Каждый шестой гражданин Украины прячет нелегальный «ствол»

 

В канун «дня дурака», 1 апреля, на Украине завершился очередной месячник добровольной сдачи оружия населением. Широко анонсированное Киевом мероприятие продолжалось весь март. 5 апреля Национальная полиция страны отчиталась об официальных итогах. Как и ожидалось, на Украине «дурных немае». Оружия по чердакам, сараям, огородам и хатам у громадян полно. Имеются даже танковые пулеметы и гранатометы. Но сдавать припрятанные до поры арсеналы в марте практически никто даже не пошевелился.

 

Хлопцы ховают «калаши» по схронам и хатам

 

Обнародованная во вторник печальная статистика месячника, по сведениям нацполицейских, выглядит так. Граждане Украины добровольно сдали властям всего 4542 единицы огнестрельного оружия. Но по преимуществу охотничьего. Причем, давно пришедшего в негодность. Настоящих «макаровых», ТТ и «калашниковых» принесли всего 398 единиц.

 

Отметим при этом, что «обезоруживающий» месячник в минувшем месяце — не первый на Украине. Такие проводятся дважды в год. Как по часам — каждый октябрь и каждый март. Итоги тоже почти под копирку. Скажем, в октябре 2014 года население добровольно рассталось с 4312 «стволами». Через год, в октябре 2015-го, еще 2247 единиц «огнестрелов».

 

И это при том, как заявляют в украинской ассоциации владельцев оружия, что даже по весьма осторожным экспертным оценкам на руках у населения сегодня не менее 6 миллионов единиц одних только нелегальных стволов. Это без учета гранат, толовых шашек, мин и различных видов взрывчатки.

 

Приплюсуем сюда еще миллион, купленный украинцами легально в оружейных магазинах. Тот миллион, о котором знает МВД и сохранность которого способно проверить в любую минуту. Выходит, ружьишком, автоматом, пулеметом или на худой конец пистолетом в обезумевшей державе к сегодняшнему дню тайно обзавелся каждый шестой, считая мирных домохозяек, парализованных инвалидов, глубоких стариков и младенцев. Если вычесть этих заведомых «некомбатантов», выяснится, что в любую минуту открыть пальбу на мирной улице готов фактически каждый среднестатистический украинский хлопец.

 

В перепуганном Киеве утверждают, что всему виной продолжающаяся гражданская война в Донбассе. Оттуда, дескать, краденые арсеналы на «черный» рынок вглубь страны давно прут грузовиками. Потому что в зоне боевых действий легко списать все, что угодно. И списывают, конечно. Хоть танк, хоть бронетранспортер.

 

Причем, про предназначенную для продажи ворованную бронетехнику — это не фигура речи. Так, в августе минувшего года Служба безопасности Украины обнародовала сообщение, что в лесополосе близ поселка Новоайдар обнаружен тайник, оставленный «бойцами» неназванного добровольческого батальона, прежде державшего там оборону. Украшением схрона оказалась БРДМ — боевая разведывательно-дозорная машина. Ну и так, по мелочам: два прибора наведения для гаубиц, большое количество патронов различных калибров, две гранаты Ф-1, 12 магазинов к ручному пулемету Калашникова, подставка для автоматического гранатомета, шесть приборов наведения противотанкового гранатомета, 67 бронежилетов, 42 кевларовые каски и 21 портативная цифровая радиостанция.

 

А незадолго до этого на блокпосту у Северодонецка Луганской области был остановлен грузовик с прицепом, перевозивший вполне исправный бронетранспортер с полным вооружением. 41-летний водитель рассказал, что его попросили за хорошее денежное вознаграждение перевезти БТР из города Счастье в Черновицкую область.

 

Когда с поля боя втихаря и почти безбоязненно тянут даже многотонные махины с крупнокалиберными пулеметами, спереть пару «макаровых» оттуда же — проще простого. Как минувшим летом на условиях анонимности агентству «РИА-Новости Украина» признался оперативный работник Соломенского районного отдела милиции Киева, «сейчас можно зайти в квартиру любого вернувшегося из АТО бойца, в 100% можно найти патроны. У каждого второго — гранату. В самых исключительных случаях — пистолет, автомат».

 

Неясно, правда, что осторожный киевский милиционер имел в виду под «самыми исключительными случаями». Судя по статистике МВД Украины, и пистолетов, и автоматов на руках у тамошнего населения не на одну дивизию. Хотя если предположить, что словосочетание «в исключительном случае» соотносится с глаголом «найти», то все становится на свои места. Такова, очевидно, суровая правда этой страны. Потому что дальше анонимный правоохранитель признался корреспонденту: «Все зависит от количества привезенного. Вы же сами понимаете, что не может самый обычный, рядовой боец организовать поставку оружия в промышленном объеме. А если и привозят на продажу, то продают или знакомым или знакомым знакомых. Поэтому на реализации не попадаются».

 

Так все и идет: «черный» рынок торговли ворованным оружием на Украине цветет и пахнет, а задержаний — слезы. Бизнес, к слову, крайне выгодный. По признанию бывшего губернатора Луганщины Геннадия Москаля, в зоне боевых действий автомат Калашникова легко прикупить за сотню долларов. В Киеве такой же очень просто перепродать за тысячу «зеленых».

 

При этом учтем, что из-за изобилия «товара» цены на «калаши» и «макаровы» постоянно падают. За год автоматы «из-под полы» в столице Украины подешевели втрое. И все равно продавать их крайне прибыльно.

 

Власти страны не знают, что делать с этой стихией, клянут войну в Донбассе и считают, что все когда-нибудь как-то само собой «устаканится», лишь только затихнет эта бесконечная «АТО». Но все списывать на события в Донбассе — большое лукавство украинских властей. Так считает, например, президент украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта. По его мнению, «эти незаконные потоки начали формироваться с декабря 2013 года в Западной Украине. Те стволы, которые были изъяты из разгромленных милицейских участков, складов на Западной Украине, их же потом не кинулись массово сдавать правоохранителям. Нигде не было подбито суммарно, сколько оружия пропало в то время».

 

Но это, конечно, бросает слишком мрачную тень на майданную «революцию гидности» 2014 года. И потому Киев отказывается признавать очевидное. Даже перед лицом угрозы катастрофического масштаба со стороны взрывообразно растущего рынка нелегального оружия.

 

Эти подпольно хранящиеся стволы — они ведь не театральные. Не ждут второго акта пьесы, чтобы выстрелить. Палят сразу и напропалую. Как итог — поражающий воображение рост числа тяжких преступлений с применением насилия. Скажем, в Киевской области количество умышленных убийств и покушений на убийство в 2015 году по сравнению с предыдущим выросло сразу на 72%. Разбоев — на 47%. Грабежей — на 12%.

 

Немногим лучше криминальная статистика и в целом по стране. По данным Генеральной прокуратуры Украины, по итогам 2015 года умышленных убийств там совершено на 36% больше, чем всего два года назад. То есть, до развеселого «майдана», пропахшего запахом горящих автопокрышек. А всего количество особо тяжких преступлений за тот же период на Украине выросло едва ли не вдвое. С 13 тысяч в 2013-м до 21,5 тысячи в 2015-м.

 

На фоне таких фактов, которые в трезвом уме и ясной памяти никак не списать на «агентов Путина», весьма логично выглядят данные украинской социологической компании Research & Brandind Group. По информации руководителя этой организации Евгения Копатько, с чувством перманентной тревоги живут сегодня 63% граждан его страны. Это на 9% больше, чем год назад. А 35% нынче просто в постоянном страхе (рост на 13%).

 

Словом, налицо очевидная и стремительная «сомализация» соседней страны. Если кому-то это может показаться поводом для злорадства — не торопитесь. Стихия побеждающего Украину и все более наглого, до зубов вооруженного криминалитета угрожает и России. В этом 1 марта признался губернатор Ростовской области Василий Голубев. Он заявил, что больше половины преступлений и иных правонарушений на территории его региона в прошлом году совершено приезжими гражданами Украины. В криминальном списке все больше грабежей, разбойных нападений и краж личного автотранспорта.

 

Губернатора дополнили в региональном пограничном управлении ФСБ РФ. За первые два месяца 2016 года было пресечено 60 попыток незаконного провоза в Россию из Украины оружия и боеприпасов. Пять раз для пресечения противоправных действий нашим «зеленым фуражкам» пришлось стрелять. Пограничники были вынуждены даже очень серьезно заняться дополнительным инженерным оборудованием все более беспокойного рубежа. На самых опасных участках установлено 40 километров заграждений, вырыт 100-километровый ров. Только поможет ли это удержать крышку все круче закипающего украинского котла?

 

Сергей Ищенко