Бдительный Джон Буль. Максим Соколов

Дата публикации: 26 Апрель 2016, 12:42

 

В ходе агитационного визита президента США Барака Обамы на Британские острова с целью недопущения выхода Соединенного Королевства из Евросоюза не только Обама агитировал британских подданных (это понятно, раз уж пересек океан, так надо агитировать). Британский премьер Дэвид Кэмерон также много говорил о полезности дальнейшего пребывания UK в составе ЕС.

 

Обама, Кемерон

 

Со стороны Кэмерона это более чем понятно. До референдума о дальнейшем членстве Великобритании в ЕС осталось всего 2 месяца — то ли продолжать сожительство по расчету, то ли была без радости любовь, разлука будет без печали. Расчетливый Кэмерон всецело стоит за первый вариант, агитационные усилия с его стороны естественны.

 

Непонятен лишь один вопрос: когда Кэмерон объясняет, что не будь Британия членом ЕС, Брюсселю не удалось бы ввести в 2014 году и сохранить до сего дня санкции против России, то кто при этом является агитируемой стороной?

 

На совместной пресс-конференции с президентом США Обамой в Лондоне Кэмерон заявил: «Мы разделяем общий интерес в убеждении, что Европа осуществляет жесткий подход в отношении российской агрессии. И если мы возьмем вопрос санкций, которые мы ввели с помощью ЕС, я считаю, что я могу положить руку на сердце и сказать, что Великобритания сыграла действительно важную роль и продолжает играть важную роль в обеспечении того, чтобы санкции были введены в действие и оставались в силе. Я не уверен, что это произошло бы, если бы нас не было в составе ЕС».

 

Ситуация на мероприятии была такова, что сердечное признание Кэмерона в том, что без Великобритании, возможно, и антироссийских санкций бы не было, могло быть адресовано как минимум трем сторонам.

 

Во-первых, высокому заокеанскому гостю, узнавшему, сколь верно служит ему Кэмерон. Скорее всего, он и так это знал. Вряд ли процедура принятия и поддержания санкций прошла совершенно мимо него. Хотя возможен тот вариант, при котором все заслуги были присвоены себе американской дипломатией — «это-де мы твердо выкручивали руки европейским столицам, и они были принуждены сдаться», а как их выкручивал Лондон, вроде бы и значения не имеет. Кэмерон же подчеркнул, что главное — это лондонские интриги, а что до служащих Госдепа, то их заслуги, возможно, велики, но мне неизвестны.

 

Похвальба перед Обамой, по крайней мере, имеет очевидный смысл. С точки зрения американцев, устроение санкций — дело самое нужное и насущное. Если Кэмерон так расстарался, он заслуживает всяческой похвалы («Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю (Мф, 25-21)»).

 

Во-вторых, премьер обращался к британским избирателям. Узнав, какую негласную силу имеет Сент-Джеймсский двор над всем европейским континентом, так что континентальные столицы, услышав волю Джона Буля, безгранично преданного идеалам свободы, тут же отвечают: «Слушаю и повинуюсь!», британцы будут испытывать естественную гордость и пожелают, чтобы ими и дальше правил мощный Кэмерон. Хотя вопрос о цене еэсовских почестей, за которые надо платить соблюдением еэсовских правил, все равно остается насущным, так что некоторые англичане все равно будут недовольны.

 

Наконец, третий адресат — континентальные европейские политики. Согласно заявлению Кэмерона, голос одной-единственной Британии имеет куда больший вес, нежели голос и дюжины, и двух дюжин европейских держав. Правда, эта почетное для Лондона и совершенно непочетное для Парижа, Вены, Берлина, Рима соотношение весов и голосов может скорее настроить континентальные столицы на философический лад: «Ах, в душе моей цунами, // На сердце тревога, // Вы уходите — Бог с Вами, // Скатертью дорога». Желателен ли Кэмерону будет такой настрой — вопрос по меньшей мере неоднозначный.

 

Что же до русских, похоже, Сент-Джеймсский двор окончательно перегнул палку. Прежде юбилеи британской королевы (и вообще события лондонской придворной жизни) воспринимались в англоманствующем русском свете со значительно большей отзывчивостью.

 

Но премьер-министр Ее Величества столь откровенно взял похваляться тем, как он, будучи англичанином, гадит, что при нынешнем юбилее Елизаветы II в России даже робкого блеяния God save the Queen расслышать не удалось.

 

Зато погадил изрядно.

 

Максим Соколов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Obama_Kemeron_1417441787


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1