Отчаянное положение как прелюдия отчаянных решений. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 28 апреля 2016, 12:53

 

Ситуация на Украине позволяет предполагать наличие у США альтернативной стратегии для этой страны

 

Барак Обама

 

Без всякого шапкозакидательства, можно констатировать, что положение киевского режима, как говорится – хуже губернаторского. Экономика едва трепыхается возле полного нуля, финансовых резервов – ноль целых хрен десятых, внешняя зависимость – абсолютней не бывает. В таких условиях выгребать против течения, все равно, что плевать против штормового ветра. Именно поэтому большинство аналитиков сходится в том, что шансы Киева тухлые и ему, волей-неволей, придется принимать условия, которые ему продиктованы Вашингтоном.

 

А суть таковых, если верить разного рода «инсайдам», заключается в забвении киевской властью темы Крыма и в признании фактической независимости Донбасса. То есть в фактической капитуляции хунты.

 

Если предположить, что это действительно так, и американские кураторы Киева готовы на такой размен с Россией, то положение украинского режима уже можно считать отчаянным. Поскольку он находится в стопроцентной финансовой зависимости от Запада и может рухнуть буквально на следующий день после прекращения внешнего финансирования.

 

Мотивация американцев может быть весьма разнообразной – от сложностей во взаимоотношениях с Европой, до определенной усталости от геополитической тупиковости украинской затеи и достаточно безрадостной перспективы бесконечного финансирования этого убыточного проекта.

 

Однако США не могут не понимать и того, что окончательная, формальная сдача Крыма и Донбасса, отнюдь не консолидирует оставшуюся в их руках часть Украины, но строго наоборот – будет способствовать ее дальнейшей дестабилизации и дезинтеграции с перспективой восстановления полного российского контроля над данной территорией.

 

Поэтому выгоды США от подобного «размена» далеко не очевидны. Что побуждает предполагать наличие иных, неафишируемых американских стратегических подходов к определению будущего Украины. Тем более, что при всей управляемости внутренней украинской ситуации со стороны США, было бы неправильно считать ее абсолютной. Нельзя исключать, что в случае попытки навязать нынешней ультра-националистической «элите» заведомо неприемлемые для неё решения, она может выйти из под контроля и предпринять пусть и заведомо бесперспективные, но самостоятельные шаги. Тем более, что эта «элита» прекрасно осознает наличие большой опасности для собственного существования в случае окончательной сдачи краеугольных позиций.

 

Поэтому её сопротивление будет самым ожесточенным. Особенно со стороны так называемой «верховной рады», которая буквально под завязку набита всевозможными идейными психопатами во главе с официальным сумасшедшим — спикером Парубием. Именно через эту девиантную структуру предстоит проводить все решения и конституционные законы, связанные с Донбассом. Причем, на этот раз прежние киевские фокусы с односторонними «особыми статусами» уже не прокатят. Донецкие республики не пропустят ничего с ними не согласованного.

 

Поэтому потенциал для национал-экстремистского взрыва существует и преуменьшать его никак не следует. Американцам сие прекрасно известно, потому что это их собственные кадры, которых они готовили еще для штурма режима Януковича.

 

И поэтому не следует исключать, что параллельно с политкорректной риторикой на тему «замирения» Украины, которое на самом деле ничего хорошего для США не сулит, Вашингтон прорабатывает и принципиально иную стратегию, которая, во всяком случае, куда более последовательна и целесообразна с точки зрения тех изначальных целей, которые они преследовали на Украине.

 

И коль скоро, содержание этого геополитического, антироссийского проекта иначе как за счет Запада в принципе невозможно, то он вправе, как минимум, рассмотреть варианты, наиболее оправданные с точки зрения дальнейшего вложения денег.

 

В этом отношении, еще один неонацистский переворот на Украине с приходом к власти самых экстремистских, бескомпромиссных и русофобских сил может представляться не таким уж и безнадежным. Во-первых, он позволит, пусть даже за счет страха и террора, но консолидировать погружающуюся в хаос проамериканскую часть Украины. Во вторых, позволит наиболее эффективным образом канализировать энергию бандеровской ненависти в восточном направлении – против России. Это тем более резонно, если исходить из того, что в плане геополитической стратегии США, задачу радикального ослабления, или даже уничтожения России, вряд ли можно считать утратившей актуальность.

 

Конкретные механизмы и рычаги перевода украинской ситуации в самую экстремальную плоскость могут нарабатываться буквально по ходу событий. Очень много косвенных признаков и утечек, которые неизбежны при таких резких поворотах событий, могут свидетельствовать о таких намерениях. В частности, об этом говорят и вдруг возникшие, вроде бы из ниоткуда, заявления обычно неплохо осведомленного о настроениях в Вашингтоне Саакашвили об уже начавшемся распаде украинского государства и о неспособности нынешней власти помешать таковому. Резкое нагнетание ситуации в Одессе с направлением туда самых отборных нацистских головорезов, также подтверждает высокую вероятность запуска экстремального сценария.

 

И, конечно же – на острие удара может вновь оказаться Донбасс, поскольку в этой ситуации и у самого киевского режима не останется никакого иного выбора, кроме как соответствовать новому экстремальному тренду.

 

В любом случае, положение нынешней украинской правящей группировки, в самом широком ее понимании, становится все более отчаянным. И ожидать от неё в этой ситуации каких –либо иных действий, кроме таких же отчаянных, было бы нелогично. Разумеется, отчаяние – очень плохой советчик и подсказчик. И действия киевской неонацистской власти вряд ли будут иметь долговременную, устойчивую перспективу. Но ведь этого от неё и не требуется. По большому счету любые нацистские проекты по определению кратковременны. Тот же «тысячелетний рейх» Адольфа Гитлера, просуществовавший аж 12 лет, наглядное тому подтверждение. Те задачи, ради которых они создаются, как правило, четко очерчены во времени и пространстве и обычно рассчитаны на максимально энергичное решение в течение кратчайшего исторического времени. В данном случае, такая задача – уничтожение России, вполне очевидна. И для её выполнения нынешняя Украина – идеальный инструмент. Тем более, что другого у Запада просто нет.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1