Несокрушимая и легендарная. Григорий Игнатов

   Дата публикации: 02 апреля 2016, 14:58

 

Что означает аншлаг в российских военкоматах

 

«Чудны дела твои, Господи!» — других слов не находится, когда встречаешь новости, о том, во что ранее просто бы не поверил. Ну, право слово, легко ли поверить в то, что в России – не в Израиле, не в какой-нибудь Германии – количество желающих служить в армии уверенно превысило количество уклонистов. А, тем не менее, это факт!

 

Несокрушимая и легендарная

 

Что греха таить, в общественном сознании (да и в моем личном тоже) российская армия, несмотря на всю свою боевую мощь, оставалась местом не особенно комфортным – виной тому воспоминания о «дедовщине» советского и раннего российского периода, да и вообще – распространен стереотип о том, что призывнику придется больше проводить времени с метлой, чем с автоматом. Но молодежь, похоже, с этим стереотипом перестала соглашаться: цифры говорят сами за себя – сегодня бегут не от армии, а в нее, причем даже те, кого не хотят брать по состоянию здоровья.

 

Вот интересный материал в «Известиях» на эту тему:

 

«По оценке Владимира Бессонова (члена думского комитета по обороне), количество желающих служить, которых не берут военкоматы, составляет 10–14% по отношению к тем, кто отправляется в войска. В последние несколько лет в весенний и осенний призывы к местам службы отправляют примерно по 150 тыс. молодых солдат, то есть, по мнению Владимира Бессонова, обойденными вниманием армии оказываются 30–45 тыс. юношей».

 

Это звучит так прекрасно: армия стала престижным местом – что даже не хочется верить. Но никакого чуда не произошло, всему есть рациональное объяснение.

 

Первое и главное: народ любит сильную армию. Так было в СССР, где от армии (за исключением перестроечного периода общего упадка) никто особо не бегал. Стремительный качественный скачок в часах боевой подготовки, в изменении подхода к обучению солдата, постоянное появление новых образцов вооружений – все это делает службу в армии по-хорошему интересной. Юноши понимают, что там они получают уникальный мужской опыт.

 

Второе, тоже отнюдь не второстепенное: путем сокращения службы с двух лет до года удалось и практически побороть «дедовщину», и помочь призывникам перебороть страх перед слишком долгой разлукой с домом. Неуставные отношения перешли из правила в исключение, а сама служба стала более короткой и не нужно собирать все мужество в кулак, чтобы на два долгих года оторваться от привычной среды обитания.

 

Третье: теперь, пожалуй, нет оснований говорить, что солдата не ценят – к лучшему изменился рацион, условия проживания, форма и довольствие. Российская армия в этом отношении вплотную приблизилась к армиям европейским, хотя, по сути дела, догнать их цель не стояла.

 

Четвертое, особенно интересное на контрасте с армией соседской Украины:

 

«Мы внесли поправки в законодательство, благодаря которым нельзя занимать должности на государственной службе, если ты не отслужил в армии, не имея на то законных оснований, — рассказывает парламентарий. — И после этого в армию устремились сыновья чиновников. Зачастую это ребята, которые ведут здоровый образ жизни, занимаются физической подготовкой, сдали нормы ГТО и некоторые даже прыгали с парашютом. И поскольку это ребята здоровые и трезвые, они как бы становятся центром силы в армии и создают хороший климат в войсках и подразделениях».

 

Здесь я не могу сдержать торжествующего злорадства – все мы помним, как активно бегали от армии сыновья порошенок, аваковых и прочих украинских бонз. Уж они-то точно не стали «центром силы, которые создают хороший климат в войсках и подразделениях» — им интереснее в клубах. И стать впоследствии чиновниками и политиками это точно им не помешает.

 

Вообще, позволю себе процитировать фрагмент из своей старой статьи на тему украинских масштабов дезертирства:

 

«Всего в октябре 2015 года Военная прокуратура насчитала 16 тысяч дезертиров. Шестнадцать тысяч! Но если считать с теми, кто был достаточно умен и везуч, чтобы вообще не попасть в ряды ВСУ – то получается и вовсе феерическая картина. Шестую волну мобилизации «закосили» порядка 27 тысяч человек, то есть больше половины!»

 

С тех пор, разумеется, ситуация там не улучшилась. А как два года назад злопыхали «украинские патриоты» по поводу первой «добровольческой» волны в военкоматы весной 2014 года, которую в стольких фотожабах сравнивали с «упадочной» российской армией! Ну как, где теперь ваши добровольцы – их под Иловайском и Дебальцево собаки догрызают?.. А наши добровольцы – вот они, в очереди в армию стоят. В армию, которая год за годом уверенно идет к званию самой сильной армии мира.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1