Фатальная неподсудность геноцида. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 12 Апрель 2016, 10:56

 

Накануне так называемый «Международный уголовный суд» (МУС) в Гааге отказался возбуждать дело по фактам гибели мирных жителей в Луганске и Донецке в ходе конфликта на Украине, так как данный случай не удовлетворяет условиям, по которым суд может осуществлять свою юрисдикцию.

 

Фатальная неподсудность геноцида

 

«Суд может только осуществлять юрисдикцию в отношении международных преступлений, если (I) его юрисдикция была признана государством, на территории которого было совершено преступление, (II) его юрисдикция была признана государством, гражданином которого является обвиняемое лицо, или (III) ситуация передается прокурору Советом безопасности, действующим на основании главы VII Устава ООН» — так ответили в Гааге на запрос российской стороны.

 

Прежде всего, стоит отметить, что российская сторона, в данном случае – московское отделение Красного Креста, поступила несколько странно, обратившись в судебную инстанцию, юридические полномочия которой Российская Федерация не признает. Россия, как известно, не ратифицировала Римский статут, который служит правовой основой деятельности МУС, а это значит, что он для неё де-юре не существует. Равно как и для Украины, которая тоже не ратифицировала указанный документ.

 

В данном случае важно констатировать то обстоятельство, что формально МУС прав, поскольку только Совет безопасности ООН может вменить ему в обязанность рассмотреть дело о преступлениях в отношении страны, которая не признает его юрисдикцию.

 

Однако, СБ ООН в нынешних реальных условиях раскола мира на противостоящие группировки, фактически лишен возможности принимать солидарные решения, направленные на судебное преследование лиц или организаций повинных в военных преступлениях, либо преступлениях против человечности.

 

Примерно в таком же стесненном положении находятся и все остальные международные судебные структуры, действующие под единственной законной эгидой – Организации Объединенных наций. В частности, Международный суд ООН, который вправе рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в этом Суде.

 

Еще одной судебной инстанцией, которая в принципе способна рассматривать особо опасные преступления, включая акты геноцида, является международный трибунал ООН. Однако учреждаются также трибуналы крайне редко и опять же – при условии полного единодушия постоянных членов СБ. Что в свое время обеспечило возможность создания небезызвестного трибунала по бывшей Югославии. Однако именно его практическая деятельность показала, что такие трибуналы ориентируются исключительно на складывающуюся в мире политическую коньюнктуру и напрочь лишены возможности принимать правосудные решения в отношении всех сторон конфликта.

 

Так, например, крупномасштабный акт геноцида, совершенный в 90-х годах 20 века Хорватией в отношении населения республики Сербская Краина, в ходе которого были убиты, депортированы и фактически лишены средств существования сотни тысяч людей, так и не получил должной судебной оценки гаагского трибунала. Просто потому, что Хорватия является геополитическим союзником США.

 

К тому же попытки создания таких трибуналов в условиях нынешнего расколотого мира в принципе не имею шансов на успех именно ввиду данного противостояния. Именно по этой причине потерпели, в частности, полный крах попытки протащить через СБ ООН идею создания специализированного международного трибунала по малайзийскому «боингу», сбитому над Украиной.

 

Примечательно, что предпринятые группой стран усилия в целях создания некоего альтернативного трибунала по данному случаю, за пределами рамок ООН, тоже ни к чему не привели. Потому что все отлично понимают, что за пределами ООН никаких легальных международных основ для создания подобного рода трибуналов просто не существует. И любое такое сепаратное судебное учреждение неизбежно будет квалифицироваться как самосуд, итоги которого не будут иметь никакой юридической силы.

 

Таким образом, можно констатировать, что в современном мире де-факто отсутствуют какие-либо юридические механизмы и инструменты, способные к эффективному применению в отношении тяжелых военных преступлений, в том числе и преступлений геноцида.

 

А это в свою очередь означает, что в мире фактически создана атмосфера попустительства и безнаказанности в отношении подобного рода злодеяний. И любое преступное правительство, идеология которого допускает подобные террористические проявления, может осуществлять подобные действия без всякой опаски быть привлеченными за них к полномасштабной ответственности. Именно поэтому, в частности, главари киевской хунты, не стесняются в публичных угрозах в адрес населения Донбасса, открыто призывая к его массовой депортации по хорватскому образцу, либо даже к поголовному уничтожению.

 

Иначе говоря, современный мир в правовом отношении ничуть не более безопасное место с точки зрения угрозы уничтожения больших масс людей, чем, например, Северная Америка 16 столетия. Буквально только что было опубликовано исследование американских ученых – генетиков, в котором, в частности, говорится: «Полученные результаты поддерживают сценарий, при котором европейская колонизация вызвала существенную утрату доколумбовых линий наследственности». Общий смысл этого вывода, если убрать наукообразные обороты, сводится к простой и ужасной констатации – анализы ДНК показывают, что после прибытия на этот континент европейских завоевателей местное население было в своем большинстве физически уничтожено.

 

С тех прошло много столетий, но человечество так и не нашло эффективного противоядия таким зверским способам осуществления геополитической экспансии. А это означает, что «массовое пресечение линий наследственности» сегодня возможно ничуть не меньше, чем в 16 веке. Да, конечно, тогда не было телевидения и интернета, чтобы моментально рассказать об этом кромешном ужасе почти одновременного уничтожения миллионов людей. Но эта проблема не представляется нерешаемой. Сегодня существуют весьма изощренные способы информационной изоляции районов проведения подобных «спецмероприятий». А если в ваших руках еще и полный контроль над главными мировыми СМИ, то вам и вовсе не о чем беспокоиться. Они всегда объяснят, что «это были неправильные пчелы и они делали неправильный мед».

 

А в сочетании с полной юридической безнаказанностью — вполне в духе эпохи конкистадоров, у правительств и государств, склонных к преступлениям геноцида, нет вообще никаких причин особо переживать за последствия. Именно это буквально сквозит в заявлении госсекретаря США Д.Керри, который накануне своего исторического визита в японский город Хиросиму, в свое время уничтоженный американской атомной бомбой, категорически отказался извиняться за это злодеяние. А зачем? Ведь никакого суда по этому делу не было и быть не могло. Значит — не было и факта преступления. А тогда – за что прикажете извиняться?

 

Юрий Селиванов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Pensinerka_Donbass_192400_600
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1