Украина становится все дальше от ЕС. Le Figaro, Франция

Дата публикации: 14 апреля 2016, 07:43

 

Не хочу к Путину, Украина цэ Европа

 

Le Figaro: Арсений Яценюк два года занимал пост украинского премьера и не раз удостаивался хвалебных оценок на Западе. Тем не менее в воскресенье он подал в отставку. Последние несколько месяцев его рейтинги катились вниз (до отметки в 8%). Как вы бы оценили перемены в украинской исполнительной власти после демонстраций на Майдане?

 

Адриан Дезюен: Тандем Порошенко-Яценюк окончательно развалился после долгих месяцев трений. Первая отставка Яценюка была объявлена еще осенью 2014 года, однако Порошенко решил отпустить его только в прошлом феврале. Его уход означает, что все революционное движение Майдана просыпается с похмельной головой. Вообще, тандем никогда не отличался особой стабильностью, потому что два лидера правящей коалиции являются скорее конкурентами, чем партнерами. Олигарх Порошенко оказался замешан в офшорном скандале, а его премьер, чья партия сейчас сильно сдает позиции, согласно рейтингам, был вынужден подать в отставку после развала парламентской коалиции. На фоне небывалого спада популярности и обвинений в коррупции правительство Яценюка принялось разжигать на Украине антироссийские настроения, но ожидаемых результатов это не дало. Прозападная партия надолго отрезала Украину от ее восточного окружения, не добившись при этом интеграции с западным. Партия Майдана оказалась в изоляции. А теперь идет на дно.

 

— Бывшего премьера критиковали за недостаточность обещанных реформ и защиту интересов олигархов. Те же самые обвинения звучали и в адрес бывшего президента Виктора Януковича два года назад? Каковы итоги двух лет у власти тандема Порошенко-Яценюк?

 

— Через два года после ухода Виктора Януковича получилась настоящая Березина. Складывается странное ощущение, что история спотыкается. Оранжевая революция завершилась примерно тем же. Дуэт Ющенко-Тимошенко в конечном итоге тоже полностью дискредитировал себя. Официальное разделение двух бывших победителей парламентских выборов означает начало периода нестабильности в Раде.

 

Сегодня украинская экономика в глубоком кризисе. ВВП потерял 18% с 2014 года. Страна оказалась в тисках международных обязательств, ее бюджет подтачивает коррупция, а государство медленно, но верно тонет. Займы МВФ и ЕС расхищаются. Банкротство Украины практически неизбежно. На экономический и военный кризис накладывается еще и политический. От революционного романтизма Майдана остались лишь далекие воспоминания.

 

— Какую, по-вашему, роль сыграли западные страны в формировании проевропейского правительства в 2014 году? С тех пор их поддержка ослабла?

 

— Многие европейские страны последовали примеру американских ястребов и с энтузиазмом отнеслись к новой украинской революции. Тем не менее разделение страны на два лагеря, победителей и побежденных, не сулило ничего хорошего. Благодаря западным финансовым вливаниям украинская экономика получила два года отсрочки. Доверие европейских и даже американских партнеров к украинскому руководству постепенно ослабло. В условиях потери финансовых покровителей крах Яценюка, символа западной поддержки, был всего лишь вопросом времени. Франция и Германия стремились закрыть дипломатический кризис с Россией в выгодном для нее сирийском контексте. У немцев начали возникать вопросы насчет погашения кредитов. Давление Запада насчет реформ на Украине в конечном итоге перекрыло кислород дуэту Порошенко-Яценюк.

 

Прекращение огня по Минским соглашениям в целом соблюдается, однако они так и не запустили политический процесс. Автономия Донбасса не была утверждена, в связи с чем контроль на границе Донбасса и России так и не был передан обратно киевским властям. Срывая Минские соглашения, украинское правительство ставит своих европейских союзников в деликатное положение. И это не замедлило сказаться на их отношениях. Глава франко-российского центра Арно Дюбьен (Arnaud Dubien) высказал предположение, что Киев на самом деле не хочет вернуть Донбасс и Крым, которые становятся для него чем-то вроде пророссийского троянского коня. Москва же вероятно, заинтересована в федерализации Украины, потому что это позволило бы ей сохранить за собой рычаги влияния на Киев. Россия использовала инструменты западных демократий для продвижения своих интересов: гуманитарная помощь, автономия, соблюдение соглашений…

 

В конечном итоге, в проигрыше оказываются все стороны и прежде всего Украина. Европе не удалось потушить пожар, который она сама же наивно начала в конце 2013 года. Россия лишилась ценного экономического партнера, а США разожгли страхи Москвы насчет стратегического окружения.

 

— В Twitter Яценюк писал о «задачах» Украины: «новый закон о выборах, конституционная реформа, судебная реформа, вступление Украины в ЕС и НАТО». Но хотят ли в самой стране вхождения в западный блок (ЕС-НАТО)?

 

— Не стоит обращать слишком большое внимание на обещания бывшего премьера, которому предстоит вернуться в оппозицию и начать хождение по политической пустыне. Как бы то ни было, население Западной Украины мечтает о Европе и процветании. И у большинства этих людей ненависть к России слишком глубока, чтобы исчезнуть вместе с уходом Яценюка.

 

Бывший премьер — греко-католик из Буковины, западной области страны у границы с Румынией. Этот регион в прошлом был частью Австро-Венгерской империи и сейчас стремится вернуться в Европу, вырвавшись из сферы влияния России. Только вот заявления Яценюка против русского языка, Черноморского флота, евразийского экономического пространства и за вступление в НАТО и ЕС отрезали его от большей части юго-востока страны. У этих в прошлом российских областей не осталось иного выбора, кроме как сопротивляться Киеву.

 

Украина исторически разделена на различные сферы культурного влияния. Степень влияния запада и востока постепенно меняется при движении из Львова в Донецк. Если киевская власть не учитывает эти нюансы, она не может надолго сохранить свое место. И если Порошенко занимает скорее центристское положение в политическом устройстве Украины, Яценюк представляет западную, не доверяющую России часть страны.

 

В таких условиях возможно несколько сценариев. Первый — это обратный ход маятника с возвращением пророссийских сил, как уже было на Украине в прошлом. Устав от кризиса и разрухи, население может поддержать примирение, даже договоренность с Москвой. Второй — это подъем радикального украинского национализма, который возьмет в руки власть в Киеве. Еще одна, самая вероятная возможность — это продолжение разнузданной парламентской демократии под контролем олигархов.

 

— На референдуме в Нидерландах 6 апреля 64% избирателей высказались против соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной. Ставит ли это под удар открытость Евросоюза по отношению к бывшим странам советского блока?

 

— В результате расширения Евросоюз раздобрел и больше не может двигаться, даже на восток. При 28 странах-членах Европа впала в ступор, а дальнейшем движении речи больше не идет. Даже с учетом НАТО. По иронии судьбы, два года спустя после Майдана породившее его соглашение об ассоциации было отвергнуто референдумом в Нидерландах. Жан-Клод Юнкер и Дональд Туск в тайне оказывают давление на Марка Рютте, чтобы тот закрыл глаза на это консультативное голосование. Но это может лишь еще больше усилить евроскептицизм голландцев и их недоверие к стоящей у власти либеральной коалиции. При таком раскладе к власти может прийти Герт Вилдерс (Geert Wilders). Через 11 лет после отказа Франции и Нидерландов от проекта европейской конституции с последующим принятием Лиссабонского договора в 2009 году складывается ощущение, что европейские институты действуют вопреки воле народов. А это наилучший способ убедить даже последних мечтателей в том, что Европа теперь в большей степени технократический, чем демократический проект.

 

Le Figaro, Франция

 

Перевод ИноСМИ

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1