«Фактор турецкой политики» приближает признание Нагорного Карабаха. Арташес Гегамян

   Дата публикации: 11 апреля 2016, 10:20

 

Арташес Гегамян

 

Прошла неделя с хрупкого перемирия в зоне нагорно-карабахского конфликта. Миро­вые лидеры решительно осудили нарушение перемирия в Нагорном Карабахе, призывая стороны к сдержанности, заявляя в один голос, что у этого конфликта нет военного решения. Такие призывы адресовали Баку и Еревану президенты России и Франции Владимир Путин и Франсуа Олланд, министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини, президент Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Илкка Канерва, Госсекретарь США Джон Керри, Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд. В итоге 5 апреля в Москве при посредничестве России состоялась встреча начальников Генштабов ВС Азербайджана и ВС Армении (генерал-полковник Наджмеддин Садыков и генерал-полковник Юрий Хача­туров), в ходе которой была достигнута договоренность о прекращении военных операций на линии соприкосновения войск Азербайджана и Нагорно-Карабахской республики.

 

Чтобы кровопролитие не вспыхнуло с новой силой, думается, особенно актуально проанализировать, что же или кто же побудил азербайджанские власти прибегнуть к такой, мягко выражаясь, крайне опасной военной авантюре. На кого и на что рассчитывал Ильхам Алиев. Здесь важно, опираясь исключительно на факты, разобраться в причинах четырехдневной азербайджано-нагорно-карабахской войны, развязанной Баку. Содействовать непредвзятому анализу побудительных мотивов азербайджанского руководства поможет диалог активного лоббиста Азербайджана в России, председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля с ведущим программы «Время покажет» Петром Толстым, состоявшийся 4 апреля т.г. Итак, Гейдар Джемаль: «Поскольку все русские в подавляющем своем большинстве, очевидно, поддерживают армянскую сторону, как бы сама интрига, пружина интриги вылезает наружу. Потому что Армения является фактором русской политики». Петр Толстой: «А Азербайджан — фактором турецкой политики». Гейдар Джемаль: «Азербайджан как раз сложную, большую игру ведет, манипулируя, ма­неврируя…». Петр Толстой: «Почему именно сейчас начались боевые действия». Г. Джемаль: «Объясню. Потому что закрылся сирийский фронт».

 

Так какую же такую «сложную, большую игру ведет» «стратегический» партнер России — Азербайджан? Эту игру «разгадала» американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor, которую нередко называют «теневым ЦРУ». Так, 28 марта т.г. в аналитическом прогнозе Stratfor на II квартал 2016 года записано: «Азербайджан пойдет на эскалацию, споря с Арменией из-за Нагорного Краабаха в попытке отвлечь внимание насе­ления от внутренних экономических трудностей. Однако серьезные боевые действия вряд ли начнутся. Россия и Турция будут пытаться влиять на ход переговоров между двумя страна­ми, действуя через своих союзников». Запомним этот прогноз. Вспомним и то, что накануне своего визита в США на саммит по ядерной безопасности президент Азербайджана Ильхам Алиев 17 марта помиловал 148 заключенных, включая 14 человек, которых международные правозащитные организации считают политзаключенными. Отметим, что в Азербайджане все еще под заключением более 80 человек, осужденных по политическим мотивам. Ясно, что этот шаг азербайджанского президента был продиктован желанием навести «демократический» марафет для достижения благоприятного исхода переговоров с американскими властями: вице-президентом Джо Байденом и Госсекретарем Джоном Керри. «Хитрая» уловка Алиева была немедленно развенчана бывшим послом США в Азербайджане (1994−1997 гг.) Ричардом Козларичем, который заявил: «…Правительство США не должно „награждать“ режим, либо хвалить его за освобождение людей, которые не должны были быть осуждены, или встречаться на высоком уровне с официальными лицами Азербайджана. Если мы это сделаем, мы превра­тим этих людей в заложников, в козыри властей Азербайджана, которые будут стремиться использовать их для получения политических и экономических выгод от США и Европы». Умный, проницательный вывод профессионала, хорошо знающего нюансы многоликой политики азербайджанского лидера.

 

Несколько в ином ключе руководство Азербайджана проводило свою политику с Евросоюзом. Так, 29 февраля т.г. в Баку состоялось второе заседание Консультативного Со­ве­та «Южного газового коридора» (далее ЮГК). Отметим, что в заседании приняли участие главы энергетических ведомств Азербайджана, Турции, Грузии, Греции, Албании, Италии, Болгарии, Хорватии, Сербии, Черногории, комиссар Еврокомиссии по энергетическим вопросам Марош Шевчович, спецпредставитель Госдепа США по энергетическим вопросам Амос Хакстайн, руководители трубопроводных консорциумов TANAP (трансанатолийский газопровод) и TAP (трансадриатический газопровод). Встреча завершилась принятием ито­го­вой декларации, которая была подписана в присутствии президента Азербайджана и Верхов­но­го представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Моге­рини. Министр энергетики Азербайджана Натиг Алиев тогда же заявил, что Азер­байджан будет вкладывать деньги в строительство газопроводов TANAP и TAP вне зависимости от ситуации на энергетических рынках. Отметим, что Южный газовый коридор является одним из приоритетных для ЕС проектов и предусматривает транспортировку 16 млрд кубометров газа — 6 млрд кубометров в Турцию, 10 млрд через Грузию и Турцию в Европу. Недавно комиссар по энергетическим вопросам ЕС Марош Шевчович в ходе кон­фе­ренции «Энергетическое сотрудничество ЕС со странами „Восточного партнерства“ и Центральной Азии» в Брюсселе заявил, что Южный газовый коридор является одним из крупнейших инфраструктурных проектов современности. По мнению аналитиков, основная цель проекта — повышение безопасности поставок газа в Европу в обход России как моно­по­листа в роли поставщика, а Украины — как монополиста в роли транзитера газа. При этом предполагается, что основными поставщиками станут Азербайджан, Туркменистан и, воз­мож­но, Ирак. Отметим, что заявленная стоимость этого проекта $ 45 млрд, при­чем $ 14 млрд на долю Азербайджана. Несмотря на резкое падение цен на нефть, государства и компании-участницы проекта ЮГК, а также международные банкиры-кредиторы заявили о готовности выполнить свои обязательства в сроки. Первый газ по TANAP пойдет в Турцию в 2018 году, а в Европу азербайджанский газ поступит по TAP в 2020 году. Думается, что после вышеизложенного руководство Азербайджана в своих расчетах вполне могло рассчитывать на благосклонность своих европейских партнеров, которые наконец-то в их представлении избавятся от российского газового монополиста, обеспечат диверсификацию энергетики и укрепят энергобезопасность своих стран.

 

Однако осознания этих новых обстоятельств, видимо, внушивших руководству Азербайджана мысль о своем внешнем, казалось бы, привилегированном положении, было бы явно недостаточно для начала военной авантюры. Им необходимо было нечто большее, поддержка военной машины Турции. Заверения с турецкой стороны о безоговорочной поддержке не заставили себя долго ждать. Так, 15 марта в ходе пресс-конференции, проведенной после V заседания Совета стратегического сотрудничества высокого уровня Турция-Азербайджан, Реджеп Эрдоган заявил: «Считаю это (приезд Алиева в Анкару на заседание, которое планировалось провести в Баку) еще одним доказательством правоты слов покойного Гейдара Алиева „одна нация, два государства“. Азербайджан из тех друзей, которые познаются в беде. Я советую всем учесть эти братские месседжи и сделать из них выводы». В этих последних словах Эрдогана неприкрытая угроза не вмешиваться в уже тогда запланированный турецким и азербайджанским генералитетами блицкриг по всей линии Нагорно-Карабахско-азербайджанского соприкосновения. В обмене любезностями с Эрдоганом не отстал и Алиев: «Насколько сильна будет Турция, настолько силен будет и Азербайджан… Поддержка Турции очень важна для нас. Недавно наши военные провели совместные учения, что является очень хорошей традицией. Мы покупаем у Турции различные виды военной техники и оружие. Успехи Турции в сфере оборонной промышленности усиливают обороноспособность Азербайджана». Думается, что слова азербайджанского президента, который одновременно считается «стратегическим партнером» России, не вызовут ревности у вице-премьера России Дмитрия Рогозина, который 8 апреля т.г. заявил о намерении продолжить продажи оружия Азербайджану и Армении «в соответствии с контрактами. «У нас (в России) обе страны — наши стратегические партнеры». При этом хочется верить, что официальному представителю МИД РФ, уважаемой Марине Захаровой, кое о чем подскажут эти лихие заявления турецко-азербайджанских лидеров. Более того, ей уже не придется как бы оправдываться перед Азербайджаном за военно-техническое сотрудничество с Арменией, при этом заявляя: «Мы надеемся, что этот факт (имеется в виду льготный кредит в 200 млн долларов, предоставленный Россией Армении для приобретения оружия)… Любые поставки вооружений как Армении, так и дружест­вен­ному Азербайджану осуществляются нами при тщательном учете необходимости сохранения баланса сил в регионе» (25 февраля 2016 г. http://tass.ru/politika/2 695 391). При этом отметим, что за период с 2010 по 2014 год Москва и Баку заключили ряд контрактов на поставку вертолетов, современных зенитно-ракетных систем, танковой техники и артиллерийских вооружений общей стоимостью в 4 млрд долларов. То есть даже с учетом того, что Россия продает Армении вооружение по внутренним российским ценам, говорить о сохранении баланса сил вовсе не приходится. Он нарушен в пятнадцатикратном размере в пользу Азербайджана.

 

Весь комплекс вышеприведенных факторов, видимо, и подтолкнул Азербайджан к блицкригу, который полностью провалился на четвертый же день. Однако здесь хотелось бы обратить внимание на очень существенные факторы. Так, в то время как в первый же день начала военных действий, как отмечалось ранее, лидеры США, России, Франции, ФРГ, ООН, ПА ОБСЕ, Совета Европы выступали с настоятельными призывами о немедленном прекра­ще­нии военных действий, весьма ожидаемо повели себя турецкие лидеры. Так, в вос­кре­сенье, 3 апреля в разгар боевых действий в зоне нагорно-карабахского конфликта на от­кры­тии турецко-американского центра культуры и цивилизации в штате Мэриленд, США, пре­зи­дент Турции Эрдоган заявил: «Мы будем поддерживать Азербайджан до конца… Мы мо­лимся, чтобы наши азербайджанские братья победили в этих столкновениях как можно с мень­шими потерями». Весь мир призывал в те дни к миру, а Эрдоган — к войне, более того, взывал к Всевышнему с мольбами: «Пусть Аллах поможет нашим азербайджанским брать­ям». Мольбам турецкого президента внял Господь и помог «азербайджанским братьям» образумиться и попросить минобороны России взять на себя посредническую миссию и заручиться согласием военного руководства двух армянских государств — Нагорно-Карабахской Республики и Республики Армения о заключении перемирия. При этом весьма характерно, что в этом выступлении от турецкого президента досталось и Минской группе ОБСЕ: «Мы столкнулись с таким инцидентом, потому что Минская группа недооценила ситуацию в Нагорном Карабахе, который находится под оккупацией (Армении) в течение многих лет. Если бы Минская группа предприняла справедливые и решительные шаги по этому поводу, такой бы ситуации не возникло». Здесь не могу не привести выдержку из выступления президента Армении Сержа Саргсяна. Так, в рамках рабочего визита в США 30 марта т.г. Серж Саргсян, выступая в Правительственной школе Кеннеди Гарвардского уни­верситета, сказал: «Люди, так часто использующие слово „оккупация“, забывают, что Карабах 70 лет подряд был жертвой оккупации …, а чем была аннексия Карабаха к Азербайджану с легкой руки Сталина, если не оккупацией». Верным воинственной риторике своего шефа остался и премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, который в тот же день, 5 апреля, выступая на заседании парламентской фракции партии Справедливости и развития в Великом Национальном собрании Турции, заявил: «Весь мир должен знать, что Турция до судного дня продолжит поддерживать братский Азербайджан, плечом к плечу, до конца против агрессии и оккупации Армении. Каждый павший сын Азербайджана и наш шехид. Поддержка справедливой борьбы Азербайджана продолжится, как и раньше 78 миллионов граждан Турции будут поддерживать Азербайджан, пока оккупированные земли Азер­байджана, в том числе и Нагорный Карабах, не будут освобождены».

 

Видимо, беспримерный героизм воинов Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики, тотальная мобилизация мирового армянства и их решимость защищать не «оккупированные азербайджанский территории», а свою святую Родину-мать отрезвляюще подействовали на Ильхама Алиева. Он не внял одновременно прозвучавшим из Мэриленда (США) и Анкары призывам Эрдогана и Давутоглу, а поступил иначе. 6 апреля 2016 г. на встрече с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым Ильхам Алиев заявил: «Россия вновь выступила с инициативой, и при ее посредничестве стороны достигли договоренности о прекращении огня». При этом он не преминул сказать, видимо имея в виду заявления Эрдогана и Давутоглу, что боевые действия в Нагорном Карабахе «вызвали беспокойство в мире». Да, сегодня установлено хрупкое перемирие. Но опасность эскалации военной напряженности на нагорно-карабахском фронте сохраняется. Сохраняется потому, что она вот уже не первый год подпитывается идеологией османизма. Для современных правителей Турции — неосманизм дело всей жизни. И это не есть преувеличение. Вспомним, что в 1997 году Реджеп Тайип Эрдоган, бывший мэр Стамбула, на митинге в городе Сиирт прочитал религиозные стихи: «Наши штыки — минареты, наши шлемы — купола мечетей, наши казармы — исламские храмы, наше войско — все мусульмане». Дело закончилось тем, что в апреле 1998 года суд государственной безопасности приговорил Эрдогана к десяти месяцам тюремного заключения по статье 312-й турецкого Уголовного Кодекса (разжигание розни среди насе­ле­ния). Через четыре месяца его выпустили, и в течение нескольких лет он не имел права зани­мать государственные посты и баллотироваться на выборах. Думается, что эти строки из биогра­фии турецкого лидера не являются секретом. Однако в современных условиях они приобретают зловещий смысл. Быть может, ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусра» для Эрдогана-Даву­тоглу это своего рода предтеча к возрождению идеи Великого Турана и воплощению его в жизнь на пространстве от Гибралтара до Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая.

 

Видимо, все карты турецких лидеров-неосманов перепутали славные военно-космические силы России, которые имели решающее значение в переломе ситуации в Сирии, и тогда Эрдогану-Давутоглу надо было срочно открыть новый фронт в Южном подбрюшье России, а там, глядишь, и в Крыму…

 

P.S. На следующий день после объявления Арменией и Азербайджаном перемирия, 6 апреля, в студии программы «Политика» шел разговор о том, кому выгоден конфликт в ре­гионе нагорно-карабахско-азербайджанского противостояния, почему он вновь обострился, какие угрозы он несет и как его разрешить. Среди участников дискуссии был и известный политический и общественный деятель России, директор Института стран СНГ Константин Затулин. Прислушаемся к тому, что он сказал в эфире: «Но то, что должны сделать посред­ники (имеется в виду страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ — А.Г.) — продиктовать условия урегулирования. Эти условия должны быть следующие, на мой взгляд, это мое лич­ное мнение: независимость Нагорного Карабаха, потому что Нагорный Карабах никогда не вернется в состав Азербайджана. Можете говорить что хотите, но этого не будет никогда, и, в свою очередь, возвращение тех районов Азербайджана, которые сегодня заняты силами обо­роны Нагорного Карабаха, Азербайджану в обмен на признание независимости. Вот это и есть решение». Ведущий программы Петр Толстой: «А кто будет гарантировать?» Конс­тан­тин Затулин: «Гарантировать это решение должны Россия, Соединенные Штаты, Франция. Это посредники по Минской группе. Потому что в Баку и Ереване это решение не примут. Каждый раз обязательно найдутся и в Азербайджане, и в Армении люди, которые скажут — ни в коем случае, это — предательстово национальных интересов. Поэтому надо часть от­вет­ственности взять на себя этим посредникам. И это тот случай, когда Россия и Соединенные Штаты могут действовать совместно. Мне кажется, что это тот редкий случай, когда могут».

 

Арташес Гегамян, депутат Национального Собрания Армении, руководитель постоянной делегации Армении в Парламентской Ассамблее ОБСЕ, председатель партии «Национальное Единение» и общественной организации «Северная перспектива».

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1