Простить и понять. Принять и обнять. А может, еще и извиниться? Игорь Орцев

   Дата публикации: 13 апреля 2016, 23:45

 

Голландский референдум, похоже, дурно повлиял на психику уважаемых российских экспертов. Действительно уважаемых, без сарказма – Марков, Проханов. Зацепило и уважаемого товарища из Израиля – Эскина. Все в эйфории! Пора принимать Украину назад! Да с объятиями и поцелуями в засос! Хлебом-солью встречать! Петь украинские песни! А в ближайшее время фестиваль украинской культуры в Москве организовать экстренно как первую ласточку будущего очередного братания. Не иначе. Я не шучу, вчера по ТВ лично смотрел.

 

Встреча гостей в России

 

Откуда у экспертов уверенность в том, что непременно, получив от голландцев от ворот поворот, Украина попросится в отчий дом, и все будет вновь хорошо между «братскими народами» (а было ли?), я откровенно не понимаю. Возможно, потому, что я родился и всю жизнь прожил на той части территории Украины, которая, в конце концов, не выдержала украинства и послала Киев куда подальше, а Эскин — нет? Возможно, потому, что я довольно часто бывал на Западной Украине и провел там достаточно времени для того чтобы понять – «никогда мы не будем братьями», а Эскин — нет?

 

Я не уверен, что Сергей Марков скоротал пару недель в захолустье на Львовщине, выпивая с простыми селянами самогон под их откровения. Я не думаю, что у Александра Проханова, при его богатейшем опыте, есть опыт годичной совместной работы и досуга с коренным жителем Луцка на другом конце света от Украины.

 

Большое видится на экспертном расстоянии – скажете? Не тот случай! И уж если взглянуть пристальней, то можно заметить, что история ненависти жителей Западной Украины к России имеет глубокие исторические корни. А кровавый бардак на Украине, замешанный на русофобии, начался с тех самых пор, как эта территория стала называться Украиной и приняла западноукраинскую хвилосохвию украинства. Сто лет бардаку этому кровавому, как минимум.

 

Позволю небольшое отступление с возвращением в личное советское прошлое, в один теплый майский денек 1988 года.

 

Женился мой друг на девушке, у которой вся основная родня обитала на Ивано-Франковщине. Приехали многие в Луганск на свадьбу. Паренек среди них был – мелкий сельский дрыщ примерно нашего студенческого возраста. Прибился дрыщ, естественно, к нашей компании друзей жениха. Выпиваем вместе, на перекуры ходим. И вот он –  дрыщ этот — на очередном перекуре задает вопрос нам, прищурившись хитро, естественно, на украинском, — мол, а знает ли кто-то из честной компании, что такое «запальничка», и деловито так дымок кольцами выпускает. Зажигалка это – почти хором удивленно ответили мы. Он одобрительно покивал головой, и сказал, хмыкнув, что, мол, молодцы, вы подмоскальники, имеете шанс выжить в моих краях. Мол, мы так москалей вычисляем, — пояснил. Останавливаем просто посреди улицы и задаем вопросы подобные. Если не отвечает верно, то значит москаль. И выгребает такой клиент по полной программе.

 

Участвовал ли лично в таком отлове москалей наш новый знакомый, и имел ли отлов место вообще в его родном забитом селе, неизвестно, но рассказывал все это маленький скукоженный рогуль с такой гордостью, с таким достоинством, с таким вызовом, что мама не горюй! Рассказывал в компании подвыпивших москалей, каждый из которых мог его плевком убить. Но бить мы его не стали. И плевать тоже. У нас закралась мысль о невменяемости родственника невесты. Что с убогого взять? Покрутили у виска, да и пошли за столы продолжать. А рогулек, в свою очередь, что подумал, как считаете? Да все что угодно, только не то, что подумали мы. И в этом суть украинства, по-моему. Вернее, одна из его множества болезненных стадий.

 

Странно, что у уважаемых экспертов не возникает желания побратать, например, турецкий и армянский народы. В этом случае они видят бесперспективность затеи. А вот почему в случае с Украиной полны энтузиазма? На чем он основан объективно? На опыте СССР? Неужели забыли, что не все так гладко там было, и последняя банда бандеровских нацистских зверей в лесах Западной Украины была уничтожена только в 1956 году. Спустя более 10 лет со Дня Победы над Гитлером! На том энтузиазм основан, что много украинцев, причем именно с Западной Украины, работают в России? Так они по всему свету работают. И для них работать на кого-то не означает уважать. Днем они работают, да. А ночью на фоне Кремля, закрыв рожи тряпками, в футболках с логотипом «Азов» фотографируются. Для русского человека это дико – служить врагу, а для свидомого украинца норма. С молоком матери это у них, как и русофобия. О каком нахрен мире и любви может идти речь? Раскройте же глаза наконец! Гены, ведь пальцем не размажешь.

 

Если и есть смысл говорить о нормализации отношений России и Украины, то только не в контексте нынешнего географического состояния Украины. Пока Западная Украина будет в составе Украины большой – забудьте даже об элементарном уважении, а уж тем более о братстве. Да хоть весь Евросоюз хором, громко и троекратно пошлет Украину на х*й, не ждите того, что она после этого будет царапаться в российские двери.

 

Для того чтобы Украина побраталась с Россией, необходимо, чтобы сама Украина стала другой. А именно отбросила, как ящерица хвост, Украину Западную. Потом место отброса хвоста нужно прижечь, чтобы, не дай Бог, новый не вырос. Только так! И эту сложнейшую хирургическую операцию можно решить лишь в процессе двух деоккупаций.

 

Да, Украина нынешняя – это уникальная страна двух оккупаций одновременно: внешне-западной и внутренне-западной.

 

Внешняя оккупация осуществлена США, внутренняя – бандеровским Западом Украины – Бандерштатом, как с гордостью называют территорию сами ее жители. И вот в чем проблема: если внешний оккупант в виду утраченного интереса может просто исчезнуть, то внутренний никуда не денется. Эта зараза медленно, но верно распространялась с Запада на Восток, и просто так теперь отползать она не собирается. Она закогтилась. Она осуществила практически, без малых донбасских нюансов, свою историческую миссию, для чего собственно зараза и выращивалась в заграничных лабораториях. Уникальный эксперимент по созданию нации из субкультуры, следует признать, состоялся. Это фантастика, но это факт.

 

Представьте себе, что хиппи, облюбовавшие побережье Калифорнии, вдруг заявили  — «Мы отдельная нация, мы имеем свой язык (сленг), у нас есть многовековая культура (индейцев и христианских коммун), Калифорния – наша историческая родина, мы требуем создания собственного государства!» Нелепо? Да, но один в один такая процедура была проделана на территории России. Так возникла Украина и украинская нация.

 

Я еще могу списать, нахлынувшую на российских экспертов, волну эйфории братания на недостаточное знание местных реалий. Но когда подобную ахинею несут эксперты из «Комитета спасения Украины», который возглавляют те, кто бежал в панике от людоедов из Бандерштата, оккупировавших Киев, имея при этом в своих руках все рычаги власти, тут уже реальным диагнозом, простите, попахивает. Вернемся, порядок наведем, ни пяди украинской земли не отдадим – гордо чеканят «комитетчики». При всем уважении к вашей нынешней нформационной работе, кому вы это рассказываете? Тем, кто не знает о неонацистском погроме ветеранов Великой Отечественной во Львове 9 мая 2011 года? В тот год, когда вы были в зените своей политической карьеры, имели мышцы и проглотили это?

 

Нужно четко понимать – Украины не существует без русофобии. А русофобию победить в Бандерштате невозможно. Или кто-то решил посостязаться в этом вопросе с товарищем Сталиным? Украинство, или украинская русофобия, отличается от иных тем, что эта психическая болезнь требует не просто отгородится от предмета страха, а доминировать над ним, причем за счет своей ущербности. Поэтому, единственный вариант нормализации российско-украинских отношений – это разделение с помощью государственной границы двух Украинских государств: условно здорового, точнее, имеющего шансы, и неизлечимо больного. С этим нужно смириться и признать, что больные люди, добровольно сделавшие своей историей мифы, лишившие себя настоящих корней, победили в своем маленьком мирке размером с больничную палату. Но они, вместе с тем, и так наказаны.

 

Они будут существовать в резервации с перспективой раствориться в польско-румынском мире, отвергнув мир русский. А понимать и принимать их – дело абсолютно неблагодарное, бесперспективное и фантастическое. Так быть же Бандерштату! Как его обозначить, в каких границах? А он сам это сделает при первом же тревожном звоночке, как проделывал это уже дважды в обе проклятые украинские «революции», чисто по-сепарски отказавшись подчиняться центральной власти, учредив уже практически свои органы, местячковые в захваченных админзданиях.

 

«Мы радуемся, когда их отправляют из Донбасса домой в цинковых гробах, как тушенку поганую». Это про русских добровольцев. По-моему исчерпывающий ответ. Он был дан зачетным украинским нацистом, приглашенным на ту передачу с участием российских инициаторов братания, в ответ на их заманчивые предложения.

 

Мариуполь. "На Москву!"

 

Простить и понять. Принять и обнять. А может, еще и извиниться?

 

Игорь Орцев, специально для News Front

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1