За кровь и слезы — ответите! Дмитрий Родионов

   Дата публикации: 09 апреля 2016, 11:14

 

Армия стреляет в свой народ лишь один раз, второй раз она стреляет уже в чужой народ

 

Два года назад, 7 апреля 2014 года на Украине официально началась война. Вернее, она только была объявлена тогдашним и.о. президента «кровавым пастором» Турчиновым. И не война, а какая-то неведомая «антитеррористическая операция» — калька с российской «контртеррористической операции», как официально именовалась вторая чеченская. Видимо, в Киеве верили в магию слова и рассчитывали на быструю победу, как у федеральных сил в Чечне в 1999-2000 гг. Впрочем, «магия слова» сыграла злую шутку: фактическая КТО продолжалась в Чечне 10 лет. А тот блицкриг, который Москва осуществила против террористов, был самой натуральной полномасштабной войной с применением авиации, артиллерии, да и террористы были не просто террористы, а полноценной военной группировкой, претендующей на звание «армии».

 

За кровь и слезы - ответите!

 

На юго-востоке Украины всего этого не было и в помине. Не было вооруженных до зубов террористов, которых терпели многие годы при предыдущем режиме, которые совершали самые настоящие теракты, граничащие с диверсионными операциями в мирных городах России, в среде которых процветала торговля людьми, оружием, наркотиками, фальшивомонетчество и распространение фальшивых авизо. Не было осиного гнезда в приграничье, которое активно спонсировалось врагами страны, в которое съезжались боевики со всего мира. Не было вооруженных рейдов в соседние области и взрывов домов в Киеве. Тем не менее, главари киевской хунты, которая лишь недавно стала властью, осуществив вооруженный переворот, цинично обозвали свою карательную операцию против восставшего Юго-Востока антитеррористической.

 

Это сегодня, тыча пальцем в подразделения вооруженных сил Новороссии, сторонники майданной власти могут что-то там кричать о «боевиках». Хотя поздно уже кричать. Потому что вооруженные силы Новороссии — это армия двух реально существующих и независимых от Киева государств, у которых, помимо армии, есть все атрибуты государственности – суды, полиция, банки, налоговая и образовательная система. Всего этого могло бы не быть, сели бы не «АТО». Всего этого могло бы не быть, если бы Киев сел за стол переговоров с Донецком и Луганском, согласился бы на федерализацию страны, пошел бы навстречу собственному народу, поднявшемуся против всех тех варварских, средневековых и людоедских порядков, которые новая власть несла Юго-Востоку, не спрашивая его мнения. Всего этого могло бы не быть, если бы каратели не начали навязывать свои идеалы силой. Не было бы никаких ДНР и ЛНР, не было бы никаких вооруженных сил Новороссии, которые Киев называет «террористами». Но ведь Киев, по сути, сам их создал.

 

Вы же помните, с чего все начиналось? Помните облетевшие весь мир кадры, на которых безоружные мирные жители останавливают танки и БТР карателей? Это этих людей объявили террористами. Но какие они террористы? Они совершили теракты? Они кого-то убили? Вся их «террористическая деятельность» заключалась в том, что они не желали мириться со всем тем чуждым их духу, что навязывала новая, незаконная власть (как минимум до выборов президента в мае киевскую власть можно было смело считать незаконной). В том, что они, не докричавшись до местных руководителей-регионалов, которые быстро договорились с Киевом и «слили» протест, начали захватывать администрации и формировать собственные народные органы самоуправления. Но ведь всего за пару месяцев до этого то же самое происходило в городах Западной Украины, но почему-то тогда еще президент Янукович не объявлял никаких антитеррористических операций, не вводил войска, не называл майданщиков «террористами» или даже «сепаратистами».

 

Я помню, когда я впервые приехал в Донецк в начале июня 2014 года, это был еще совершенно мирный и сонный город. Война уже была реальностью, но она казалась где-то далеко, в другой реальности. Работали все городские учреждения, автобусы с тогда еще функционирующего, ныне находящегося в прифронтовой зоне и заброшенного Западного автовокзала отправлялись в соседние области Украины и России, люди ходили в театры, в кино, сидели в кафе. Забегая вперед, скажу, что и потом, когда война пришла в Донецк, жизнь в городе продолжалась, люди жили, работали, отдыхали, гуляли, рожали детей, работали коммунальные службы, журчали фонтаны, но была уже совсем другая атмосфера. Атмосфера войны. Словами это не объяснить. Надо там побывать и почувствовать это. Особенно на контрасте с тем, что было до этого, когда война еще была далеко и казалась чем-то сюрреалистическим.

 

Разве могли дончане подумать, что в их прекрасном мирном городе будут рваться снаряды, что жители миллионного мегаполиса, привыкшие к почти европейскому лоску, будут вынуждены прятаться в подвалах от обстрелов, что целые поселки будут сметены с лица земли, что в их дома придет гражданская война, и брат пойдет на брата? Уже не доказывать свою правоту. Убивать.

 

Я помню тот Донецк, в котором увидеть вооруженного человека еще было экзотикой, гораздо чаще на улицах встречались обычные люди, мамы с детскими колясками, студенты, туристы, рабочие, предприниматели. И ведь тогда еще мало кто понимал, что такое жить в непризнанной, но своей республике, да и вообще, для чего она нужна? Тогда еще далеко не все поддерживали идею отделения, в городе еще оставались проукраински настроенные граждане. Тогда еще никто не понимал, что происходит.

 

Я помню, таксист, который вез меня в город, говорил, что Киев поставил ультиматум: с такого-то числа все, кто не покинет город, будут считаться «террористами». «А какой я террорист»?» — вопрошал он. «Я и оружия то в руках никогда не держал. Мне вообще по барабану вся эта политика, но я со своей земли никуда не уеду. С какой стати? Я здесь родился, здесь жили мои предки. Это мой город, и здесь мои правила. Пусть те, кто сюда пришел нести свою правду, уезжают!»

 

Понимаете? Все, кто не покинет мятежный город – это все «террористы»! Все, кому некуда ехать. Да и с какой стати они должны уезжать? Все эти мамы с детскими колясками, студенты, пенсионеры, шахтеры, рабочие, бизнесмены. Они — все «террористы». А значит, их можно убивать, грабить, насиловать. Значит, можно засыпать их города огнем и сталью. И ничего, что это города страны, которую каратели считали единой, и за единство которой якобы сражались. Там жили «террористы». Значит, их можно было стирать с лица Земли. Чтобы надолго, на многие поколения впредь запомнили, что нельзя жить по своим законам – надо жить по тем законам, которые намайданили в Киеве «прогрессивные европейцы», а все остальное – «отсталый совок», который подлежит уничтожению. Что протестовать – это исключительное право «майданщиков», а «ватники» такого права не умеют, потому что они тупые, отсталые и вообще любят «империю Зла» – Россию. А упрямых «ватников» можно давить танками и сжигать в Домах профсоюзов.

 

Я это понял еще тогда. Это потом я увидел, как слова «кровавого пастора» и сменившего его «президента мира» реализуются на практике. Увидел горящие многоэтажки, разрушенные деревни, превращенный в жуткие руины красавец-аэропорт, отгроханный за огромные деньги к приему иностранных гостей на Евро-2012, растерзанный, но непокоренный Первомайск, Горловку, Дебальцево, вереницы беженцев, которых планомерно расстреливали каратели, среди которых была небезызвестная и получившая ныне свое заслуженное звезда украинских медиа – Надежда Савченко. Грязные неотапливаемые подвалы, ставшие на месяцы местом жительства для стариков, детей, беременных женщин. Больницы, переполненные раненными, искалеченных людей и трупы, трупы, трупы.

 

В начале апреля 2014 года всего этого еще не было. Еще ничего этого не было. Только была объявлена какая-то «АТО», непонятно еще против кого и зачем.

 

Тогда еще не было Стрелкова, которого сегодня многие на Украине называют едва ли не единственным, кто развязал войну. Не было еще огненного аутодафе в Одессе, не было бойни в Мариуполе, не было кровавого боя в Волновахе, в ходе которого украинские каратели понесли первые серьезные потери, кстати, от их же командиров проданного ополченцам оружия. Были только люди, которые голыми руками пытались остановить танки. И зарождающиеся отряды ополчения, которые только начали организовываться, понимая, что голыми руками крестовый поход «Майдана» не остановишь, и что надо готовиться к войне. А она уже была объявлена. И вслед за армейскими подразделениями, которые уже тогда переходили на сторону восставших, не понимая, зачем им эта война с собственным народом, шли нацгвардейцы, карбаты, правосеки, наследники Бандеры, наследники тех, кто убивал и насиловал предков жителей Донбасса, да и всей Украины. И они делали все то же самое, что делали их предшественники. И народ Донбасса был вынужден взяться за оружие всерьез, когда понял, что это война на уничтожение, и им никто не поможет, кроме них самих.

 

Сейчас уже глупо рассуждать, а что было бы, если бы у власти в Киеве оказались бы более вменяемые люди, которые не решились бы на эту кровавую авантюру, которые предпочли бы попытаться найти компромисс с собственным народом, какой могла бы быть Украина сейчас. Наверное, этого не могло быть просто потому, что не могло быть. Потому, что новая киевская власть стала ею силой оружия, родилась в крови и пожаре, и в крови и пожаре ей суждено провести свой недолгий, я надеюсь, век. Потому, что эта власть изначально не хотела и не умела слушать отличное мнение – она была уверена в своей абсолютной правоте, непогрешимости и безнаказанности – ведь Запад, стоя у нее за спиной, вкладывая ей в руку горящий фитиль войны и науськивая в новый «дранг нах остен» убеждал, что ей ничего не будет, чтобы она ни сделала, ведь она делает это во имя «светлых идеалов евроинтеграции», ценностей западного мира в противовес ценностям «Мордора – Московии». Потому, что эта власть не умела, не могла и не хотела созидать, строить. Она была изначально запрограммирована на уничтожение. А никто не хочет, чтобы его уничтожали. Потому столкновение было неизбежным, была неизбежной война.

 

Что случилось – то случилось. Много воды утекло. Много крови. Кровь стала непреодолимой стеной между Донбассом и Украиной, лишив последнюю шанса в обозримом будущем возродиться в качестве единой страны, хотя бы вернуть то, что было до апреля 2014 го года, не говоря уже о строительстве чего-то светлого и идеального, с мыслью о котором многие, не задумываясь, что их используют, выходили за полгода до этого на «Майдан».

 

Наверное, когда-нибудь кровавая пелена спадет с глаз тех, кто яростно скакал на «Майдане», призывая уничтожить все русское, все непохожее на них. Кто с началом волнений на юго-востоке призывал к «крестовому походу», кто радовался «колорадским шашлычкам» в Одессе, кто рукоплескал расстрелу Славянска, кто одобрял и продолжает одобрять гражданскую войну и геноцид на земле, которую он считает частью Украины и которую хочет вернуть любой ценой, причем, желательно без тех пары миллионов «ватников», которые, по его мнению, слишком тупы, чтобы осознавать радость «светлого европейского будущего».

 

Ведь когда-то и жителям нацистской Германии пришло понимание того, что они натворили, и они ужаснулись – не только те, кто активно участвовал, но и те, кто просто молчал, своим молчанием покрывая самое жестокое и бесчеловечное преступление в истории человечества. Но для этого понадобились бомбардировки Дрездена и штурм Берлина, уничтожение уникальных культурных ценностей и гибель многих мирных жителей уже той страны, которая всего за шесть лет до этого считала себя единственной имеющей право вершить суд над всем миром и решать, кому жить, а кому нет.

 

Когда-нибудь то же самое произойдет и с Украиной. Смогут ли Донбасс, Харьков, Одесса жить вместе с денацифицированной и очнувшейся от безумия Украиной – большой вопрос. В любом случае это вопрос, на решение которого потребуется много лет. А пока есть объективная реальность, в которой существуют ДНР и ЛНР, кровью купившие себе право быть свободными и независимыми. И начало этой реальности положил 7 апреля 2014 го года и. о. президента Украины Турчинов, объявивший в своём телевизионном обращении, что в отношении людей, занявших административные учреждения в Харькове, Донецке и Луганске, власти страны будут проводить «антитеррористические мероприятия».

 

Понимал ли он, во что втягивает страну? Понимал ли, что это начало конца? Какая теперь разница? От ответственности за кровь и слезы Донбасса не уйдет никто!

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1