Киевские долги, или Кому я должен, всем прощаю. Ольга Шелкова

   Дата публикации: 20 Апрель 2016, 10:20

 

Как говорил незабвенный Козьма Прутков, если на клетке слона написано «буйвол» – не верь глазам своим! А если с трибуны украинского парламента звучит «дефолта нет», по заветам Пруткова не стоит верить и своим ушам. В классическом понимании дефолтом является отказ должника платить по своим кредитным обязательствам. После первого же отказа Украины возвращать свои долги дефолт стал, как говорится, медицинским фактом, даже если страшное для киевского режима признание и не прозвучало. И недавнее голосование в Верховной раде законопроекта № 3677 об отмене срока действия так называемого моратория на выплату внешних долгов лишь подтвердило, что ситуация безнадежна.

 

откупорка шампанского

 

Хотя у всех на слуху 3-миллиардный долг России, который официальный Киев категорически отказывается выплачивать, банкротом Украина объявила себя гораздо раньше. 22.09.2015 г. Кабмин Украины принял постановление «О начале процедуры реструктуризации государственного и гарантированного государством долга и его частичного списания». Основанием стал принятый в мае 2015 г. закон «Об особенностях осуществления правовых действий с государственным, гарантированным государством долгом и местным долгом», в который парламент и внес изменения 12 апреля.

 

С точки зрения международного права этот отказ и начало переговоров о реструктуризации уже стало формальным дефолтом. Окончательно неплатежеспособность Украины была зафиксирована отказом вернуть РФ 3 млрд. долл.

 

В связи с этим РФ 17 февраля 2016 г. обратилась в Высокий суд Лондона с требованием погасить облигации на $3 млрд., выплатить купон на $75 млн., проценты, начисленные с 20 декабря 2015 г., а также компенсировать судебные расходы. Киев вызов принял, выбрав представителем своих интересов в суде международную юридическую компанию Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan.

 

Это первый в истории прецедент, когда предметом судебного спора стали евробонды, являющиеся суверенным долгом государства. Несмотря на титанические усилия и масштабные спекуляции украинской стороны, долг Украины перед Россией был признан МВФ суверенным. Для того чтобы продолжать кредитовать «своих сукиных сынов» даже после банкротства, Фонд был вынужден изменить собственные правила работы.

 

Правда, Киеву это помогло мало. Теоретически-то МВФ его кредитовать может, а практически из предусмотренных четырехлетней программой EFF для Украины 17 млрд. долл. удалось получить лишь первый транш в 5 млрд. и второй в 1,7 млрд. Денежный ручеек иссяк в августе 2015 г. Что касается дальнейших вливаний, по словам заместителя главы департамента внешних связей Фонда У.Мюррея, «мы говорили и говорим, что мы все еще ждем определенности с правительством. Мы ждем Второго пересмотра программы. Как только мы увидим больше определенности, мы, конечно, будем продолжать работу».

 

 

Объявление моратория на погашение внешних обязательств бессрочным является для Украины знаковым событием. Представляя законопроект в парламенте, замминистра финансов О.Макарова вынуждена была признаться, что «погасить на данный момент в этом году эти долги мы не можем». Речь идет о пресловутых «российских» 3 млрд. и 140 млн. долгов «Укравтодора». В связи с этим правительство не нашло ничего лучшего, как шантажировать кредитора. Чего стоит лишь одно заявление, что бессрочный отказ от выплаты долгов «улучшит наши переговорные позиции».

 

Хотя законопроект и пытались представить как наказание «страны-агрессора», на самом деле все не так просто. Закон разрешает правительству Украины приостанавливать выплату государственных и местных внешних заимствований с последующей реструктуризацией обязательств в отношении всех кредиторов. Иначе говоря, если КМУ принимает решение остановить платеж по одному из обязательств и начать реструктуризацию, другим кредиторам предлагаются те же условия реструктуризации.

 

Во-первых, сам факт такого подхода к выплате своих долгов дает всем потенциальным инвесторам четкий сигнал держаться от Украины подальше. Иначе в любой момент Киев может им «простить» любой долг, причем навязывая те условия реструктуризации, на которые ранее согласились другие неосторожные доноры.

 

Во-вторых, Верховная рада показала всему миру полное пренебрежение международным правом. Международные кредитные соглашения не являются предметом регулирования национального законодательства. Принятый парламентом отказ платить юридически ничтожен, но весьма красноречив.

 

В-третьих, это признание того, что денег нет и не предвидится. И если сегодня можно принять закон об отказе платить одни долги, почему завтра нельзя отказаться погашать и другие? Напомним, что к закону «об особенностях» выплат госдолга приложен список, в который попали все евробонды, долги ряда госпредприятий и долги Киева. Сейчас Украина говорит, что вопрос с ними решен. Да, под угрозой не получить ничего кредиторы согласились на реструктуризацию, т.е. поддались шантажу. А что мешает утвердить новый список и поступить так же со следующими долгами?

 

Украина и в самом деле в долгах, как в шелках. В течение 4 лет Украина должна выплатить 30 млрд. долл. внешнего госдолга при том, что бюджет Украины на 2016 год составляет около 23 млрд. долл. Только в течение 2016 г. по внешним обязательствам, включая корпоративные, страна должна вернуть 51,2 млрд. долл., т.е. 43% от валового внешнего долга. По оценкам украинского минфина, в 2016 г. выплаты по госдолгу составят $5,6 млрд.

 

По состоянию на 1 января 2016 г. валовый внешний долг Украины достиг 118,7 млрд. долл. При этом реальный ВВП страны, по данным Минфина, составил 1430290 млн. грн., т.е. около 57 млрд. долл. Несложно посчитать, что долг более чем в 2 раза превышает ВВП страны.

 

Золотовалютные резервы, которые последние 2 года пополнялись за счет внешних заимствований, тают на глазах. Как только Украина лишилась кредитования, лишь с марта по апрель 2016 г. размеры ЗВР сократились на 768 млн. долл. и составили 12,722 млрд.

 

Экспорт, который в здоровой экономике составляет основной источник поступления валюты в страну, находится в глубоком коллапсе. Соотношение объема валового внешнего долга к поступлениям от экспорта товаров и услуг выросло с 19,7% в 2014 г. до 250% в 2015 г. То есть в 2015 г. валовой внешний долг в 2,5 раза превысил поступления, поступившие в страну от экспорта.

 

Государственный долг Украины не так и велик, составляя около 40% валового долга, или $46-47 млрд. Основная часть задолженности – корпоративные долги, что характеризует всю глубину падения украинской экономики и ее системный коллапс. Объем уже состоявшихся невыплат достиг 8 млрд. долл. 92 украинских эмитента облигаций допустили 247 дефолтов на сумму $8,3 млрд., 5,7 млрд. грн. и EUR600 млн. Последние примеры – дефолт ДТЭК на $750 млн. и предложенная международным кредиторам реструктуризация обязательств Агрохолдинга KSG Agro на $20 млн.

 

С каждым днем количество платежей, которые необходимо погасить, будет расти, как снежный ком. А это означает судебные процессы, во время которых с недобросовестного и лживого должника, пытающегося «отмазаться» от своих обязательств юридически ничтожными мораториями, будут взыскивать имущество.

 

Примером может служить лондонский процесс по российскому долгу. По словам юриста, консультирующего украинский Минфин, шансы России выиграть суд близки к 100%. Не было прецедентов, когда суд не стал бы на сторону официального кредитора. Контраргументы Киева по поводу «аннексии» Крыма и квалификации долга в качестве «взятки Януковичу» вряд ли произведут впечатление на английских судей, учитывая тот факт, что Украина до июня 2015 г. перечисляла купонные выплаты по облигациям, приобретенным Россией. Почему-то тогда долг «взяткой» не считался.

 

Естественно, Украина платить не будет, ибо нечем. Следующим этапом станет арест украинского имущества по всему миру. Как отмечает председатель Арбитражного третейского суда Москвы А.Кравцов, «более 150 стран подписали Конвенцию ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений — во всех этих странах, включая Россию и Европу — решение третейского суда может быть приведено в исполнение. Для этого соответствующее решение подаётся в местный государственный суд с заявлением о принудительном его исполнении. Госсуд, имея ограниченный перечень оснований для отказа, чаще всего исполняет арбитражное решение. Имущества Украины в России и за рубежом достаточно много».

 

Достойный финал. Главное, как в детской игре, слово «дефолт» не произносить.

 

. Ольга Шелкова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
shampanscoe
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1