Успеет ли Порошенко создать единую поместную Церковь на Украине? Станислав Стремидловский

   Дата публикации: 25 апреля 2016, 15:00

 

Будет ли идея автокефалии интересна в перспективе

 

Президент Украины Петр Порошенко накануне празднования Пасхи по Юлианскому календарю снова вернулся к идее создания единой поместной православной Церкви.

 

Успеет ли Порошенко создать единую поместную Церковь на Украине?

 

«В условиях гибридной войны, когда Украина противостоит вооруженной агрессии соседнего государства, наши враги пытаются использовать религиозный фактор в своих интересах. И самое главное духовное оружие нашей победы, то чего боится враг — это наше единство. Атаки направлены, в первую очередь, на то, чтобы расколоть наше государство и расшатать его изнутри», — подчеркнул Порошенко во время встречи с представителями Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, придав тем самым политическое измерение вопросу церковного строительства. Вместе с тем, президент заметил следующее: «Конечно, я кардинально не допускаю, чтобы государство вмешивалось — и я этого не допущу — в межцерковные отношения. Это дело верующих и церквей.», и выразил готовность, как сообщает его пресс-служба, помочь реализовать те решения, которые «предложат сами предстоятели Украинских церквей».

 

Последняя фраза фактически возвращает все на круги своя и нивелирует сказанное Порошенко до того. Учитывая существующие на сегодня противоречия и сложнейший бэкграунд отношений глав украинских православных Церквей как каноничных (Украинская православная церковь Московского патриархата и самоуправляемая Украинская православная церковь США и Рассеяния в составе Константинопольского патриархата), так и неканоничных (Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь) в постсоветское время, отдать процесс создания единой Церкви на откуп патриархам и епископам означает максимально затормозить его.

 

Киев давно мечтает о полноценной автокефалии, а Порошенко — как минимум, третий глава государства после Виктора Ющенко и Виктора Януковича, кто публично озвучивает подобного рода намерения. Вопрос в том, насколько серьезно администрация нынешнего украинского президента готова подойти к решению вопроса и какие новые подходы она намерена предложить. Пока что все политические игры вокруг создания единой Церкви на Украине были замкнуты на Константинополь. Даже в случае с двумя антагонистами, Ющенко и Януковичем. Причем, казалось бы, «пророссийский» Янукович, на самом деле гораздо дальше, чем его предшественники продвинувшийся в деле построения Украины, «независимой от России», лучше всех понимал, зачем это нужно. В бытность его каденции курировала эту тему Раиса Богатырева, еще в 2007 году выступившая с манифестом «Национальный прагматизм или эссе о будущем Украины», где она писала: «Конечно, отдельной темой стоит единая поместная Церковь. Не беря на себя ответственности за дискуссию по этой проблеме в нашем разговоре, скажу, что без такой Церкви говорить о завершенном процессе оформления и сохранения украинской государственности преждевременно. И неправильно отдавать эту дискуссию в компетенцию только священников. Они такие же, как и мы, граждане и патриоты».

 

На Украине менялись президенты, но в центре оставался Константинопольский патриарх Варфоломей, который в Стамбуле принимал высоких гостей из Киева. Май 2009 года, в Фанар прибывает Ющенко: «Глава государства во время разговора подтвердил, что Украина, как и прежде, заинтересована в объединении православных в единую поместную Церковь. При этом Виктор Ющенко выразил уверенность, что в объединительных процессах наиболее весомым фактором является Константинопольская церковь и личная мудрость и усилия патриарха Варфоломея». Октябрь 2010 года: «Находясь в Стамбуле, Виктор Янукович погостил у Константинопольского патриарха Варфоломея. Предстоятель «первой среди равных» православной Церкви в очередной раз пожалел, что украинское православие находится в расколе с мировым. По словам Варфоломея, он надеется, что Янукович сможет исправить эту досадную ситуацию. Президент убеждал его, что понимает, насколько важен «процесс консолидации Церкви». Март 2016 года: «Петр Порошенко встретился с патриархом Варфоломеем. В ходе встречи обсуждалась возможность создания единой поместной православной Церкви на Украине. Во время беседы патриарх Варфоломей вновь подчеркнул, что именно «Церковь Константинополя является материнской Церковью украинской нации. Мы чувствуем духовную связь между Константинопольской церковью и Украиной».

 

Но тут надо понимать один нюанс — Варфоломей может и сыграл бы в игру с созданием единой Церкви, но только если бы был уверен, что именно он станет варить для нее миро и утверждать епископов. Поскольку, по гамбургскому счету, действительно независимая украинская православная Церковь не нужна ни Константинополю, ни Москве, ни даже Ватикану. Ведь в случае ее появления паства и клир подчиненной на сегодня Варфоломею Украинской православной церкви США и Рассеяния скорее всего ушла бы к своим, в поместную Церковь. Московская патриархия окончательно лишилась бы влияния на православный епископат на Украине. Равно как нельзя исключать того, что часть украинских греко-католиков предпочла бы вернуться домой, закончив затянувшийся с XVI века роман со Святым престолом. Однако для того, чтобы сценарий с созданием единой Церкви реализовался, иерархия должна получить мощную и системную поддержку от украинского государства. Иначе не бывает, тот же балканский опыт с выделением автокефальных Церквей из Константинопольского патриархата и последующим признанием их показывает прямую причинно-следственную связь между сильным состоявшимся государством и поместной Церковью. Судя по всему, Киеву пока что не до того, но категория времени, которой оперируют Церкви и которой оперирует государство, отличаются друг от друга как небо и земля — иерархия в отличие от политического салона может подождать.

 

Епископат Украинской православной церкви Московского патриархата тут на руках имеет лучшие козыри. Если в Киеве вдруг по-настоящему заинтересуются идеей создания единой поместной православной Церкви, то куда еще чиновникам идти, как не в Киево-Печерскую лавру? Не случайно синодальный информационно-просветительский отдел УПЦ МП, комментируя встречу президента Порошенко в Бухаресте с румынским православным патриархом Даниилом, подчеркивает: «Напомним, недавно секретарь Священного синода Румынской православной церкви епископ Варлаам в беседе с архиепископом Запорожским и Мелитопольским Лукой отметил, что на Украине существует лишь одна каноническая Православная церковь во главе с ее предстоятелем Блаженнейшим митрополитом Онуфрием». И сколько бы не собирались украинские национально-озабоченные интеллектуалы вместе с «коллегами» из Украинской православной церкви Киевского патриархата обсуждать «историю каноничности украинского Православия», пока что УПЦ КП не признают ни в православном сообществе, ни в Ватикане. А это для нее тупик. Однако, впрочем, в сложившейся дилемме признания — не признания, создания — не создания может появиться и третий вариант. Он стал возможным после сретенского диалога двух предстоятелей в Гаване, папы Римского Франциска и патриарха Московского Кирилла. Эта встреча в духе нового Сретения дает основания надеяться на то, что вопросы церковного строительства получат качественно иное измерение, когда канонический юридизм уйдет на второй план, а проблемы получения автокефалии — на третий. Но это не скоро. Хотя что такое «скоро» для Церквей, которые оперируют историческими константами, а не переменными?

 

Станислав Стремидловский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1