Голландцы в поисках «волшебной формулы» для Украины. Владимир Корнилов

   Дата публикации: 14 апреля 2016, 18:42

 

12 апреля комиссия по организации референдума в Нидерландах официально подвела итог всенародного голосования по соглашению Украина-ЕС, фактически подтвердив обнародованный неделю назад неофициальный результат: 61% голландских избирателей отверг евроассоциацию Украины.

 

Голландцы в поисках «волшебной формулы» для Украины

 

Практически сразу после ошеломляющего разгрома на этом референдуме украинские политики в один голос начали успокаивать друг друга: «Да это ничего не значит!», «Референдум был консультативным, поэтому его просто проигнорируют», «Берлин с нами!», «Соглашение будет работать, как ни в чём не бывало» и т.д. Ну, в принципе понятно, украинским «демократическим» политикам не привыкать игнорировать волю народа — чего стоит только полное попрание результатов Всеукраинского референдума 2000 года!

 

Один из лидеров «Батькивщины» Сергей Соболев в эфире ток-шоу «Право на власть» вообще начал давать советы «великого политтехнолога» голландскому премьеру Марку Рютте. Украинский депутат заявил буквально следующее (цитирую дословно): «Надо убеждать (в том числе через европейских лидеров) рисковать правительству и большинству в нидерландском парламенте, и голосовать за ратификацию. Логика тоже есть. Потому что те 19% (от общего числа голландских избирателей — авт.) никогда не будут голосовать за это правительство. Это правительство должно ориентироваться как раз на тех, кто или остался дома, или пришёл голосовать за эту ратификацию. И я бы, например, на месте политтехнологов, которые готовят позицию для действующего премьер-министра, рисковал бы и шёл бы на это».

 

Это заявление лишний раз свидетельствует, насколько далеки украинские «евроинтеграторы» от понимания того, что такое есть Европа. Потратив в течение последних нескольких месяцев перед референдумом значительные средства налогоплательщиков и Сороса, украинские политики даже не удосужились проанализировать настроения голландского общества, выяснить мотивы и движущие силы обоих лагерей. Потому, что если бы выяснили, Соболев не заявлял бы так безапелляционно, что на референдум пошли лишь противники Рютте, некие «маргиналы», представляющие лишь ультраправые и ультралевые партии (а именно так и рисуют картину сейчас украинские СМИ).

 

Достаточно обратиться к вполне открытому и доступному исследованию социологической компании Ipsos, чтобы увидеть: на референдум активно пошли и избиратели правящих партий. Так, явка сторонников Соцпартии, которая агитировала «против» (37%), ненамного превысила явку сторонников правящей «Партии за свободу и демократию» (VVD), которую, собственно, и возглавляет Рютте (33%). А явка избирателей правой «Партии свободы» (PVV) была даже меньше, чем явка самой активной участницы избирательной кампании «за» — партии «Демократы-66» (D66).

 

«Демократы-66»

 

Но ещё больше удивит украинских «европейцев» анализ результатов голосования, проведённый той же фирмой Ipsos. Оказывается, 58% электората VVD (подчеркиваю, партии премьера Рютте!) проголосовали против (!) соглашения Украина-ЕС. А по некоторым исследованиям — даже гораздо больше 60%! Какой сюрприз для Соболева, да?

 

«Демократы-66»

 

Украинские агитаторы, наводнившие перед референдумом Нидерланды, искренне не могли понять, почему правящая партия так пассивна, а Рютте ведет кампанию «за», что называется, «без огонька». Именно этими настроениями своих потенциальных избирателей и руководствовался голландский премьер. Как сообщили мне на условиях анонимности политтехнологи, работающие с этой партией, изначально было понятно, что данный референдум является «токсичным» для Рютте, раскалывает его электорат и тянет партийные рейтинги вниз. Но украинские «стратеги», конечно, не анализировали эти показатели.

 

И как, скажите, в таких условиях премьер-министр Нидерландов, лидер партии VVD может проигнорировать результаты референдума? Особенно учитывая тот факт, что его страна уже фактически вступила в предвыборную кампанию — до очередных парламентских выборов осталось меньше года.

 

Как сказал некий источник в правительстве Нидерландов журналистам газеты «De Telegraaf», «в принципе, было бы правильно сохранить соглашение и игнорировать референдум, но в предвыборный год никто не рискнёт делать это». Исходя из этих соображений, правительство Нидерландов выбрало самую простую «стратегию»: любой ценой тянуть время. Министр иностранных дел Берт Кундерс заявил, что Кабинет примет решение по итогам референдума аж в сентябре. Объяснил он это намерением сначала провести широкие консультации внутри Евросоюза. Хотя многие связали это с желанием Марка Рютте закончить своё председательство в ЕС 1 июля не в роли европейского изгоя.

 

Собственно, и сам Рютте, выступая в парламенте 13 апреля, так прямо и сказал, что не хочет быть изгоем. Правда, уже объяснил желание потянуть время британским референдумом о выходе из ЕС — мол, решение о нератификации соглашения Украина-ЕС сыграет на руку английским евроскептикам. Соответственно, голландский премьер чуть сократил тот срок, который первоначально установил его министр иностранных дел — напомню, британский референдум назначен на 23 июня.

Это возмутило лагерь победителей голландского референдума. Движение GeenPeil, инициировавшее данный опрос, запустило широкомасштабную сетевую кампанию «Нет — это нет», требуя немедленного решения Нидерландов об отказе от ратификации соглашения, отринутого народом. Серьёзной проблемой для Рютте является наличие в законе «О референдуме» ряда пунктов, по сути дела превращающих консультативный референдум в обязательный. Так, статья 11 данного закона требует от правительства и парламента принять решение по итогам всенародного опроса «как можно быстрее» после оглашения официальных результатов. Именно на эту статью ссылаются сторонники лагеря «против». Глава «Партии свободы» Герт Вилдерс прямо пригрозил в случае невыполнения правительством данного пункта пожаловаться на совершение Марком Рютте «уголовного преступления».

 

13 апреля голландские парламентарии провели очень бурные трёхчасовые дебаты по итогам референдума. Позиции двух партий правящей коалиции — Партии за свободу и демократию и лейбористов (PvdA) — озвучены выше и сводятся к затягиванию времени. Позиции лагеря «нет» — социалистов, Партии свободы и Партии защиты животных (PvdD) — тоже были предельно ясны: немедленный отказ от ратификации.

 

Самой большой интригой является позиция оппозиционных партий, поддержавших соглашение с Украиной в ходе кампании, но при этом выступавших за подчинение воле народа, высказанной на референдуме. Судя по сведениям газеты «De Telegraaf», перед дебатами на лидеров этих фракций было оказано беспрецедентное давление со стороны правительства. Якобы лично Рютте и Кундерс звонили каждому из лидеров этих фракций, требуя поддержать идею откладывания имплементации результатов референдума на неопределённый срок.

 

Но в ходе дебатов выяснилось, что не все оппозиционеры поддались давлению. Лидер христианских демократов (CDA) Сибранд Бюма, выступая с трибуны, заявил: «Вы не можете отправить миллионы людей на участки для голосования…, а затем проигнорировать избирателей, проголосовавших «нет»… Христианские демократы считают, что закон о ратификации должен быть отменён. Я говорю это с тяжёлым сердцем. Потому что это хорошее соглашение. И не ратифицировать его будет очень болезненно для позиции Нидерландов… Но таков результат».

 

Особенно удивятся украинские агитаторы, колесившие по Нидерландам накануне референдума, позиции своих самых активных союзников — партии D66. Депутат Верховной Рады Светлана Залищук заявляла, что пребывание украинских политиков в Голландии было оплачено данной партией, а другой депутат Сергей Лещенко по итогам кампании даже выразил надежду на то, что лидер D66 Александр Пехтольд со следующего года станет премьером Нидерландов ().

 

Так вот теперь один из главных спикеров партии D66 Кис Верхувен написал статью с вполне однозначным названием: «Нидерланды не могут ратифицировать соглашение об ассоциации». Ещё раз подчеркну, это заявляют представители партии, наиболее активно работавшей на кампанию «за» перед референдумом (что, как вы видите из приведённой выше графики, не помешало трети её сторонников проголосовать «против).

 

Правда, D66 и не соглашается пока с идеей срочно отказаться от закона о ратификации. Вместо этого Верхувен предложил правительству сесть за стол переговоров с лидерами лагеря «против», инициаторами референдума, и начать переговоры об условиях пересмотра соглашения. То есть, по сути дела, опять-таки потянуть время. Эта идея настолько понравилась двум правящим партиям, что в ходе дебатов они сразу же подхватили её и начали предлагать то же самое. В конце концов, к тому же лидеров лагеря «против» призвал и Рютте.

 

Это вызвало бурную негативную реакцию со стороны инициаторов референдума. Лидер движения GeenPeil журналист-сатирик Ян Роос, ставший лицом кампании «против», гневно отреагировал в своем Твиттере: «Дорогой премьер-министр. Я не собираюсь садиться с вами за стол (переговоров — авт.). Я всего лишь один из 2,5 млн избирателей, проголосовавших «против». Ни более, ни менее. У меня нет мандата. Пока».

 

Не менее красочно Роос охарактеризовал попытки лагеря «за» придумать причины, по которым не стоит отказываться от ратификации соглашения Украина-ЕС: «Привет, меня зовут Барт. Я ставил на красное, а шарик выпал на чёрное. Теперь я хочу вернуть свои деньги назад».

 

Ещё более остро отреагировали рядовые активисты лагеря «против» в социальных сетях. «Я голосовал не за Тьери (Тьери Боде, один из организаторов референдума — авт.), Вилдерса или Яна Рооса… Я голосовал ПРОТИВ имплементации соглашения В ЦЕЛОМ», — написал один из посетителей сайта GeenStijl, ставшего сердцем кампании евроскептиков. «Мы также должны подвергнуть анализу и интерпретации результаты голосования за партию VVD, — иронизировал другой активист, — потому что существуют различные мотивы голосования за VVD. Мы не можем просто так трансформировать результат голосования в парламентские места VVD, потому что мы не воспринимаем всерьез избирателя. Некоторые мотивы избирателей VVD неясны, поэтому мы можем отнять эти кресла у VVD».

 

Вот какого предложения в ходе дебатов не прозвучало, так это «гениальной идеи», предложенной Сергеем Соболевым: просто взять да проигнорировать результаты референдума, проголосовав за ратификацию соглашения Украина-ЕС. Как сообщила «De Telegraaf» 8 апреля, один из основных вариантов, которые рассматриваются кабинетом Рютте, сводится к следующему: предложить Евросоюзу ратификацию соглашения при условии, если будет заключён международный договор, навсегда закрывающий Украине даже теоретическую возможность вступить в Европейский Союз.

 

Мол, боязнь будущего членства Украины в ЕС — это чуть ли не основной мотив голландцев, голосовавших «против». Правда, газета сообщает, что эту идею уже отринули некие польские дипломаты, заявившие, что «нельзя закрывать двери для любой страны». Кроме того, Тьери Боде уже заявил, что он приветствует идею подобного договора, но это не отменяет обязательства правительства выполнить волю голландского народа и отказаться от ратификации нынешнего текста соглашения.

 

Не отрицает варианта пересмотра соглашения и сам Рютте. Он заявил, что пытается найти «волшебную формулу», которая устроила бы и ЕС, и лагерь «против». Если этот вариант будет принят, то Украине следует готовиться к нескольким годам новых переговоров и длительной процедуре повторной ратификации во всех государствах ЕС.

 

Тем не менее, лагерь евроскептиков пытается уже сейчас, не дожидаясь итогов переговоров правительства с Еврокомиссией, законодательно закрепить свою победу принятием решения парламента об отказе от ратификации. На 19 апреля уже назначено голосование в парламенте. При этом жёсткие законопроекты «Партии свободы» и Соцпартии, похоже, наберут лишь 30 из 150 депутатских голосов.

 

Как мне сообщили источники из лагеря «против», сейчас ведутся активные переговоры между оппозиционными фракциями по возможности принятия более мягкого законопроекта, суть которого всё равно должна свестись к официальному отказу Нидерландов от ратификации соглашения Украина-ЕС. Возможно ли прохождение такого проекта через парламент? Ведь две правящие партии контролируют большинство.

 

Однако это большинство сводится всего к одному голосу. Судя по неуверенным комментариям некоторых депутатов от VVD и упомянутым выше настроениям их базового электората, нельзя исключать тот факт, что партия Рютте окажется не самой монолитной во вторник. В конце концов, такой «бунт» внутри фракции мог бы стать выходом и для самого премьера, который сможет объяснить Еврокомиссии: «Я сделал всё, что мог». Однако и тут надо учесть, что прохождение такого закона обычно занимает 2-3 месяца. Лидер «Партии свободы» Вилдерс считает, что, учитывая требование закона «О референдуме», данный проект может быть рассмотрен в исключительном, срочном порядке — в течение нескольких недель. Но мало кто верит в то, что это предложение будет принято его коллегами.

 

Таким образом, как бы ни пыжились украинские политики, заявляющие, что соглашению об ассоциации ничего не угрожает даже после голландского референдума, в самих Нидерландах по этому поводу имеется иное мнение. По ходу ведущихся там дебатов выясняется, что надежды Киева на игнорирование Гаагой результатов якобы «консультативного» референдума тают на глазах.

 

Владимир Корнилов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1