Вашингтон усилит давление на Киев. Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 28 апреля 2016, 15:05

 

Прошло двое суток после визита в Киев помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд. За это время украинские политики и СМИ успели впасть в истерику по поводу «ультиматума Нуланд», опровергнуть наличие ультиматума, подтвердить опровержение и опровергнуть подтверждение. В сухом остатке имеем поставленную помощником госсекретаря задачу: реализовать политическую часть минских соглашений уже в мае-июле. Остальное потом, как-нибудь, если получится.

 

Виктория Нуланд

 

Если датировать рекомендации Нуланд киевскому режиму серединой прошлого или даже позапрошлого года, то под ними можно было бы спокойно поставить подпись Путина или Лаврова. Это Россия изначально настаивала на федерализации, а после оформления Минска-2 на выполнении Киевом своих обязательств по изменению Конституции и принятию соответствующего избирательного законодательства. В те, совсем недавние, времена, Нуланд, глядя в пространство оловянными глазами, как заведённая повторяла, что США настаивают на том, что именно Россия должна реализовать Минск, восстановить территориальную целостность Украины и т.д., и т.п.

 

И вот теперь помощник госсекретаря продиктовала Киеву российскую позицию и потребовала её безусловной реализации. Что произошло?

 

Ещё в середине прошлого года я писал, что для США критическая фаза украинского кризиса наступает на год раньше, чем для России. В США президентские выборы пройдут в ноябре 2016 года. К этому времени проект должен быть либо успешно завершён, либо тихо свёрнут. Иначе республиканцы обязательно поставят это лыко в строку демократическому кандидату и шансы бабушки Клинтон победно въехать в Белый Дом (и так проблематичные) резко просядут.

 

В свою очередь, для России критическая фаза наступит в 2017 году, в преддверии президентских выборов 2018 года. На думских выборах текущего года депутаты будут отчитываться о результатах строительства дорог, детских площадок, больниц и школ, будут критиковать финансово-экономическую политику правительства и требовать от Центробанка больше кредитов, дешёвых и разных. Внешняя политика в целом и Донбасс с Украиной в частности станут предметом повышенного внимания общества именно в ходе президентской избирательной кампании. Ещё год Москва может не торопиться. Это у Вашингтона флажок на часах падает.

 

Активничавшие в первой половине 2015 года европейские союзники США (Франция и Германия) давно осознали свою неспособность преодолеть неадекватность киевских политиков. Последняя попытка была сделана в октябре, когда Порошенко вызывали на инструктаж в Париж. В результате Франсуа Олланд вообще «забыл» о существовании Украины. Ангела Меркель, будучи гораздо плотнее ангажирована в украинскую тематику, печально повторяет абстрактную фразу о необходимости реализации Минска, давным-давно не уточняя, кто прав, кто виноват и не вдаваясь в подробности плана и очередности шагов по его имплементации. Но в целом тоже старается избегать украинской тематики. Даже тема сирийских беженцев представляется ей более выигрышной.

 

США остались с киевским режимом один на один. Им больше не на кого перекладывать ответственность. В результате произошло чудо. Не сумевший ни стать полноправным участником минского процесса, ни разрушить его Вашингтон вынужден добиваться от Киева выполнения договорённостей, заключённых без Америки, вопреки американской воле и идущих вразрез с американскими планами.

 

Не думаю, что в США не понимают, что реализация Минска не поможет им спасти Украину. И не то чтобы в США сильно переживали по поводу развала Украины и сваливания данной территории в кровавый хаос всеобщей махновщины с нацистским привкусом. Вашингтону необходимо выиграть время до своих выборов. А потом новый президент, находясь в более устойчивой позиции, будет решать, что делать с этим проектом дальше.

 

Именно поэтому США настаивали на сохранении правительства Яценюка. Американцы не сомневались, что Гройсман или кто-то другой будет проводить проамериканскую политику и реализовывать «реформы» по плану МВФ не хуже, чем Яценюк. Правительство Яценюка обладало одним несомненным достоинством – оно балансировало внутриполитические расклады, оттягивая на себя народную ненависть. С его уходом Порошенко оказывался один на один с опасающимися его усиления олигархами и с ненавидящим его (уже его, а не Яценюка) народом.

 

О том, что Вашингтон абсолютно правильно оценивал ситуацию свидетельствует факт требования досрочных выборов Рады, выдвинутых не вошедшими в новую коалицию (БПП/НФ) партиями немедленно после отставки Яценюка и замены его на Гройсмана. Тогда же началась политическая и информационная атака на Порошенко. Причём активность нацистской (легальной) оппозиции Порошенко настолько серьёзна, а процессы развиваются так быстро, что у США есть все основания сомневаться, что ему удастся удержаться у власти до осени.

 

Единственный способ микшировать противоречия – пресловутая «децентрализация» (как в Киеве именуют федерализацию). Она передаёт значительную часть полномочий на места, резко снижает значение президентского поста и центральной власти в целом. США не обманываются – федерализация не только не поможет избежать развала Украины, но сделает его неизбежным. Однако в нынешней ситуации он и так неизбежен. Достоинство же федерализации/«децентрализации» состоит в том, что она позволяет несколько отсрочить неизбежное. Пока политики будут торговаться вокруг Конституции, пока финансово-политические группировки будут бороться за влияние в регионах и упрочивать своё положение в захваченных вотчинах, год как раз и закончится. А заодно и президентские выборы в США пройдут.

 

Ну а там уж развалится Украина в марте или в мае – не проблема Вашингтона. Это уже будет проблема России и её партнёров в ЕС, которым накануне собственных выборов придётся решать что делать с «европейским Сомали».

 

Поскольку же федерализация/«децентрализация» является одним из базовых пунктов Минска, не удивительно, что Вашингтон стал очень конструктивен. С одной стороны, «прозревшая» американская дипломатия идёт навстречу российским и европейским партнёрам, принуждая Порошенко к выполнению договорённостей. В обмен можно просить о хоть небольших, но уступках. С другой стороны, США решают свою важную тактическую проблему, регулируя сроки выхода украинского кризиса в активную фазу таким образом, чтобы он (кризис) ударил по Москве и Брюсселю, но не по Вашингтону. В общем, американцы пытаются занять позицию ростовщика из анекдота, после общения с которым у крестьянина «топора нет, рубля нет, ещё рубль должен и, главное, всё правильно».

 

Утешает то, что в силу неадекватности киевских политиков и состоявшегося перехода украинского кризиса в неуправляемую фазу реализация интересов США является крайне непростым делом. Во-первых, не для того Порошенко шёл в президенты и «так страдал», сражаясь с Яценюком, чтобы теперь отдать власть, а значит, и контроль над финансовыми потоками, региональным элитам. Во-вторых, против этого выступают и лидеры всех системных украинских политических сил. Они-то тоже выстраивали механизмы своего влияния, опираясь на центр и исходя из того, что победа в Киеве решает всё. И они не желают попадать в зависимость от руководителей местных и региональных организаций. В-третьих, федерализм на Украине официально приравняли к сепаратизму. Его пропаганда – уголовное преступление. Против федерализма нацистские добровольцы два года воюют и умирают в Донбассе. Резкий разворот будет воспринят как предательство, начало реализации Минска (пусть и по рекомендации Вашингтона) назовут капитуляцией перед Москвой. По целому ряду причин киевским властям проще продолжать самоубийственную политику и надеяться на чудо, чем начать конституционную реформу, без которой реализация политической части Минска невозможна.

 

Собственно поэтому на Украину и отправилась Нуланд. Киевский режим – полностью её проект. Это она спасала и вдохновляла майдан. Это она додавливала полностью дезориентированного и окончательно утратившего адекватность увальня Януковича, требуя от него переговоров с «общественностью», в упор не замечая нацистов на майдане и, одновременно, конфиденциально информируя его, в ходе переговоров, что на майдане полно боевого оружия (включая пулемёты) и что, в случае попытки разгона, оно начнёт стрелять. Наконец, это именно она полностью назначила весь первый состав украинской власти после переворота. И её ставленники руководили страной два года (до отставки Яценюка), да и сейчас не на последних позициях в Киеве находятся.

 

Она создала проблему – ей и решать. Справится – имеет шанс стать госсекретарём при президенте Клинтон (если бабушка к славе её не приревнует). Не справится – уйдёт в бизнес на заслуженный отдых.

 

А справиться будет сложно. Порошенко майданом не испугаешь. Майдан – дестабилизация, а это именно то, чего боятся США. Дворцовый переворот с убийством (по африканским сценариям) – выход неоднозначный. Новую власть необходимо будет легитимировать, а это крайне сложно. За пост президента тут же начнётся борьба группировок, что дополнительно дестабилизирует обстановку в стране. Способность же США влиять на ситуацию критически снизилась по сравнению с февралём-маем 2014 года. Не факт, что им удастся развернуть события не то что в нужном, даже просто в относительно безопасном для собственных интересов направлении.

 

Давить на Порошенко Нуланд будет. Но вот удастся ли его передавить в ситуации, когда ultima ratio не может быть использован? Или США, в отчаянии, решатся смести с украинской доски все фигуры в надежде на то, что наступивший хаос ударит по России сильнее, чем по ним?

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1