Россия – глобальная энергетическая держава, а это гораздо больше, чем нефтегосударство. The Conversation, США

Дата публикации: 19 Апрель 2016, 11:17

 

Россия – это не то, что вы думаете. Большая часть дискуссий, посвященных ее влиянию в области энергетики, касались нефти и газа, главным образом – газа. Россию можно определить, что обычно и делается, как нефтегосударство. Однако, это лишь отчасти верно. На самом деле Россия формируется как энергетическая держава абсолютно нового типа, обладающая более мощным мировым влиянием, чем картель ОПЕК. Основная причина – ее мощные позиции в различных областях энергетики, особенно нефтяной, газовой, угольной и атомной.

 

Россия – глобальная энергетическая держава, а это гораздо больше, чем нефтегосударство

 

Эта многогранная энергетическая стратегия России – от горючих ископаемых до возобновляемой атомной энергии – имеет потенциальные геополитические и экономические последствия и охватывает множество стран, от ее ближайших соседей в Европе до развивающихся стран в удаленных регионах мира.

 

Начнем с российских нефти и газа. Вот уже несколько лет эта страна является крупнейшим в мире экспортером углеводородов  (то есть нефти и газа в совокупности). Несмотря на множество предсказаний, что это не будет продолжаться долго, в том числе выдвигавшихся Российской Академией Наук, на данный момент нет никаких признаков, что ситуация меняется.

 

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что Россия производит не только сырую нефть и природный газ, но и продукты нефтепереработки (бензин, дизельное топливо, авиационное топливо, и т.д.), которые экспортируются в Европу и Азию. Россия – ведущий экспортер в этой категории уже в течение почти десяти лет, и поставляет больше, чем все страны ОПЕК вместе взятые (только США, благодаря экспансии сланцевой индустрии, близки по этим показателям к России).

 

Обвал нефтяных цен, в сочетании с санкциями в отношении нефтегазовой индустрии из-за украинского конфликта, стал серьезным ударом по российской экономике и привел к переносу сроков реализации многих новых проектов в нефтегазовой сфере. В то же время, использование современных технологий добычи дает России возможность компенсировать падение производства на старых месторождениях, в то время как новые источники в Восточной Сибири и на острове Сахалин позволяют поддерживать медленный, но устойчивый рост объемов добычи.

 

Остаются пока неразработанными гигантские ресурсы российского побережья Арктики, плюс потенциал Каспийского моря, Северного Кавказа, отдельных районов Восточной Сибири и Сахалина. Это без учета огромного потенциала добычи сланцевой нефти и газа в Западной Сибири. Нравится нам это или нет, придется смириться с тем, что эта страна гораздо более богата углеводородными ресурсами, чем ранее предполагалось. Хотя цены на нефть и газ существенно упали с 2014 года, у России практически не остается иного выбора, чем продолжать добывать их высокими темпами, учитывая важность экспорта энергоносителей для ее экономики и государственного бюджета.

 

Долгосрочный прогноз по российским углеводородам остается неопределенным и в то же время сильным, поскольку существуют гигантские ресурсы, добыча которых просто ожидает более подходящих цен. В особенности это справедливо для природного газа, которым Россия, по сегодняшним оценкам, обладает в поистине грандиозных количествах.

 

Однако, есть еще одно обстоятельство, которое многие не осознают: основные сегодняшние потребители российского энергетического экспорта находятся в Европе, однако их все больше становится в Восточной Азии, особенно в Китае, Японии и Южной Корее. Европейские страны зависят от российских углеводородов (особенно природного газа) в среднем на 30 процентов. Почти в половине этих стран (включая Германию) упомянутый показатель зависимости колеблется от 40 до 100 процентов.

 

Заверения чиновников в том, что эта зависимость будет снижена а затем ликвидирована, оказались пустыми и были полностью опровергнуты реальностью роста импорта. Слабое экономическое положение Европы заставило ее предпочесть дешевый трубопроводный газ из России более дорогому сжиженному природному газу других поставщиков.

 

Восточная Азия, можно сказать, находится на начальной, но уже значительной стадии зависимости (так, Япония, крупнейший в мире импортер сжиженного природного газа, сегодня получает 10 процентов его общего объема из России), однако, она охотно готова заключать новые контракты. В этом регионе импортеров, остро нуждающихся в поставках углеводородов, Россия возвышается над энергетическим ландшафтом как колосс, протягивающий руку помощи страждущим.

 

Общий вывод таков: российские нефть и газ превратились в жизненно важные сырьевые источники в большинстве наиболее развитых стран мира. Если прогнозы Международного агентства по энергетике и других подобных организаций окажутся верными, спрос на природный газ будет расти в течение нескольких ближайших десятилетий, что обусловлено как растущим спросом на электроэнергию, так и призывами климатической конференции в Париже COP21 к расширению использования низкоуглеродных видов топлива. Это будет весьма благоприятным обстоятельством для Большого Медведя. Впрочем, это лишь половина истории.

 

К вышесказанному следует добавить огромные российские запасы каменного угля, уступающие в объеме лишь США. К тому же ее экспорт, хотя он и значительно ниже по объему в сравнении с нефтегазовым, стабильно растет. С 2000-го года русские увеличили объемы поставок втрое, с 45 миллионов тон до более 150 миллионов, заняв третью позицию в мире после Индонезии и Австралии. Так же как и нефтегазовый, этот экспортный поток направляется в Европу и Восточную Азию, но в случае с углем объем поставок в Китай, Японию и Южную Корею превышает 40 процентов и продолжает расти. В то время как спрос в Китае снижается, он растет в Индии, Южной Корее, Турции и ряде государств Юго-восточной Азии.

 

Стоит также подчеркнуть, что Россия географически очень выгодно расположена для осуществления экспорта как по морю, так и по железной дороге, большинству потребителей на западе и востоке. Таким образом, снизившиеся цены на уголь отчасти способствуют повышению конкурентоспособности российской угольной индустрии.

 

Теперь перейдем к атомной энергетике. Помимо государственных нефтегазовых корпораций «Роснефть» и «Газпром», существует также орган ядерной энергетики, корпорация «Росатом».

 

С 2010 года «Росатом» подписал контракты и договоры о сотрудничестве более чем с 20 странами о строительстве атомных электростанций, поставке топлива для их работы, а также эксплуатации этих объектов. Упомянутые страны не относятся к наиболее богатым странам мира, большая часть из которых уже имеет программы атомной энергетики. Среди прочих в этот список входят Вьетнам, Мьянма, Индонезия, Бангладеш, Армения, Турция, Иордания, Саудовская Аравия и Египет. Ни одна из этих стран не является членом клуба ядерных держав.

 

Развивающиеся страны заинтересованы в развитии атомной энергетики по нескольким главным причинам: быстрорастущий спрос на электроэнергию, стремление избежать углеродных выбросов и обеспокоенность проблемами энергетической безопасности. Другими словами, сегодня очевидно, что хотя в западных странах атомная энергетика, возможно, переживает спад, в развивающемся мире она стремительно растет.

 

В марте нынешнего года Всемирная ядерная ассоциация сообщила в своем докладе о 65 строящихся реакторах и еще 173, на создание которых подписаны контракты, или планирующихся. Большинство из них расположены в Китае, Индии или самой России.

 

Однако, помимо этих цифр, значительно превышающих количество реакторов, которые, возможно, будут выведены из эксплуатации в ближайшее время, имеются еще 337 подобных предложений. Они расположены в 59 странах, 31 из которых обладает атомной энергетикой и включают большую часть вышеупомянутых, уже заключивших контракты или предварительные соглашения с Россией. Однако, есть и другие страны в Африке, Юго-восточной Азии и Южной Америке, выразившие заинтересованность и вполне способные вступить в новую атомную эру несколько позже.

 

Главное в том, что Россия доказала свою способность конкурировать на большей части этого нового расширяющегося мирового рынка. Глобализация ядерной энергетики дает России возможность успешно соперничать с компаниями из Японии, Южной Кореи, Франции, США, а вскоре и из Китая и Британии.

 

Успех России в этой сфере далеко не монолитен. Например, Саудовская Аравия планирует построить к 2035 году 16 реакторов и рассматривает предложения от России, Японии и Южной Кореи как на строительство крупных станций, так и небольших модульных реакторов. Турция на сегодняшний день имеет планы создания как минимум трех реакторов, первый из которых должен быть построен корпорацией «Росатом», второй – франко-японским консорциумом, а третий – компанией из Китая.

 

Тем не менее, важность России как поставщика ядерных технологий и топлива будет лишь расти, обеспечивая Москве устойчивое присутствие во многих частях развивающегося мира, которых никогда не достигал в свое время Советский Союз.

 

Многие, и даже большинство, упомянутых энергетических связей имеют главным образом коммерческие цели. Трудно сказать, многие ли из тех, что касаются нефти и газа сохранятся в долгосрочной перспективе, особенно в случае сохранения низких цен на энергоносители. Однако на сегодняшний день, и, вероятно, как минимум в ближайшие десять лет, Россия будет представлять собой новый тип энергетической державы, обладающей потенциальным влиянием, далеко выходящим за пределы экономической сферы.

 

Каким будет долгосрочный эффект этого влияния, пока остается неясным, но его следует принимать во внимание и подвергать трезвому анализу. Разговоры о российской «ядерной империи» преждевременны и, вероятно, бесполезны. И тем не менее, мы не должны игнорировать вероятность того, что некоторые формы этого влияния будут задействованы если не для агрессии, как в случае с использованием Москвой природного газа в качестве инструмента давления на Украину, или, несколько позже, Турцию, то возможно, более сдержанным образом. В любом случае, Россию следует воспринимать как страну, чьи интересы и влияние распространяются значительно дальше ее ближнего зарубежья.

 

Скотт Монтгомери, The Conversation, США

 

Перевод — Игорь Абрамов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
A worker checks a valve of an oil pipe at the Lukoil company owned Imilorskoye oil field outside the West Siberian city of Kogalym, Russia, in this January 25, 2016 file photo.   REUTERS/Sergei Karpukhin/Files      TPX IMAGES OF THE DAY      - RTSD8U0


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1