Милан Кнежевич: Балканским странам пора найти точку соприкосновения, и это точно не НАТО

   Дата публикации: 26 апреля 2016, 11:45

 

В Черногории анонсированы новые протесты против вступления в НАТО. Символично, что они состоятся 8 или 9 мая. Как известно, эта страна в декабре прошлого года получила официальное приглашение присоединиться к альянсу, несмотря на массовые протесты граждан против такого решения. Черногорцы собрали подписи за проведение референдуму по столь важному вопросу, но прозападные власти в стране блокируют возможность народа самостоятельно определить свою судьбу.

 

 

На вопросы корреспондента News Front в Черногории о ситуации в стране ответил Милан Кнежевич – председатель Демократической народной партии в Черногории, которая входит в состав оппозиционного блока Демократический фронт. Именно он анонсировал проведения майских митингов.

 

— Здравствуйте, господин Кнежевич, спасибо, что согласились на встречу с нами. Недавно вы анонсировали новые протесты против НАТО на 9 мая. По этому поводу первый вопрос: почему выбрана именно эта дата и какую она несет символику?

 

— Понятно, что 9 мая – это память о Дне Победы против фашизма. И мы в ДНП вместе с другими организациями, которые против вступления Черногории в НАТО, считаем, что празднуя День Победы 9 мая, мы заявляем о том же, о чем говорила Черногория во время Второй мировой войны: мы не хотим быть членом агрессивного военного альянса. Черногорский народ свободолюбив, и он не желает оказаться в межблоковских распри в виде некой геополитической марионетки.

 

По поводу самого протеста, скорее всего, он будет в ночь на 9 мая, то есть, 8 мая.

 

Мы покажем, что большинство граждан Черногории против вступления в НАТО. Символика более чем понятна и очевидна. На самом деле этот день Победы, как его называют на Западе, День Европы, — это День Победы всей Европы. Наше бывшее государство Югославия по числу жертв была пятой или шестой во Второй мировой, а по числу пострадавших – первой. Мы получили страшные разрушения. И отныне, повторюсь, не желаем быть разменной монетой.

 

День Победы представляет собой память обо всех народах, которые ценят справедливость и свободу, и в Черногории, и во всей Европе. И я надеюсь, что скоро и во всей Европе победит осознание того, что День Победы, достигнутый благодаря сильнейшей русской Красной Армии, послужил на благо всему человечеству.

 

— Это будет единственная акция, или планируете мероприятия до и после нее?

 

— ДНП вместе с остальными участниками Демократического фронта, которые против вступления Черногории в НАТО (прежде всего это Новая сербская демократия, которая реализует множество антиНАТовских проектов), напомню, еще 12 декабря провела масштабную акцию против НАТО в Подгорице. Это было через 10 дней послу получения приглашения в альянс. После этого мы 9 января провели акцию в Мурине, пострадавшей от преступных бомбардировок НАТО. Там создана площадь памяти жертв агрессии НАТО. 13 января прошел концерт анти-НАТО. Затем в середине января состоялась конференция в Даниловграде (город, где при бомбардировках НАТО в 1999 году упали первые бомбы – Ред.). После нее были конференции в Тивате, в Белом Поле. Венцом нашей активности стало 24 марта – протест против НАТО в день годовщины начала бомбардировок, страданий народа Сербии и Черногории.

 

И это было, конечно, начало нашей активности. ДНП планирует продолжить череду конференций. Так, сегодня в городе Бар я встречусь с нашими местными активистами, и мы будем говорить об организации конференции в Баре. Анонсируем и конференцию в Бенарах и Никшиче. А закончим там, где все началось – в Мурине. Также планируем круглый стол «Военный нейтралитет: геополитические вызовы Черногории», в котором примут участие известные аналитики из Черногории и наши политические союзники.

 

Могу с удовольствием заметить, что ДНП при ее весьма скромных финансовых возможностях создала небывалую кампанию против НАТО. Власти и системы коммуникации в Черногории тратят миллионы и миллионы евро на продвижение идей за НАТО. Мы же одной только конференцией нивелировали все, что они делали все эти годы против интересов черногорского народа.

 

— Вопрос НАТО сейчас действительно важнейший для Черногории. Последние соцопросы показывают, что граждане разделены во мнениях. Между тем, большинство заявляет, что вышло бы на референдум, если бы он был организован. Ваши союзники по ДФ собрали и подписи за референдум. Что же мешает его проведению? И как вы сами оцениваете настроения своих сограждан?

 

— Единственная помеха – это тот факт, что если бы дело дошло до свободного и честного референдума, люди бы проголосовали против вступления в НАТО. Я согласен с вашей констатацией, что люди глубоко разделены. Но сам факт, что 70% за референдум, говорит о том, что люди находятся под страшным давлением в части самовыражения, но все-таки хотят заявить против вступления Черногории в НАТО. Годами в Черногории длится агрессивная кампания за НАТО: в государственных структурах, школах, всех ведомствах, больницах. В буквальном смысле нет ни одной организации, финансируемой государством и не участвующей в агрессивной истеричной кампании за НАТО. На людей давят, заставляя принять то, что чуждо черногорскому историческому коду. Так что я уверен, что режим избегаем организации референдума, от возможности дать гражданам право самим принять решение. И в Черногории все попытки соглашений, договоров идут в том направлении, что решение будет принято в Скупштине (Парламенте – Ред.) Черногории, причем под давлением западных посольств. От Демократической партии социалистов (ДПС) они пытаются создать управляемую оппозицию, которая не будет против, если решение примут в Скупштине, а не на референдуме.

 

Что касается Демократического фронта, я могу с удовольствием отметить, что даже его участники из «Движения за перемены», которые в программе имеют позицию за вступление в НАТО, выступают за референдум. Так что ДФ за свободный и честный референдум, в отличие от тех, кто не хочет огласить свою позицию. И наши коалиционные партнеры из «Движения за перемены» в Скупштине никогда бы не проголосовали за вступление в НАТО. Мой коллега Небойша Медоевич сам недавно сообщил, что придерживается этой позиции.

 

Мы находимся перед лицом опасности того, что некоторое число оппозиционных партий, которые против вступления в НАТО, своей компромиссной политикой и попытками избежать темы НАТО отчасти и помогают режиму, который представляет этот вопрос как что-то второстепенное. Но, к сожалению, он является ключевым, от которого зависит дальнейшее существование черногорского народа.

 

Мы слишком маленькая страна для того, чтобы могли балансировать и управлять геополитическими потоками. Этого не могут даже более сильные и стабильные государства ни в Европе, ни на Ближнем Востоке. Последние примеры – Украина, Сирия. А теперь происходят различные процессы и в Турции, которая является членом НАТО. Это показывает, что членство в военном блоке, а особенно в НАТО, – не залог безопасности. Я считаю, что Черногории выход – это военный нейтралитет, который бы гарантировали и Россия, и НАТО.

 

— В одном из интервью News Front-у вы анонсировали создание Балканского союза за нейтралитет. После этого посетили Российскую Федерацию. Как этот проект приняли за рубежом: в Москве и в других балканских странах?

 

— Мне приятно быть родоначальником идеи и Балканском союзе за нейтралитет. Я о нем впервые сообщил на конференции в Даниловграде. После этого имел ряд разговоров с высокими государственными деятелями в Думе и в МИДе, а также в партии «Родина», с которой ДНП подписала соглашение о сотрудничестве. И в этом смысле имеем успехи. В Белграде вчера глава МВД Сербии и член правления Сербской прогрессивной партии (правящей партии в Сербии, одержавшей победу и на выборах 24 апреля – Ред.) Небойша Стефанович подписал документы о военном нейтралитете. То есть, Сербская прогрессивная партия эту идею признала очень полезной и прагматичной, которая может принести не только безопасность, но и экономический интерес.

 

Считаю, что эту идею нужно и далее развивать, искать партнеров в сферах, где есть к ней интерес. Думаю, что и Македония, и Сербия, и Республика Сербская, не говоря уже и Черногории, находятся под угрозой и если они не найдут точку, которая их объединит (а уверен, что это не НАТО), то получат серьезные риски. Напомню, Сербия приняла декларацию о военном нейтралитете, Республика Сербская явно противится вступлению Боснии и Герцеговины в НАТО, Македония – настольно разделенное государство, что нет консенсуса буквально ни в одном вопросе. Это и спор с Грецией вокруг названия, и членство с ЕС и НАТО. О Черногории я и не говорю. Совершенно разделенная страна по всем позициям. Плюс в последнее время появилась угроза исламского радикализма. Балканы, Косово, части Черногории, Сербии и Македонии стали опорными центрами для «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в РФ – ред.).

 

Мы должны быть мудрыми и при помощи России и других заинтересованных сил настаивать на формировании Балканского союза за нейтралитет и концепта военного нейтралитета. Здесь и нет ничего нового, такой союз был – коалиция балканских государств, которые в начале 20 века боролись за освобождение территорий от Турции. Югославия была членом «Движения неприсоединения». Думаю, именно так и мы должны строить свое будущее.

 

— То есть, в Москве позитивно реагируют на эту идею? Как вы прокомментируете позицию ваших российских собеседников?

 

— Мои российские собеседники, а это спикер ГД Сергей Нарышкин, депутаты Лихачев, Железняк, Пушков, представители МИД, заявили, что Россия готова поддержать такой проект, готова быть гарантом мира и стабильности на Балканах. Что особенно важно, Россия всецело за проведение честного и свободного референдума в Черногории, итоги которого она бы приняла и осуществила совместно с НАТО. Чтобы у нас не повторился 2006 год с его «украденным» референдумом (об отделении Черногории от Сербии – ред.).

 

Так что я оптимистически воспринимаю сигналы из России и уверен, что Россия во главе с Владимиром Путиным все больше и больше становится ведущей глобальной силой. Ее интересы я вижу не как интересы империалистов, а как интересы славянской, братской защитницы, подтвержденной веками. Она за поддерживает позицию черногорских граждан, которые, в свою очередь, видят в России исторического защитника. Посему считаю, что Россия имеет полное право реализовывать на Балканах свои интересы.

 

— Вернемся в местной черногорской политической сцене. На прошедшей конференции мы слышали ваше заявление, что вы «протягиваете руку примирения» Социалистической народной партии. Означает ли это их большее участие в активности Демократического фронта? Может, и их вступления в ДФ, или я слишком большой оптимист?

 

— Думаю, вы слишком большом оптимист. (смеется) Как вы знаете, я много лет был членом и депутатом СНП, покинул ее в 2012 году из-за того, что руководство партии не было готово вступить в широкую оппозиционную коалицию и возглавить ее. Сейчас, спустя четыре года мы снова находимся перед вызовом: двигаться ли к оппозиционному объединению, или же силы, которым ДФ протягивают руки примирения, все-таки будут во власти Мила Джукановича. Я не могу знать, какова будет позиция СНП. Но на конференции в Белом Поле ясно дал понять, что даю им руку примирения СНП, партии, в которой провел, наверное, лучшие годы политической жизни, и готов вместе с коллегами из ДФ строить с ними бескомпромиссный, сильный оппозиционный союз. Считаю, что СНП не нужно быть предметом политических договоров, где указано, что они признают политику Черногории, основанную на внешнеполитических и международных договорах.

 

Таким образом, все, кто выходит в Кабмин Джукановича, обязаны поддерживать вступление в НАТО, санкции против России, признание Косова, принижение сербского языка и сербского народе в Черногории на государственном уровне. Ведется политика по созданию врага от титульного народа. Потому считаю, что СНП, которая своими идеями дала основу ДНП, не должна быть в правительстве Джукановича. И я их призвал вместо Джукановича выбрать ДФ и коллег из оппозиции, и, что самое главное, — народ, который не примирился с предательскими действиями.

 

— По вашей оценке, присоединится ли СНП к протестам против НАТО?

 

— Мы звали СНП на акции ДФ и ДНП. Если завтра руководство СНП пример решение о вхождение в правительство Джукановича, но будет бесполезно развивать с ними какое-либо сотрудничество, включая вопрос референдума и протесты против НАТО. Это все те вопросы, которые являются особенно спорными для нашего народа.

 

Еще забыл сказать о том, что вхождением в правительство Джукановича организации обязуются продолжать антицерковную политику, то есть, политику против Митрополии Черногорско-Приморской и промоции неканонической секты (т.н. «Черногорская православная церковь» – Ред.), созданной как политический проект, что очень опасно. Итак, если Черногория вступит в НАТО, следующая битва будет за нашу Митрополию Черногорско-Приморскую. Начнется отбор их монастырей и церквей, имущества. Мы как общественники не имеем права позволить отнимать то, что исконно составляет часть черногорского национального сознания, на то, что, по сути, сформировало Черногорию.

 

— Как вы оцениваете сегодняшнюю роль церкви в протестах против НАТО в Черногории? И считаете ли, что в этом случае участие священников в политике оправдано?

 

— Черногория долго была теократическим государством. Владыки правили ей до 1851 года. То есть, 160-170 лет назад церковь сохранила черногорскую самостийность, черногорскую культуру после падения из-за османской оккупации. Церковь не только в Черногории, но и в Сербии, и вообще у православных на Балканах была лучом света, который и хранил память, давала надежду, что придет освобождение наших народов. Я часто провожу параллель с изгнанием евреев из Иерусалима. Будучи изгнанными и находясь в Вавилоне, они говорили: «Если забудем тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука». И наш народ веками имел судьбу евреев, терпел гонения и мучения. Но, веря, благодаря церкви, Патриархам и Владыкам находил силы для возвращения к историческим корням. Потому читаю, что церковь имеет полное право заявить о своей позиции. Митрополит Амфилохие, владыка Йоникие и другие священники Сербской православной церкви также обеспокоены из-за пути, которым пошел режим. И они имеют право и от Бога, и от народа, высказаться в полный голос. Раз они могли бороться и с турками, и с австро-венграми, итальянцами и немцами, то имеют право и этих заблудших из нашего стада или вернуть на праведный путь, или хотя бы стаду указать, что не нужно идти той дорогой.

 

— Последнее: если ли у вас что сказать нашим зрителям, может, в связи с анонсированным митингом 9 мая?

 

— Хочу еще раз поприветствовать всех ваших зрителей и ясно сказать, что и маленькой Черногории есть свободолюбивые люди, которые не принимают империалистические диктаты, уважает историко-культурные и экономические связи с Россией, никогда не забудет, что веками значила для Черногории Россия. И мы уверены, что мы все делаем в интересах нашего народа. При этом нам очень приятно осознавать, что Россия смотрит на нас и не отреклась от нас.

 

Беседовал Войислав Мистович

 

Перевод с сербского: Оксана Сазонова

 

 

 


Комментировать \ Comments