Стратегия Обамы на Ближнем Востоке: от самоустранения к «лидерству сзади»

Дата публикации: 11 Апрель 2016, 14:43

 

Ещё в феврале госсекретарь Джон Керри предупреждал союзников США по НАТО и партнёров на Ближнем Востоке, что американские войска не будут участвовать в наземных операциях против ДАИШ (арабский акроним террористической группировки «Исламское государство») в Ираке и Сирии. США не рассматривают возможность направления сухопутных войск в Ближневосточный регион в целях борьбы с «Исламским государством». Об этом Керри заявил 2 февраля по завершении совещания в Риме так называемой «Малой группы» в составе 23 стран возглавляемой Вашингтоном международной коалиции по борьбе с ДАИШ (ИГИЛ, запрещено в РФ – ред.).

 

Стратегия Обамы на Ближнем Востоке

 

Госсекретарь отметил, что президент США Барак Обама с самого начала «со всей ясностью заявлял, что не хочет направлять войска ни в Сирию, ни в Ирак, ни в Ливию». «Мы считаем, что можно применять стратегию, не требующую такой меры. Разумеется, это не исключает подобного шага в случае необходимости. Но пока такой необходимости не предвидится», — пытался быть откровенным шеф Госдепа.

 

Надо понимать, что такая «необходимость» всё же не обошла администрацию Обамы стороной, так как на Ближнем Востоке появились боевые группы не только сил спецназначения ВС США. Размещение в регионе американских пехотинцев не новость, но до последнего времени Пентагон тщательно замалчивал факт вовлечения своих военнослужащих в боевые действия против «халифата». В марте об этом стали говорить практически в публичном режиме. Когда же в конце прошлого месяца американцы понесли вторую боевую потерю в операции против ДАИШ, с присутствия их наземных войск в Ираке окончательно сняли гриф секретности.

 

Обама не сдержал своего слова и в этот раз, хотя, как следует из заявлений его госсекретаря, был с самого начала принципиально против направления боевых групп на войну с ДАИШ. Не сдержал, но и пока не окунулся с головой в другую крайность — направление в регион внушительных наземных сил.

 

Пентагон и Объединённый комитет начальников штабов (ОКНШ) ВС США предложили Обаме перебросить в Ирак «экспедиционные целевые силы» в составе 200 военнослужащих Корпуса морской пехоты. В Сирии действует ещё около 50 американских морпехов. Какое количество сержантов и офицеров армейского спецназа США (отряд «Дельта») представлены по обе стороны сирийско-иракской границы, продолжает храниться в глубокой тайне. Но с наступлением весны американцы уже не ограничивают себя лишь рейдами коммандос в тыл противника для нанесения «точечных ударов» по лидерам и инфраструктуре ДАИШ. В бой пошли морпехи США, правда, следуя установке своего командования — в прямые столкновения с боевиками не вступать, действовать строго с тактических баз в районе иракского Махмура. Здесь сконцентрирован основной ударный кулак для проведения операции по освобождению города Мосул.

 

А ведь ещё совсем недавно в Белом доме говорили о приоритетности выдавливания ДАИШ из его «столицы» в сирийской Ракке. Даже спешно была сформулирована стратегия с условным названием «3R». Согласно планам Пентагона и ОКНШ на осень 2015 года, усилия ВС США сосредотачиваются на трёх «R»: «Рейды» спецназа при более интенсивной поддержке авиации, «Ракка» и «Рамади» (административный центр иракской провинции Анбар, захваченный ДАИШ в мае 2015-го и на данный момент очищенный от боевиков). При всём этом, как утверждали тогда генералы в Вашингтоне, американские войска будут избегать непосредственного участия в масштабных наземных операциях.

 

Приход России в Сирию и рост военного присутствия в этой арабской республике Ирана заставил Обаму скорректировать свои планы. Вторая и третья «R» в указанной стратегии (Ракка и Рамади) уступили место одной «М» (Мосул). Пентагон обнародовал планы по созданию на севере Ирака нескольких «опорных пунктов» американских военных. Таким образом США пытаются обеспечить максимальную поддержку правительственных сил Ирака, с конца марта приступивших к операции по освобождению Мосула.

 

Заместитель директора оперативного управления ОКНШ контр-адмирал Эндрю Льюис заявил, что «опорные пункты» будут создаваться позади линии фронта, откуда штурмовые группы иракской армии и силы ополчения получат артиллерийскую поддержку. Такая огневая точка, с которой американские морпехи обстреливают из гаубиц позиции ДАИШ, создана в районе иракского Махмура. Это тактическая база под кодовым наименованием Bell (1), «дублёры» которой могут создаваться в небольшом отдалении от передовой по мере продвижения войск на Мосул.

 

Указанные планы армейского командования США в Ираке сильно напоминают обращение к опыту американской кампании в этой стране 2003−2011 годов. Создание «опорных пунктов», многочисленных тактических баз лишь на непродолжительное время позволило стабилизировать ситуацию. На рубеже 2013−2014 годов выстроенная американцами «система безопасности» в Ираке с опорой на внутренние силы «стабилизации» вовсе обрушилась. В эту страну пришло ДАИШ, и всё последовавшее время, вплоть до сегодняшнего дня, выводившая из Ирака войска администрация Обамы судорожно искала пути возвращения обратно. Такого возвращения, которое не позволит окончательно потерять лицо и расписаться в прошлых ошибках.

 

У вашингтонских аналитиков даже появилось понятие «лидерство сзади», которым они обозначают одну из основных установок ближневосточного курса Обамы (2). Стремление к «лидерству» не впереди, а на заметном отдалении от передовой военных действий наглядно проявилось в планах создания тактических баз на подступах к Мосулу.

 

Что касается сирийского направления политики США на Ближнем Востоке, то оно пребывает в ещё более запутанном состоянии. Американцы столкнулись сразу с несколькими серьёзными ограничителями практически на всех локальных фронтах Сирии. На севере страны их более тесному военному сотрудничеству с «Отрядами народной самообороны» (YPG) курдов продолжает препятствовать Турция. Не помогло и создание местной антиджихадистской коалиции в виде объединённой группировки арабских, ассирийских и курдских военизированных формирований под названием «Демократический союз Сирии» (ДСС). В ДСС ведущая роль остаётся за YPG, и негативное отношение турок к курдскому фактору у своих южных рубежей за последнее время только усилилось. Провозглашение самоуправляемой «Федерации Северной Сирии» спутало карты США в их попытках уговорить Турцию снизить её градус враждебности по отношению к сирийским курдам.

 

Военные успехи курдов на северо-востоке Сирии, где под их контроль перешла фактически вся провинция Хасаке, было вселили в американцев уверенность, что стратегию «3R» можно довести до завершённого вида. Наступление на Ракку получало плацдарм в Хасаке, но концентрации здесь дополнительных сил, в том числе и с возможным участием американских морпехов по «мосульскому сценарию», решительно воспротивилась Турция. Её руководством на передний план шантажа Соединённых Штатов вновь был выдвинут вопрос использования американцами авиабазы «Инджирлик» в турецкой провинции Адана. Без этого военного объекта у командования ВС США в регионе на сирийском направлении нет ни малейшего шанса наладить логистику и поддержать ударами с воздуха наступление ДСС на Ракку.

 

На севере Сирии для США создалась во многом патовая ситуация. Перелом в борьбе с ДАИШ здесь достижим, но не входит в планы Турции, ибо сделает усиление курдского фактора в этой части Сирии необратимым. Появились сообщения, что Вашингтон и Анкара обсуждают планы усиления поддержки «умеренных» группировок сирийской оппозиции, чтобы ещё дальше отбросить ДАИШ от границ Турции. Посол США в Анкаре Джон Басс одним из первых указал на проведение интенсивных переговоров одновременно с турецким политическим и военным руководствами. Под «умеренными» имеется в виду та часть повстанческой «Свободной сирийской армии», которая не замечена в сотрудничестве с группировками «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам». Боевикам ССА в начале апреля удалось установить контроль над северо-восточной частью города Аль-Раи на границе с Турцией, выбив оттуда ДАИШ. Тактический успех в Аль-Раи вселил в администрацию Обамы, возможно, последнюю надежду на то, что с Турцией всё же удастся выйти хоть на какой-то уровень взаимодействия в Сирии, сглаживания острых углов в вопросе сирийских курдов.

 

Однако в планы США и в этот раз вмешались «непредвиденные обстоятельства». В провинции Алеппо, в одном из ключевых для политического будущего Сирии регионе этой страны, появились регулярные части ВС Ирана. Не добровольцы иранского Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), не «советники» сил специального назначения «Кодс», а солдаты и офицеры элитной 65-й воздушно-десантной бригады («зелёные береты»). Это наиболее подготовленные бойцы в составе ВС Ирана, аналог «сил быстрого реагирования» по натовской терминологии. Иранские «зелёные береты» переброшены в район южнее Алеппо, к городу Аль-Иис, который недавно перешёл под контроль джихадистской коалиционной группировки «Джейш аль-Фатех» («Армия завоевания»). Её главные движущие силы — бандформирования «Джебхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам», «Джунд аль-Акса», «Аджнад аш-Шам» и «13-й дивизии Свободной сирийской армии».

 

Бои на этом участке фронта продолжаются, здесь наносит удары российская авиация, так как «Джебхат ан-Нусра» и её партнёры по «Армии завоевания» не попадают под действие режима прекращения огня. В военном отношении ситуация под Аль-Иисом далека от определённости, но сам факт переброски ограниченного контингента ВС Ирана в Алеппо заставляет США и Турцию забеспокоиться. И далеко не факт, что американцы и турки одинаково восприняли бросок иранских десантников в ту часть Сирии, которая не так далеко отстоит от границы с Турцией. Симптоматично, что из Белого дома не последовало осуждения иранского «демарша». Напротив, будучи 7 апреля в Бахрейне, на министерском саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, госсекретарь Керри недвусмысленно заявил о необходимости «содействия Ирана в прекращении конфликтов в Сирии и Йемене».

 

И в Сирии, и в Ираке администрация Обамы продолжает лихорадочный поиск некой осмысленной стратегии. Как можно понять, данный поиск даётся американцам с большим трудом, чему свидетельство зачастую противоречащие друг другу заявления руководств Госдепартамента и Минобороны США. Так, посетив 8 апреля с неожиданным визитом Багдад, по итогам встречи с премьер-министром Ирака Хейдаром аль-Абади глава американской дипломатии заявил журналистам, что иракское правительство не обращалось к Белому дому с просьбой направить в Ирак больше наземных сил для борьбы с ДАИШ. Как отметил Керри, этот вопрос с главой иракского правительства не обсуждался. Между тем, днями ранее из Вашингтона прозвучали заявления иного свойства, а именно о необходимости отправки в Ирак дополнительных боевых групп для усиления уже имеющейся в этой стране группировки Корпуса морской пехоты США. Глава ОКНШ Джозеф Данфорд и министр обороны Эштон Картер указали на целесообразность подобного усиления. Получается, что в диссонанс с таким подходом военных глава американской дипломатии заявляет об отсутствии обсуждений с иракской стороной, давая понять, что вопрос не находится в актуальной повестке внешнеполитического ведомства США.

 

Сразу после этого телеканал CNN дал «утечку информации», из которой следует, что в Вашингтоне полным ходом идёт обсуждение пятикратного увеличения американских сил в Сирии — с 50 до 250 военнослужащих. Основной целью значительного уплотнения контингента США в САР называется «помощь местным силам в освобождении как сирийской Ракки, так и иракского Мосула». Помимо этого, постулируется задача не допустить новых всплесков террористической активности ДАИШ далеко за пределами Ирака и Сирии, прежде всего в Европе.

 

Сложно сказать, насколько продуманы плана США силами 200 морпехов в Ираке и примерно таким же количеством их сослуживцев в Сирии добиться разгрома ДАИШ. Ещё большие сомнения вызывает достижимость и сама логичность постановки цели в виде недопущения новых терактов в европейских городах. Странно, когда в Белом доме считают, что силами одного батальона американских морпехов в Ираке и Сирии можно сковать активность ДАИШ за пределами Ближневосточного региона. Или в этом есть какой-то феноменальный провал в аналитических способностях советников Обамы, или мы имеем дело лишь с некими предвыборными ухищрениями демократической администрации в Белом доме. В обоих случаях нарастает вероятность склонения президента США к принятию рекомендаций Пентагона и ОКНШ, которые, в отличие от Госдепа, не видят иного способа достичь перелома в борьбе с ДАИШ, как только вводом в бой американских морпехов.

 

Сначала Обама всем видом демонстрирует собственную невосприимчивость к любым разговорам о возвращении боевых групп США в Ирак и с ещё большей категоричностью отметает возможность ввязывания в наземные действия с ДАИШ в Сирии. Потом и в той, и в другой арабской стране появляется американский спецназ. В довершении всего проступают очевидные признаки отсутствия у США выверенной стратегии борьбы с ДАИШ. Происходит постоянное метание между выбором приоритетных целей: на чём сконцентрироваться прежде всего, на Ракке или Мосуле, а может на обоих оплотах «халифата»?

 

Как результат, покидающий в ближайшие месяцы Белый дом «президент-миротворец» под концовку своего 8-летнего правления решил всех партнёров США на Ближнем Востоке окончательно запутать. Сложилось устойчивое мнение, что новый пересмотр американской стратегии в Ираке и Сирии похож на отчаяние. Стремление избавить США от участия в боевых столкновениях в Ближневосточном регионе провалилось. Афганистан, Ирак, Сирия — везде этот провал налицо. Самое удручающее состоит в том, что американцы при этом продолжают упорно заявлять о своей исключительной миссии на Ближнем Востоке, с тем же упорством отказываясь от координации действий с Россией.

 

EADaily

 


 

(1) Существование базы Bell хранилось в секрете до 21 марта, до тех пор, пока не стало известно о гибели от шальной ракеты боевиков ДАИШ сержанта Корпуса морской пехоты (КПМ) CША Луиса Кардина. Он числился в составе 26-го экспедиционного батальона морской пехоты (26th Marine Expeditionary Unit), который представляет собой усиленную тактическую боевую группу, сформированную на базе Camp Lejeune (штат Северная Каролина). 26-й экспедиционный батальон морской пехоты создан на временной основе для усиления борьбы с ДАИШ в Ираке. Передовая база Bell КМП США была создана 17 марта. Морские пехотинцы переброшены на неё вертолётами CH-47 Chinook из-под Багдада и сразу приступили к обстрелу позиций ДАИШ из доставленных на базу гаубиц М777А2.

 

(2) James F. Jeffrey, Michael Eisenstadt, US Military Engagement in the Broader Middle East // The Washington Institute for Near East Policy, Policy Focus 143, March 2016.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Obama_ISIS_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1