: евромайдана и гражданской войны. Что позволило первому перерасти во второе? Массовое убийство а) одними обычными людьми других обычных людей; б) днём, в крупном городе; в) оставшееся безнаказанным. Сегодня, во вторую годовщину событий в Одессе, стоит поговорить о том, как гражданская война перестала быть шоу и стала реальностью.

 

 

Как такое вообще могло произойти

 

Украинский «майдан» не ограничивался одним только Киевом. Там, разумеется, был основной. Но и в областных центрах были собственные майданчики. Причём Одесса – один из немногих городов, где существовали сразу два лагеря – сторонников и противников майдана. И последний просуществовал более двух месяцев после переворота, чуть-чуть не дотянув до референдумов в Донецке и Луганске.

 

К тому времени это был вообще последний пример организованного сопротивления за территориями будущих ДНР и ЛНР. (потому упрёки некоторых ультрапатриотов в духе «Одесса слила» – не от большого ума).

 

В конце января 2014 года в ответ на обострение политического противостояния в Киеве активисты антимайдановского политического лагеря начинают формирование дружин самообороны. Одной из их задач была охрана здания ОГА от захвата противниками – сторонниками майдана из Одессы, а также из других городов (существовали мобильные группы, которые в январе-феврале раскачивали ситуацию в регионах). Местом сбора одесского антимайдана стало Куликово поле (площадь неподалёку от железнодорожного вокзала. На ней расположен Дом Профсоюзов), со временем там организовали палаточный лагерь.

 

Ситуация осложнилась в конце марта, именно тогда уже перешедшая под контроль новой власти СБУ начала аресты лидеров одесского антимайдана. Другим пришлось покинуть Украину. В апреле от властей прозвучали первые угрозы ликвидировать лагерь на Куликовом поле, а от «Правого сектора» – сделать это, не дожидаясь помощи властей.

 

 

2 мая

 

События, произошедшие в этот день, однозначно свидетельствуют: готовилось всё заранее, а апрельские угрозы не были пустым звуком. В Одессу прибыли не менее 15 автобусов с боевиками «сотен» Евромайдана, батальона «Днепр-1», «Правого сектора». Официально – для проведения марша «За единство Украины». В качестве агитационных материалов они привезли с собой биты, цепи, топоры, средства для изготовления «коктейлей Молотова», травматическое и огнестрельное оружие. Немного позже единство Украины на Донбассе будет пропагандироваться применением РСЗО и тяжёлой артиллерии, однако тогда об этом ещё никто не подозревал.

 

После столкновений с дружинами самообороны антимайдана в центре Одессы боевики переместились к палаточному лагерю, оставшемуся почти без охраны и разгромили его. Находившиеся там одесситы отступили в Дом Профсоюзов, ставший для них не убежищем, а ловушкой. Боевики подожгли здание «коктейлями Молотова». Спасающихся от огня и дыма людей избивали: каждый четвёртый погибший в ДП умер уже на улице – от травм, полученных при либо после падения.

 

Одесса 2 мая 2014 Уникальная съёмка. Палачи одесситов от начала до конца [18+]

 

 

С тех пор прошло два года. Несмотря на обилие фото- и видеоматериалов, свидетельских показаний, никто из участников налёта на Куликово поле и Дом Профсоюзов не привлечён к ответственности. Даже дисциплинарной (т.к. первый виновник – тот, кто дал команду пропустить полтора десятка автобусов с вооружёнными боевиками в город).

 

 

Одесса как начало войны

 

Когда-то давным-давно, ещё во времена первого майдана, украинцы гордились: «революция» случилась бескровно (не совсем, однако пусть – бескровно). Не было драк, не было стрельбы – до сих пор в проукраинской публицистике можно прочесть нечто подобное. Эта мантра повторялась настолько часто, что похоже в неё начали верить даже противники майдана.

 

Частично именно этой наивной верой объясняются кадры весны 2014 года: жители Донецкой области с голыми руками бросаются останавливать бронетехнику, стоят с дубинками на блокпостах. Немногие знают, что оружие было и на первом майдане. Просто тогда до стрельбы не дошло.

 

Но вот прошло 10 лет, перед нами уже новый майдан. Без крови, стрельбы и трупов в этот раз не обошлось. Однако события по прежнему локализованы несколькими кварталами в центре Киева. И кажется, что всё привычно: очередной переворот, Юго-Восток  Украины побурлит и смирится. Однако именно 2 мая в Одессе стало датой, которая гораздо важнее всех прошлых и будущих майданов, важнее любого из событий в промежутке 1991-2014 гг.

 

Раньше Украина представляла собой рядовой лимитроф с экономикой ликвидационного типа. Соответственно, политический процесс Украины был жёстко завязан вокруг того, какая из группировок украинской элиты будет верховодить в этом процессе, снимая основную прибыль, а какие – ходить мимо и подбирать объедки. Даже майдан со временем списался в эту схему: донецкая элита во второй половине нулевых тоже освоила эту магию.

 

Однако никогда до этого одни граждане Украины не убивали полсотни других граждан Украины просто за политические убеждения. Именно Одесса сделала происходящее на Украине гражданской войной. Чем характеризуется гражданская война? Это в гражданской войне нет мирного населения. В гражданской войне нет линии фронта.

 

Именно после Одессы укропатриоты окончательно стали зверьём, дорвавшимся до крови. Именно после Одессы ополченцы Донбасса окончательно поняли, что политический цирк окончен. Война из потешной превратилась в реальную. Одновременно 2 мая начались бои за Славянск, затем зачистка Мариуполя и далее со всеми остановками вплоть до сегодня.

 

Кроме того, события Одессе и Донбассе связаны общими фигурантами. Участие «Правого сектора» в штурме Дома Профсоюзов изначально не отрицалось, а в развязывании войны в Донецке было подтверждено буквально на днях: экс-глава «Правого сектора» Ярош заявил, что его боевики предпринимали налёты на блок-посты вокруг Славянска за две недели до начала его штурма.

 

В этом и состоит трагедия 2 мая. Это не случайное стечение обстоятельств, как затем его пытались представить киевская власть и следствие, не случайная жестокость толпы, а один из эпизодов продуманного и спланированного террора. Его задачи: вызвать ответную реакцию, т.е. собственно перевести гражданскую войну в активную фазу, чтобы ответным ходом взять Восток Украины под контроль силой; повязать кровью всех, кто на тот момент находится на стороне киевской власти.

 

Повязать получилось. Кто бы теперь ни сменил Порошенко, между жителями разных регионов Украины будет стоять кровь. Республика и до этих трагических событий не сильно отличалась единством, а после них единой не будет уже никогда.

 

***

 

Вопрос о том, как воссоединить расколотую Одессой Украину, в рамках «украинского проекта» в принципе не имеет ответа. Сама Украина, являющаяся по сути явлением временным, возникшим как переходная форма на стыке двух эпох в истории «Большой России», не призвана решать подобные вопросы. Её историческая роль – по сути, роль временного административного образования, охватившего несколько осколков исторической русской территории. И «восстановление единства» в украинском случае может произойти и произойдёт лишь после исчерпания проекта, известного сегодня как Украина.

 

Иван Зацарин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Odessa_2_may_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1