Не Рэмбо!

Дата публикации: 01 Апрель 2016, 15:06

 

Русские солдаты не накачанные, обвешанные оружием киногерои, а простые люди, которые живут среди нас

 

Александр Прохоренко

 

Пальмира взята. Почти неделю продолжались бои за древний город. Посрамлены оказались пессимисты, которые утверждали, что понадобятся долгие месяцы осады. Операция проведена блестяще. И практически ювелирно – так, чтобы не пострадали те ценности, которые пережили власть мракобесов из ИГ (запрещено в РФ – ред.).

 

Конечно, еще много времени уйдет на разминирование города, а еще больше – на восстановление разрушенного и разграбленного боевиками. Но главное – позади. Сегодня части САА перебрасываются на запад и север страны. Опять же, вопреки тем, кто говорил, что после Пальмиры сирийцам надо сломя голову бежать освобождать Дейр-эз-Зор и Ракку. Сирийская армия все делает четко и грамотно под руководством наших советников. Поспешил – людей насмешил. Теперь предстоит завершить начатое в провинциях Алеппо, Хама, Хомс и, конечно же, Дамаск. А взятие Пальмиры – это пока что черная метка боевикам.

 

Характерно, что столь эффектной и эффективной операции не ожидали не только наши доморощенные критики, но и западные. Для них, только было обрадовавшихся тому, что русские ушли из Сирии, это стало холодным душем. Они не были готовы к столь стремительному развитию событий, будучи полностью уверенными, что под Пальмирой армия Асада увязнет.

 

Этим и объясняется гробовое молчание Запада. Хотя, казалось бы, международному терроризму в лице ИГ нанесено самое серьезное поражение с начала войны. Недаром некоторые политики у нас уже назвали пальмирскую операцию Сталинградской битвой или Курской дугой для Сирии – это утрированно, конечно, но, как известно, в каждой шутке есть доля правды. Этому надо радоваться, особенно после терактов в Брюсселе и Париже, на фоне ужесточающегося миграционного кризиса. Но – тишина.

 

Как будто бы они не рады тому, что Пальмиру освободили. Но как не рады, если они же менее года назад, когда город захватили боевики, громче всех кричали о том, что гибнут уникальные ценности и т.д.? А теперь не рады. Может, все потому, что город освободили без них. Не только без их помощи, но и вообще – не спросив разрешения?

 

Почему лидеры США и Великобритании ни слова не высказали по теме? Не то чтобы радости – вообще ни слова? Почему Совбез ООН заблокировал заявление России по Пальмире? Может, им действительно собственные геополитические интересы важнее декларируемых, т.е. борьбы с терроризмом, как заявила Мария Захарова?

 

Только один экс-посол США в России публично выразил свою позицию, правда, исключительно как частное лицо. Ну и еще мэр Лондона, который, впрочем, не забыл полить грязью президента Асада, зато в качестве «компенсации» за свои слова предложил Дамаску направить в освобожденный город британских археологов.

 

Ах да, еще высказался представитель Госдепартамента Джон Кирби, который, впрочем, тоже хоть и завуалированно, но сделал акцент на то, что Асад должен уйти и все такое:

 

«CША, конечно, приветствуют освобождение Пальмиры от боевиков ИГ, но считают преждевременным обсуждать, как этот факт сможет повлиять на межсирийские переговоры в Женеве».

 

Впрочем, более многословной оказалась западная пресса, которая высказалась однозначно.

 

Британская The Independent отметила «гробовое молчание» западных лидеров и предположила, что так же они отреагируют и тогда, когда армия Сирии отобьет у террористов Дейр-эз-Зор и Ракку. Американская The Los Angeles  Times прямым текстом пишет о том, что борьбу с ИГ не получилось преподнести как совместный американо-европейский проект, потому и молчат западные лидеры. Мол, это, конечно, победа, но не тех, кого нужно, победа…

 

При этом даже Washington Post подчеркивает, чья это победа, и поздравляет с ней сирийского лидера: «Сирийская армия, по-видимому, взяла верх в разрушительной гражданской войне, которая превратилась в опасный опосредованный конфликт. Это победа и для России. Российское военное вмешательство нанесло тяжелый урон группировкам боевиков и укрепило позиции Асада».

 

«Эта битва в очередной раз показала, насколько российское вмешательство изменило положение Асада. Стратегически важная военная победа придает вес утверждению, что правительство Башара Асада играет ключевую роль в борьбе против ИГ», – признает The New York Times.

 

Вот так вот. Их пресса пишет все как есть. А политики молчат, словно воды в рот набрали. А сказать-то нечего. Для освобождения Пальмиры они палец о палец не ударили. Не их это победа. Все, что они теперь могут, – прислать археологов. Нет, я не спорю: археологи нужны – в Пальмире им теперь работы на долгие годы. Но как-то странно выходит, что Европу взрывают, а они – археологов, в то время как мы – солдат, которые жертвуют жизнями, в том числе ради того, чтобы жители Брюсселя и Парижа могли жить так, как они привыкли, не опасаясь перспективы быть взорванными в метро или аэропорту.

 

Не обошла вниманием западная пресса и подвиг нашего спецназовца Александра Прохоренко, который несколько дней, находясь в тылу у врага, занимался разведкой стратегических объектов террористов, передавая их координаты штурмующим войскам, а попав в окружение — вызвал огонь на себя, погиб сам и уничтожил окруживших его боевиков.

 

Правда, почему-то западная пресса окрестила Александра «русским Рэмбо».

 

«Русский «Рэмбо» стёр террористов ИГИЛ с лица земли, вызвав огонь на себя, будучи окружен джихадистами», – гласит заголовок в британской Mirror.

 

«Смелый русский спецназовец, находящийся на одиночном задании, как Рэмбо, уничтожая боевиков ИГИЛ, геройски погиб, вызвав авиаудар на себя. Бесстрашный военный корректировал авиаудары российских ВКС по позициям ИГИЛ у древнего города Пальмира в Сирии, когда был окружен террористами. Он не был готов умереть без боя и навел направление авиаудара на место своей дислокации, после чего погиб в эпицентре взрыва».

 

Не знаю, конечно, кому как, но лично у меня 25-летний паренек в форме с лейтенантскими погонами с фотографий, которые в последние дни перепечатали практически все газеты, никак не вызывает ассоциаций с киношным героем из американского боевика.

 

Может, просто нет у них настоящих героев, которые способны на то же, что и Александр Прохоренко? Вот они и выдумывают себе Рэмбо, Коммандо и прочих «универсальных солдат», чтобы показать обывателям, что их покой надежно защищен – его охраняют крутые парни в боевой раскраске, накачанные, обвешанные гранатами и пулеметными лентами, в каждой руке по автомату, а еще пулемет и гранатомет за плечами.

 

В реальности оказывается, что герои – это такие, как Александр Прохоренко, который что в форме, что без нее ничем не выделяется из толпы, которого встретишь на улице и ни за что не подумаешь, что вот идет «русский Рэмбо».

 

Обратите внимание на то, как они описывают гибель Александра, с каким пафосом: «бесстрашный военный», «смелый русский спецназовец», «он не был готов умереть без боя»…

 

И сравните, как докладывает наше военное ведомство:

 

«При выполнении специальной задачи по наведению ударов российских самолетов на цели террористов ИГ погиб офицер российских сил специальных операций. Офицер выполнял боевую задачу в районе Пальмиры в течение недели, выявляя важнейшие объекты игиловцев и выдавая точные координаты для нанесения ударов российскими самолетами. Военнослужащий героически погиб, вызвав огонь на себя, после того, как был обнаружен террористами и окружен».

 

Никакого пафоса, никакого надрыва. Сухо, четко. Как положено в армии.

 

Наверное, для них там, на Западе, это странно, как это можно — пожертвовать собой в бою? Наверное, об Александре Матросове они никогда не слышали, да и не было у них своих Александров Матросовых или Александров Прохоренко. Одни только Рэмбо. Да и то в кино. А ведь это нормально для любого офицера – выполнять приказ и, не задумываясь, пожертвовать собой ради его выполнения.

 

Конечно, можно сказать, что Александр понимал: живым ему все равно не уйти, а попасть в плен к игиловцам – не самый лучший способ закончить земное существование. Так ведь некоторые имеют совесть про Матросова рассказывать кощунственный анекдот о «проклятом гололеде». Этим людям неизвестны слова «присяга» и «долг офицера». Они только и могут говорить «ВАУ!», глядя на то, как другие рискуют жизнью. За них, между прочим. Сами-то они не могут.

 

А ведь это вообще неправильно — рассуждать в эмоциональном ключе о таких вещах. Человек сделал свою работу, сделал то, что должен был сделать. Вот и все. И уж точно он не думал о том, получит ли он медаль посмертно, назовут ли его именем улицу, и уж тем более – что о нем напишет Mirror: сравнит ли его с героем боевика, который Александр Прохоренко наверняка в детстве смотрел с восхищением, как и все мальчишки того времени. Наверняка он тоже хотел тогда быть похожим на него – зашивающего себе без наркоза руку и противостоящего в одиночку целой армии.

 

Но в жизни не как в кино. Александр Прохоренко мечтал стать военным, и его мечта сбылась. Даже мне трудно представить себе, каково это: ехать выполнять приказ в чужую страну, в которой вот уже шестой год идет непонятная гражданская война, в которой сирийцы, как средневековые дикари, безжалостно уничтожают друг друга, уже наверняка забыв, из-за чего все, собственно, началось. Каково это — понимать, что ты можешь погибнуть в чужой стране, в то время как дома тебя ждет беременная жена. Что тебя не будет. Что пусть твоим именем назовут улицу, пусть даже памятник поставят, и весь город будет носить к нему цветы. НО ТЕБЯ НЕ БУДЕТ, и ты этого уже не увидишь.

 

А западным журналистам это еще труднее представить. Как и некоторым нашим соотечественникам, которые сделали критику своей страны профессией и для которых любая гибель российского гражданина, тем более военного в Сирии, – это, несомненно, праздник, ведь можно в очередной раз полить грязью власть, которая посылает людей на непонятную и ненужную войну, в то время как где-то еще остаются деревни, в которые не проведен газ, в то время как в стране процветает коррупция на фоне экономического кризиса, который, по мнению оппозиции, собственно говоря, и вызван действиями нашей страны на международной арене, в частности на Украине и в Сирии.

 

В самом деле, очень мерзко выглядит эта «стирка грязного белья» на глазах мировой общественности, когда наши «оппозиционеры» и «правозащитники» (уж не знаю, по заданию ли спонсоров или по собственной глупости и невоспитанности) начинают скрупулезно подсчитывать количество погибших российских военных на Украине или в Сирии, радуясь каждому новому «двухсотому» – мол, смотрите, за что вы воюете, куда вы посылаете своих сыновей, на что идут ваши налоги. Мол, посмотрите, власти врут вам, что там нет наших военных, а они есть. Даже словечко придумали специальное для обозначения наших солдат в Сирии – «ихтамнеты».

 

И как они злорадствуют по поводу убитого спецназовца, акцентируя внимание на его семье, оставшейся без кормильца, беременной жене и т. д. Мол, вы же этого хотели? Зато «Пальмира – ваша!»

 

Думаю, глупо объяснять этим людям про геополитические интересы – они и слова-то такого не знают. Глупо объяснять им, за что мы боремся на Ближнем Востоке. Глупо тыкать их носом в недавний подрыв автоколонны в Дагестане, ответственность за который взяли на себя террористы ИГ. На это у них стандартный ответ – надо отделить Северный Кавказ.

 

Конечно, давайте. Отделим Северный Кавказ и Поволжье, отдадим японцам Курилы, а китайцам — остальной Дальний Восток и Сибирь заодно, немцам – Калининград. Давайте покаемся перед киевской хунтой и отдадим Крым. Давайте и перед ИГ покаемся, пообещаем их больше не бомбить и вообще признаем их «государство» и откроем в Москве посольство ИГ.

 

И, конечно, у нас все тут же станет хорошо: Запад снимет санкции, рубль вырастет вслед за ценой на нефть. И мы опять будем жить так, как в «тучные нулевые», и все будут счастливы. И, конечно, не будут гибнуть наши солдаты за «сепаратистов с Донбасса» и за «маньяка» Асада.

 

Думаю, так же глупо объяснять, что на войне неизбежно гибнут люди, будь они хоть трижды Рэмбо, хоть терминаторы. Что шестеро «двухсотых» — это о-о-о-о-очень низкие потери, в сравнении хотя бы с потерями американцев, при том, что наша операция за полгода принесла больше результатов в борьбе с международным терроризмом, чем их — за полтора. Зачем вообще объяснять что-либо людям, которые либо сидят на зарплате госдепа, либо настолько циничны, что у них понятие воинского долга, как и понятие об уважении и любви к Родине, отсутствует напрочь? Они не поймут.

 

Ну и не надо. К счастью, их пока меньшинство, и всерьез их никто не воспринимает. К счастью, у нас есть еще в стране такие люди, как Александр Прохоренко. Просто его имя мы знаем. А сколько таких, чьих имен мы не знаем и в силу военной тайны никогда не узнаем? А сколько таких, кому еще предстоит стать на этот путь?

 

Нет, не Рэмбо. Рэмбо – он такой один. А Саш Прохоренко – много. Просто мы не видим их каждый день на экране…

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Prohorenko_palmira2


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1