О чем НАТО хочет посоветоваться с Москвой. Виктор Литовкин

   Дата публикации: 12 апреля 2016, 14:20

 

После начала войны на востоке Украины и проведения референдума в Крыму о возвращении полуострова в состав России Североатлантический альянс, как помнят многие, разорвал все отношения с РФ, потребовал резко сократить представительство Москвы в штаб-квартире альянса и перестал пропускать в главный натовский офис российских офицеров и дипломатов, за исключением постоянного представителя России в НАТО. Остальным сотрудникам российского диппредставительства требовалось подавать предварительную заявку на пропуск, а затем терпеливо ждать, снизойдет ли местная комендатура до благоприятного решения.

 

О чем НАТО хочет посоветоваться с Москвой

 

Но два года натовского карантина никак не повлияли на поведение Москвы. Даже несмотря на грозные заявления, которые раздавались высшими должностными лицами НАТО с трибун и пресс-конференций различных западных мероприятий. И даже несмотря на срочно созванный в Уэльсе саммит глав государств-членов альянса, который принял решение об усилении защиты восточноевропейских государств перед «российской военной агрессией», значительном увеличении количества проводимых учений на пограничных территориях и в морских акваториях, а также решил разместить в Болгарии, Румынии, Польше, Литве, Латвии и Эстонии дополнительные воинские контингенты и пункты управления и потребовал от своих союзников увеличить финансовые взносы в бюджет организации – 2% от ВВП каждого государства.

 

Правда, эти решения, призванные напугать Москву и взбодрить союзников по НАТО, пока не принесли руководству альянса никакого зримого результата. Россию напугать не удалось и не удастся – затея эта бессмысленная. А выделить 2% своего ВВП в бюджет альянса согласились пока только Эстония и Греция.

 

Афины, надо полагать, из тех средств, что им выделяет для борьбы с экономическими трудностями Евросоюз и Германия. О Таллине говорить не будем, его ВВП и два процента от него в альянсе вряд ли кто заметит. А вот остальные государства, даже те, кто громче всех кричал о «российской военной угрозе», делиться своими финансами с Брюсселем до сих пор не торопятся. Литва, например, выделяет в общий котел только 1,1 процент ВВП, Латвия – 0,9, Польша и Германия – чуть больше Литвы, и только Великобритания, как самый верный союзник США, чуть-чуть не дотягивает до 2% – остановилась на 1,7%, но обещала подтянуться.

 

 

Не хотят платить

 

Почему в столицах натовских стран не хотят выделять на общую оборону требуемые Брюсселем и Вашингтоном средства?

 

Ответ более чем очевиден. Во-первых, в отличие от декларируемой паники, в действительности они абсолютно не боятся «российской военной агрессии». А во-вторых, потому что им очень удобно паразитировать на американской военной и финансовой мощи, которую Вашингтон направит в Европу при любом раскладе.

 

Для США участие в НАТО – это жизненно необходимая возможность постоянного легитимного присутствия на Старом континенте и активного влияния на все значимые решения, принимаемые правительствами европейских государств (в том числе и по поводу абсолютно невыгодных для Европы санкций в отношении России – авт).

 

А для этого миф о «российской военной угрозе», который не устают вдалбливать в головы европейцам высокие американские представители, вроде главнокомандующего силами НАТО в Европе американского четырехзвездного генерала Филипа Бридлава, самое то, что требуется. Да и ставленник Вашингтона – генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг повторяет, как молитву, что устрашение по отношению к России – лучшая политика НАТО в восточном направлении. Не угроза терроризма, который взрывает европейские города – Париж, Брюссель, Лондон и Мадрид и готов вместе с беженцами из стран Ближнего Востока воспламенить всю старую Европу, а именно угроза суверенной политики Москвы, которая защищает свои национальные интересы.

 

И для поддержания на плаву этого мифа США выделяют на укрепление безопасности европейских стран НАТО в ближайший финансовый год 3,7 миллиарда долларов – в три раза больше, чем они это делали обычно. Хотя и так их взнос в бюджет альянса составляет 75-80% от общей суммы (спрашивается, зачем при этом другим государствам-членам НАТО платить больше, если это за них сделает Вашингтон?).

 

Именно поэтому США, а не другие страны отправляют на восточные границы альянса четыре с половиной тысячи своих солдат и офицеров, 250 единиц танков, боевых бронированных машин и самоходных артиллерийских установок. Спонсируют открытие центров военного управления в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии, а заодно и завершают строительство базы противоракетной обороны с системой Aegis и противоракетами SM-3 в румынском местечке Девиселу.

 

 

Кого бомбить будут?

 

Причем американские войска числом в 40 тысяч солдат и офицеров и до того постоянно присутствовали в Европе – в Бельгии, Германии, Греции, Италии, Нидерландах, Португалии, Сербии, Испании, Турции и Великобритании. А в пяти странах Старого континента – Италии, Германии, Бельгии, Нидерландах и в Турции размещены 200 американских атомных бомб свободного падения В-61; а в Литве и в Эстонии на авиабазах Зокняй и Эмери под Шауляем и Таллином несут боевое дежурство истребители F-16 и Tornado, способные применять эти бомбы по целям на земле.

 

Становится понятно, в каких ежовых рукавицах держит европейский континент Вашингтон и как государства-члены НАТО буквально повязаны с ним общей судьбой. Точнее, общим страхом, который, конечно же, исходит не от России, а от той беды, которую может навлечь на нее именно Вашингтон.

 

Но, правда, в Европе предпочитают об этом не думать. Разве что отдельные политики пытаются заикнуться по этому поводу, да и то в ходе предвыборных дебатов, но им широкой трибуны в местных СМИ не дают. Наоборот, только раскручивают информационную пружину о пресловутой «российской военной угрозе». И аплодируют бесчисленному количеству учений, которые сейчас начал проводить Пентагон со своими союзниками на полигонах Восточной Европы, в акватории Балтийского и Средиземного моря с заходами в Черное, в воздухе вдоль российских границ. О том, что все это может вызвать ответную реакцию со стороны Москвы, для которой подобная политика НАТО становится весьма опасной, там предпочитают умалчивать.

 

 

А что Россия?

 

Как реагирует Москва на эти провокационные действия Североатлантического альянса?

 

Пока военное руководство РФ ведет себя на фоне натовских эскапад довольно спокойно и уверенно. На провокации не поддается. Потому что считает, что одна из целей нынешней политики НАТО и США – спровоцировать Россию на разорительную гонку вооружений.

 

На Государственную программу вооружений 2010-2020 года в РФ выделено около 20 триллионов рублей (примерно 350 миллиардов долларов).

 

На 10 лет совсем не много, если вспомнить, что бюджет Пентагона на 2017-й финансовый год равен 582 миллиардам долларов, а бюджет НАТО почти 300 миллиардов.

 

Тем не менее, в российскую армию поступает современное и эффективное вооружение, самые надежные системы обеспечения боя – операция российских ВКС и моряков в Сирии это наглядно доказала всему миру.

 

Желание Североатлантического альянса продолжить сотрудничество или хотя бы диалог в рамках Совета Россия–НАТО тоже от того, что в Вашингтоне и Брюсселе почувствовали – без Москвы они не в состоянии решить серьезные вопросы мировой стабильности. В том числе и в борьбе с терроризмом.

 

Понятно, что разговор на Совете Россия-НАТО будем очень непростым. Российскому представителю придется выслушать массу претензий от 28 послов натовских государств. И по поводу ситуации на Украине, и по поводу отсутствия необходимой для альянса транспарентности внезапных проверок боевой готовности, по другим проблемам.

 

Но и России тоже есть, что предъявить. В том числе и за поддержку и поощрение государственного переворота в Киеве, приход к власти в Незалежной националистических сил, которые спровоцировали братоубийственную войну на Донбассе, за антироссийскую риторику, отсутствие реальной борьбы с терроризмом и даже спонсирование его со стороны отдельных государств НАТО, таких как Турция…

 

Словом, разговор будет, если он все-таки будет, очень острым. Но здесь дело даже не в победе, важно снова начать разговаривать. Это лучше, чем воевать.

 

И хотя война слов вряд ли в ближайшие годы прекратится, есть проблемы, которые невозможно решить друг без друга – и терроризм здесь на первом месте.

 

Виктор Литовкин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1