Британский брексит и «слезы» Германии: на чем выстроена стратегия доминирования США в ЕС

   Дата публикации: 15 апреля 2016, 18:17

 

В ЕС продолжают обсуждать возможную перспективу выхода Великобритании из Евросоюза. В прошлом месяце во время визита в Лондон второму лицу германского политикума — министру финансов Вольфгангу Шойбле задали вопрос, что будет делать Германия, если Британия 23 июня на референдуме проголосует за выход из Европейского союза. И, казалось, тут министр открыл всю свою душу. «Мы будем плакать», — сказал он. И это раздалось от немца, из той самой страны, в которой сто лет назад родился крылатый лозунг мирового побоища: «Боже, покарай Англию!»

 

Британский брексит и «слезы» Германии

 

Насколько искренним был 73-летний опытнейший политик в подобного рода ответе? Настолько ли подлинно его чувство горечи в оценке возможной перспективы, когда Германия останется одинокой на вершине неформальной гегемонии в ЕС? Официальная позиция ведущих германских политиков сейчас: британский выход может иметь катастрофические последствия не только для Германии, но и для всей концепции интегрированной Европы, которую Берлин упорно стремится строить уже четверть века. Христианские демократы верят в то, что членство Германии в ЕС освободило ее от ее милитаристского и националистического прошлого. Выход Великобритании для всего внешнего мира станет знаком того, что демонтаж ЕС начался. За три месяца до британского референдума канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что в интересах Германии, чтобы Великобритания «оставалась активным членом в сильном и успешном Европейском союзе». Вероятно, позиция эта согласована с американцами и подобный подход будет озвучен еще раз президентом Бараком Обамой во время его скорого визита в Великобританию.

 

Заметим, что процессу европейской интеграции в последние годы что-нибудь по очереди или все сразу, но угрожает. Перспективе единой Европы препятствовали: греческий долг, фискальный кризис и кризис единой валюты, подъем ультраправых и беспрецедентный кризис беженцев, украинский кризис и напряженные отношения с Россией. И вот теперь еще и британский референдум с возможным исходом — решением о выходе Британии из ЕС.

 

Британский референдум для Германии опасен самой постановкой вопроса, своим прецедентом, создаваемой возможностью, что подобным путем могут пойти следом за Британией и другие. Нынешние колебания общественного мнения в Великобритании вокруг «да» и «нет» тем не менее заставляют Германию более спокойно взглянуть на перспективу своего возможного лидерского одиночества в ЕС. В большой европейской игре, определившейся после II Мировой войны, Германия вынужденно, по указанию победителей из США, добровольно отказалась от гегемонии в Европе. Великобритания при подобном условии была той державой, которая стала опорой для подобного рода игры, как для самой Германии, так и США. Германия не хочет быть в положении формального гегемона. Разумеется, она хочет играть ведущую роль в Европе, но она не хочет делать этого в одиночку. Наряду с Германией, Франция и Великобритания были наиболее важными игроками в усилиях по налаживанию континентального единства в Европе. После того как Франция при президенте Франсуа Олланде попала в замкнутый круг глубокой политической и экономической рецессии, Британия осталась в Европейском союзе единственной крупной державой-противовесом для Берлина. В политическом и суверенном плане Британия более крупная величина. Она обладает второй по величине экономикой в Европе. Финансовый кризис евро ее не коснулся совсем, и британский фунт стоит твердо. В Лондоне расположен финансовый центр мирового уровня, превосходящий своими возможностями рейнский германо-евросоюзный. Британия имеет место постоянного члена в Совете безопасности ООН, обладает крупным арсеналом ядерного оружия и пользуется собственными инклюзивными союзническими отношениями с Вашингтоном в обход ЕС и НАТО. После 11 сентября тогдашний президент США Джордж Буш заявил Конгрессу: «Америка не имеет друга более истинного, чем Великобритания».

 

С момента объединения Германии так сложилось, что немцы стали традиционными ускорителями проекта европейской интеграции, полагая, что функционирование Союза является единственным долгосрочным путем к европейскому миру и процветанию. Великобритания же, наоборот, долгое время служила и служит тормозом процесса, сопротивляясь попыткам полностью интегрировать континент политически и экономически. Подобный расклад получил и внешнее символическое выражение. Купол восстановленного Рейхстага в Берлине украсили европейские звезды, в то время как перед зданием британского парламента британский Юнион Джек развевается в гордом одиночестве.

 

Присутствие Великобритании в Европейском союзе имеет большое значение, и ее отсутствие будет остро ощущаться. Однако тревоги относительно возможного выпадения Британии из ЕС не ограничиваются одной Европой. В минувший вторник Международный валютный фонд (МВФ) предупредил, что британский исход из ЕС может нанести серьезный региональный и глобальный ущерб из-за нарушения установившихся торговых отношений. Торговые отношения в значительной степени являются ключом к пониманию ситуации. Великобритания заинтересована в Общем рынке. Одновременно Лондон заинтересован в самостоятельности финансового Сити и его равном доступе к финансовым возможностям в Еврозоне. Вместе с тем и экспорто ориентированная Германия заинтересована в укреплении своего рынка сбыта в ЕС. Гегемония Германии в ЕС имеет в первую очередь торговую направленность. Состояние внутренней торговли в ЕС позволяет понять смысл дилеммы британского брексита.

 

На 2016 год Германия является основной целью для экспорта большинства государств-членов ЕС. По данным на 2015 год Евростата, Германия по экспорту является первейшим партнером для: Франции (16%), Италии (12%), Бельгии (17%), Нидерландов (24%), Люксембурга (22%), Австрии (29%), Дании (18%), Финляндии (14%), Чехии (32%), Польши (27%), Венгрии (28%), Словакии (23%), Словении (19%), Румынии (20%), Болгарии (13%). Германский рынок в рамках общего рынка ЕС является приоритетным для этих стран. Вторые места не отменяют общей закономерности. Для Испании Германия стоит на втором месте после Франции — 11%. Аналогичным образом и для Греции — 7%.

 

Характерно, что для самой Германии ее основным партнером для экспорта являются США (10%) и только потом Франция (9%). Аналогичным образом для Великобритании на первом месте стоят США (15%), Германия же на втором — 10%. Специфически по экспорту выглядит ситуация для Швеции. Ее основной партнер — это Норвегия (10%), Германия стоит на втором месте — 10%.

 

Что касается импорта германских товаров европейскими странами, то Германия также является партнером номер один для стран ЕС в подавляющем числе случаев. Германский импорт превалирует и стоит на первом месте во внешнеторговом обороте: Великобритании (15%), Франции (19%), Италии (15%), Испании (14%), Греции (11%), Нидерландов (15%), Австрии (42%), Швеции (18%), Дании (20%), Финляндии (17%), Чехии (30%), Польши (28%), Венгрии (26%), Словакии (19%), Словении (16%), Румынии (20%), Хорватии (15%), Болгарии (13%). Для Бельгии по импорту Германия стоит на втором месте после Нидерландов.

 

Показатель внутренней торговли ЕС по экспорту и импорту демонстрирует тот факт, что к 2016 году ЕС стал германоцентричен. Однако уровня экономического преобладания Германии пока недостаточно для политической гегемонии. Сейчас Германия только абсолютно превалирует на землях бывшей Империи в отношении Чехии и Австрии. Страны новой Европы, за исключением Прибалтики, — Польша, Венгрия, Румыния, Словакия, Словения, Болгария, Хорватия — в большей степени, чем страны Старой Европы оказались привязаны своими торговыми отношениями к Германии. На практике их зависимость должна быть еще выше, чем предъявляемые национальные торговые показатели, если учесть тот факт, что значительная часть экспорта этих стран производится на местных предприятиях германских по происхождению ТНК или предприятиях, управляемых германским капиталом.

 

Ситуация с торговлей в ЕС в значительной степени иллюстрирует особую позицию к интеграции в ЕС Великобритании — ведь ее основной партнер по экспорту США, и Швеция, которая продолжает оставаться центром скандинавского мини-содружества в ЕС. Однако Германия наступает, и германский импорт превалирует над прочими в самих Великобритании и Швеции.

 

Если продолжить рассмотрение дальше в региональном сравнении, то следует признать: больше всего экономика ориентирована на ЕС у государств бывшей зоны советского влияния, у т. н. Новой Европы — от 76 до 85% по экспорту и от 76 до 79% по импорту. Посредством германского торгового партнерства, страны Новой Европы экономически не только германоцентричны, но и в максимальной степени европейски ориентированы. В этом плане их суверенитет систематически подавляется. В целом же можно констатировать, что в экономическом плане концепция Срединной Европы, т. е. то, за что Германия частично сражалась в мировых войнах, осуществлена. США предоставили Германии в обмен на суверенитет широкое поле деятельности, и она успешно этим воспользовалась. Именно здесь, в Центральной Европе, находится центр германской экономической гегемонии в Европе. От него дальше расходятся круги меньшей степени влияния. Великобритания относительно этих концентрических кругов лежит на периферии.

 

Торговая статистика Евросоюза также иллюстрирует тот факт, что наименьшую связность с ЕС в Евросоюзе имеет именно Великобритания. Только 44% ее экспорта и 54% ее импорта связаны с ЕС. Здесь можно констатировать, что половина экономики Британии торговыми отношениями связана с ЕС. Это и много для Великобритании, и мало в сравнении с другими государствами-членами ЕС.

 

На практике в смысле перспективы торговых отношений Великобритании в ее делах с ЕС приходится выбирать между увеличением ее экономического потенциала, ориентированного на Европу с учетом того обстоятельства, что германский экспорт и далее будет увеличивать свою долю на британском рынке, и между попыткой чуть дистанцироваться от ЕС без разрыва отношений, чтобы ограничить европейское проникновение на ее внутренний рынок и одновременно расширить движения по другим неевропейским направлениям торговли. Проблемой здесь остается сохранение объемов британского экспорта в ЕС в случае выхода Великобритании из Союза. Определенно следует признать, что Германии выгодно пребывание Великобритании в ЕС, и Шойбле не случайно собирается плакать в случае брексита. Германия успешно и последовательно расширяет долю своего экспорта на британский рынок и уже занимает на нем первое место, опережая Китай и США (!). Несмотря на британскую особую позицию в ЕС, Европа становится все более связанной экономически с опорой на Германию.

 

Однако при всех этих обстоятельствах весьма знаменательным для ЕС выглядит тот факт, что партнером номер один собственно для британского и германского экспорта является не какая-нибудь европейская страна, а США. Подобное обстоятельство дополнительно демонстрирует факт американского доминирования над Европой с опорой одновременно на две ключевые точки в ЕС — Великобританию и Германию. Политическое доминирование должно иметь под собой экономическую политику. Американская стратегия в ЕС предпочитает именно такой способ доминирования: с независимой опорой на Германию и на Британию. В том числе и из-за этого обстоятельства (есть и другие соображения) США выгодней, чтобы Великобритания оставалась в ЕС. И американский президент на следующей неделе попытается в других словах разъяснить это британским избирателям в Лондоне.

 

EADaily

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1