Зачем приезжала Нуланд? Василий Стоякин

   Дата публикации: 30 апреля 2016, 17:02

 

Визит Виктории Нуланд был одним из главных событий последнего времени и выглядел если не сигналом поддержки, то демонстрацией внимания к проблемам Украины. Особенно – на фоне явного неодобрения со стороны ЕС, выразившегося, прежде всего, в переносе на сентябрь заседания Европарламента по вопросу либерализации визового режима (зная, какую роль играет «безвиз» в украинской евромифологии, этот удар чрезвычайно болезненный).

 

Виктория Нуланд

 

Заявления Нуланд (как прямые, так и в передаче, например, депутата Войцицкой) в одних читателях вызвали ощущение «перемоги», в других – «зрады». Между тем, ощущения эти, с моей точки зрения, не вполне корректные.

 

 

Хто така пани Нуланд?

 

Прежде всего, надо понимать, что Нуланд – вовсе не представительница президента Обамы. На самом деле она посланец влиятельной транспартийной группы «неоконсерваторов». Именно неоконы выступают в качестве проводников глобальной либеральной революции и принудительной «демократизации» (многие аналитики находят черты сходства их стратегии с троцкизмом).

 

Соответственно надо понимать, что позиции Обамы и Нуланд относительно Украины разные.

Обама свою позицию обозначил достаточно четко – Украина все равно останется в поле влияния России, поэтому США бороться за нее не будут. За скобками остается признание ошибочности политики инициирования и поддержки Майдана. Храбрость Обамы объясняется легко – он покидает президентский пост и уже свободен от обязательств перед неоконами.

 

А вот неоконы все еще считают, что могут удержать Украину под контролем и дальше использовать ее как плацдарм для борьбы против России. Тем более что их влияние остается значительным и усилится после того, как президентом США станет Хиллари Клинтон (кстати, Нуланд может занять в ее администрации значительно более высокий пост, чем сейчас).

 

Таким образом, цель визита Нуланд – оценить, насколько катастрофичным было поражение США, выразившееся в назначении нового правительства.

 

 

Контрреволюция в Киеве

 

Внешне все выглядит вполне благопристойно – новая коалиция состоит из тех же политических сил, что и старая, а правительство старательно демонстрирует преемственность реформаторского курса. Даже подготовленные прошлым кабинетом законопроекты (о рынке электроэнергии, например) подаются в Раду в автоматическом режиме – явно не только без изменений, но даже и без обсуждения (на это просто не хватило бы времени). Тем не менее, на самом деле в Киеве произошла настоящая контрреволюция.

 

Та власть, которая была установлена в 2014 году с непосредственным участием Нуланд, представляла собой бесхитростную оккупационную администрацию. Когда она себя исчерпала (чрезмерно сблизившись с крупным украинским капиталом), США были совсем не против, заменить ее на другой извод такой же администрации (недаром в качестве кандидата в премьеры рассматривалась Наталья Яресько). Однако вместо этого было сформировано правительство олигархического консенсуса, чего США, безусловно, хотелось бы избежать.

 

Само по себе эта «контрреволюция» имеет два последствия.

 

Во-первых, новая власть будет защищать интересы украинского крупного бизнеса, а это существенно усложнит реализацию целей транснациональных корпораций в Украине. Основная борьба, насколько можно судить, будет проходить вокруг структуры украинских рынков, условий приватизации и реформы правоохранительных органов.

 

В этих сферах негативные (с точки зрения США) тенденции уже наметились – в то время как правительство демонстрирует достойную поддержки готовность служить, Рада проваливает назначение нового Генпрокурора (а на профессионального революционера Луценко явно ставил не только президент, но и США, которые таких «профи» готовили и продвигали) и реформу исполнительной службы. А теперь подумайте – случайность ли это, и нет ли некой связи между подобострастным поведением правительства и неуступчивостью Рады? Вот и Нуланд, судя по всему, думает, что таки да – ее пытаются, эээ, обмануть…

 

Во-вторых, новое правительство имеет гораздо более слабую поддержку в обществе и в парламенте. Причем вопрос тут не политический, а философский. Нынешнее правительство не имеет внешнего источника легитимности, который обладал кабинет Яценюка (тот самый телефонный разговор Нуланд и «российская агрессия»). Внутренние же источники легитимности, худо-бедно работавшие на протяжении последних 25 лет, сломаны (преемственность с УССР попала под декоммунизацию).

 

С тактической точки зрения это даже и неплохо для США, поскольку нежелательное правительство либо вынуждено будет стать еще более проамериканским, чем предыдущее, либо же провалится. Но, на самом деле, хорошего для США варианта тут нет – дестабилизация политической ситуации неизбежна и сокращение американского влияния только начинается. Скорее всего, США придется переходить к косвенному управлению территорией – через своих союзников и партнеров. А они либо слишком слабы (Польша, Румыния; Грузия и Прибалтика уже списаны, как я понимаю), либо ненадежны (Турция).

 

 

Выполнение Минска: зрада чи перемога?

 

Вопрос Донбасса связан с общей картиной.  США, безусловно, «замирять» никого не собирается. Просто потому, что стремление любой ценой всех между собой помирить это стратегия отнюдь не Вашингтона, а Москвы, в ее нынешнем состоянии.

 

Стремление это является отображением собственного российского опыта. В нынешней России существуют сильнейшие внутренние конфликты: между либеральной элитой и исповедующей традиционные ценности этатизма и коллективизма основной массой населения; между центром и регионами. Одержать победу элита и центр не могут, поскольку не имеют приемлемой идеологии (по сути, вся идеология Кремля заимствована у США). Соответственно, они вынуждены заниматься дипломатическим лавированием и экономическим торгом (очень характерный заголовок: «На 49% Медведев не либерал»). Эта практика естественным образом переносится и на сферу внешней политики.

 

США же (точнее – не сами по себе США, а неоконы), как «титульный» носитель либеральной идеологии, в маскировке не нуждаются и могут себе позволить последовательность. Потому США в примирение не играют, а стремятся достичь победы или, хотя бы, заморозить конфликт до тех времен, когда соотношение сил позволит достичь победы.

 

В данном случае ситуация для США невыгодная, но это не значит, что нельзя получить тактический выигрыш и протянуть время до выборов. Как ни странно, но успех тут лежит именно в плоскости выполнения Минских соглашений. Пока вес США еще достаточно велик, можно попытаться выжать из Украины выполнения своей части Минска («особый статус» в Конституции, закон о выборах, амнистия).

 

Это позволит США снова завладеть инициативой. Дело в том, что Россия на настоящий момент не готова буквально выполнять Минские соглашения. Они подразумевают разоружение и ликвидацию республик Донбасса с последующей «зачисткой» территории (ПАСЕ недавно подтвердила, что никаких претензий к Украине в случае массовых репрессий на Донбассе не будет). Их выполнение наверняка пошатнет консенсус между элитой и обществом, о котором я писал выше. Именно поэтому, кстати, Россия выставляет Украине требования, которых в соглашениях вообще нет: «народные республики» вместо «представителей общественности отдельных районов», «автономия Донбасса» вместо «расширенных прав местного самоуправления в отдельных районах» и т.п.

 

Ну а раз Россия не выполняет, то можно сохранять конфликт в полузамороженном состоянии и продлять санкции. ЕС, в лице Меркель, с такой постановкой вопроса согласен.

 

Правда, и здесь интересы США и украинской элиты расходятся. Последняя не очень хочет возвращать Донбасс. Это грозит ей существенным проблемами – от попыток государственного переворота до провала на выборах. Причем в любом случае к власти приходят радикалы (сейчас в них играет Тимошенко).

 

Именно поэтому мы наблюдаем сейчас обострение ситуации на Донбассе и в южных областях Украины – «путинская агрессия» вполне достойный повод для Киева, чтобы не выполнять Минск. Хотя, справедливости ради, тут плохого варианта для США нет – просто Европе жалобы на «агрессию» уже порядком надоели, и убеждать ее будет трудно. Но не нереально.

 

 

Резюме

 

Я, безусловно, не знаю, к каким выводам пришла Нуланд в ходе своей миссии. Логично предположить, что пока что США будут стремиться реализовать свои интересы через нынешнюю украинскую власть. Однако доверия к ней уже нет. Поэтому шансы Порошенко досидеть на посту президента до 2020 года стремительно снижаются. А детали смены политического режима будет решать новая вашингтонская администрация. «Живая сила» (включая «небесную тысячу») для нового Майдана уже готова.

 

Василий Стоякин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1