Избрание президентом Косова бандита и убийцы может оказаться благом для сербов

   Дата публикации: 10 апреля 2016, 13:00

 

В субботу суд Сербии присудил компенсации семьям жертв военных преступлений против албанцев. Причем, решение вынесли на фоне присяги нового президента Косова, коим стал человек, лично ответственный за многочисленные военные преступления, но уже против сербов. Это выглядит издевательством, но есть тонкость – бандит, наркоторговец и убийца Хашим Тачи сейчас далеко не худший выбор даже для сербов.

 

Хашим Змей Тачи

 

Согласно приговору сербского суда, правительство Сербии должно выплатить порядка 240 тысяч долларов 24 членам семей 14 жертв военных преступлений, причем, правозащитники пытаются увеличить сумму выплат. Правительство пообещало подать апелляцию, но это никак не влияет на разительность контраста. Если сербы по-прежнему расплачиваются за военные преступления (реальные и мнимые), причем, исправно судят своих же (к примеру, несколько лет назад четырех бывших полицейских приговорили к тюремному заключению на срок от 15 до 20 лет за преступления против албанцев), то в «молодой демократии» Косово в президенты избирают человека, чьи руки в крови по локоть, но ни о каких компенсациях и речи не идет. Впрочем, эта история далеко не так однозначна, как кажется на первый взгляд.

 

 

Как избирали Змея

Хашима Тачи, более известного как Змей, удалось избрать президентом только с третьей попытки. Несколько раз заседания парламента (президента, исполняющего в основном представительские функции, в Косово избирает именно парламент) отменялись из-за беспорядков. Хитом этой весны стал слезоточивый газ, который депутаты, оппозиционные правящему блоку (Демократическая лига Косово премьер-министра Исы Мустафы плюс Демократическая партия Косово самого Тачи), распыляли прямо в зале заседаний. При этом представители радикального движения «Самоопределение» и еще более радикальной партии «Альянс за будущее Косово» предусмотрительно являлись на парламентские сессии в противогазах и очень веселились, наблюдая, как правящая коалиция кашляет, трет глаза и пытается спастись бегством.

 

Первую атаку провела депутат от «Альянса» Теута Хаджиу – крупная бальзаковская блондинка, бывшая учительница математики в деревенской школе. Ей удалось сорвать заседание парламента, используя обычный газовый баллончик, который она пронесла в дамской сумочке. Сказать, что приштинское собрание депутатов – проходной двор, это ничего не сказать. На следующей сессии депутат от «Самоопределения» Исмаил Куртеши метнул в сторону президиума дымовую шашку. Его вместе с братом Фесником (тоже депутатом и шашкометателем), арестовали на месте, но избрать президента опять не удалось. Куртеши, кстати, тоже не бывший боевик или отмороженный бандит, каких в косовском парламенте много. Учился он на отделении английской литературы, в 90-х был едва ли не самым популярным журналистом местного телевидения, преподавал искусства в гимназии в родном Гиляне. И вдруг – дымовая шашка. Спасибо, что не гранату кинул. Третью диверсию пыталась организовать еще одна женщина из «Самоопределения» — Шкипе Пантина, имеющая за плечами богатое европейское прошлое. Она работала в департаменте по демократизации ОБСЕ и разного рода НКО, в названиях которых пестрит от слов «гражданское общество» и «демократия», училась в Австрии, а до этого, как и ее соратник по партии Исмаил Куртеши, на факультете английской литературы. Хрупкую, симпатичную, носящую эстетские очки Шкипе Пантину вовремя скрутили двухметровые охранники Змея (северные албанцы – «геги», как и черногорцы, в среднем весьма высокого роста люди), и новый президент квазигосударства был все-таки избран.

 

И тут случилось неожиданное: Змей оказался восприимчив к шантажу. Европейское сообщество дружно закрыло глаза на все, что было с ним связано, включая торговлю людьми и их органами, в обмен на относительную лояльность в вопросе восстановления отношений с Сербией. Удивительно, но факт: именно Хашим Тачи в должности премьер-министра проллобировал законы, предоставляющие сербам на севере квазиавтономные права, и принялся согласовывать с Белградом предварительные переговорные позиции. В насквозь националистичном регионе даже была создана пропорциональная парламентская система, в которой за национальными меньшинствами закреплены особые позиции: сербы – 10 мест, цыгане, ашкали и гюпты – 4 места, бошняки – 3 места, турки – 2 места, горанцы – одно. Да, в Белграде долгое время в принципе отказывались вести переговоры напрямую с Тачи, поскольку он военный преступник и должен сидеть в тюрьме (как минимум, еще по старому приговору). Но именно Тачи принялся медленно налаживать отношение с Белградом, как бы сами сербы к этому ни относились. Параллельно Тачи смог пробить для Косово место в Олимпийском комитете, и сборная квазигосударства будет участвовать в Играх в Бразилии. Ведутся также переговоры с ФИФА и УЕФА, а такого рода действия – классический вариант «вялотекущего» вхождения в мировое сообщество, который даже не снился Южной Осетии и Абхазии.

 

Единственное, чего он не смог сделать – пробиться в ЮНЕСКО. Вступление Косово в ЮНЕСКО было заблокировано не только Россией и Сербией, но и множеством европейских государств, которые официально признали Приштину и имеют там посольства. Этот провал в Косово теперь инкриминируют именно Змею, который на тот момент занимал пост министра иностранных дел. Например, местный политолог Беса Шахини считает, что Змей был худшим министром иностранных дел именно потому что провалил кампанию по вхождению в ЮНЕСКО, а кроме того, не смог достичь соглашения о либерализации визового режима с Шенгенской зоной, хотя обещал это сделать еще в 2010 году. Сейчас косовары едва ли не самая многочисленная группа «нелегалов», затесавшаяся среди ближневосточных и афганских беженцев.

 

В таком контексте замена полисмена Атифеты Яхъягу на бандита Тачи уже не кажется слишком неожиданным и брутальным ходом. Яхъягу была целиком европейской креатурой. Первая женщина-полицейский в Косово, начинавшая с постового, криминалист из британского Лестера, начальник полиции Косово под мандатом Миссии ООН, наконец, первая женщина-генерал на Балканах – идеальная представительская фигура для квазигосударства, целиком построенного на самых страшных формах криминальной активности от наркотрафика до людоедства. Теперь ее заменили уже на натурального людоеда, и если кто захочет поставить на нем пробу, то не найдет свободного места.

 

Против фактов, как говорится, не попрешь, но вот вам еще один: если кто думает, что глубоко интеллигентные люди, швырявшиеся дымовыми шашками в парламенте, дабы не допустить избрания Змея президентом, это – демократы и борцы за гражданское общество, он глубоко заблуждается. За партией «Альянс за будущее Косово» стоит сам Рамуш Харадинай – персонаж даже более одиозный, чем сам Змей. Относительно недавно, будучи окончательно оправдан Гаагским трибуналом, Харадинай вернулся в косовскую политику и теперь претендует на роль выразителя радикальных взглядов на взаимоотношения с Сербией. Его конкурентом на этом поле стал Фатмир Лимай – бывший командир 121-ой бригады УЧК «Куманово», бывший министр транспорта и телекоммуникаций, а ныне «владелец» партии «Инициатива для Косово». Он в меньшей степени раскручен в Европе, нежели Тачи и Харадинай, но для Косово – это такой же по значимости, по поведению и внешнему облику типаж, что и эти двое. Чего стоит для чувствительно косоварской души один только его предвыборный лозунг – «Я был Героем».

 

Харадинай и Лимай, используя ресурсы своих парламентских фракций, обрушились на Змея за «предательство интересов албанского народа». С их точки зрения, политика Хашима Тачи по налаживанию контактов с Сербией и «поблажек» оставшемуся сербскому населению – предательство и преступление. То есть, попытка не допустить избрания Змея президентом была устроена не «демократическими силами», а как раз наоборот – фигурами и движениями куда более радикальными, чем персонаж, торговавший почками и глазами живых людей. А то, что для провокаций использовались не бывшие боевики, а интеллигенция, история достаточно обычная – албанская интеллигенция, получившая хорошее образование в «старой» Югославии, но повернувшая его против страны, всегда стояла за косоварским бандитизмом и УЧК. Достаточно вспомнить Ибрагима Ругову – профессора литературы и председателя Союза писателей Косово, практически бессменно возглавлявшего «борьбу за независимость» несколько десятков лет. Но Ругова отказался от насильственных методов, прослыл «балканским Ганди» и перед смертью перешел в католичество. А сейчас радикалы всего лишь используют «интеллигентский ресурс» для лоббирования совсем не гандистских позиций.

 

Если бы оппозиция все-таки сорвала избран6ие Тачи, еще не факт, кто победил бы на досрочных парламентских выборах. Если сейчас правящая коалиция все-таки держит себя в руках, то приход к власти Харадиная и Лимая поставит Балканы на грань новой войны. Контролировать этих персонажей не может никто – ни НАТО, ни Миссия ООН, ни «большая» Албания. Радикалы явно не будут ждать пять лет, когда коалиция снова проведет рокировку и, скажем, вернет Атифету Яхъягу на пост президента, а Змея на пост министра иностранных дел (что до Исы Мустафы, благодаря экономическому образованию он считается идеальным премьер-министром).

 

Пойдут ли радикалы на «приштинский майдан», и насколько он вообще возможен – другой вопрос. Для нового президента главными станут представительские функции, необходимые в рамках дальнейшего продвижения Косово в международную сферу. Правда, на его инаугурации присутствовали только два первых лица – президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович и премьер-министр Албании Эди Рама (однофамилец Рафета). Их в некотором смысле прошлое обязывает, но мало кто хотел бы пожать руку Змею, сколь бы пушистым миротворцем он сейчас не выступал. Очень уж грязно.

 

Евгений Крутиков

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1