Политика и логика Гаагского трибунала. Оксана Сазонова

   Дата публикации: 31 марта 2016, 15:37

 

Сегодня с Балкан пришла сенсационная новость: Международным трибуналом по бывшей Югославии оправдан по всем пунктам обвинения сербский политик Воислав Шешель.

 

Воислав Шешель

 

Суд МТБЮ огласил приговор Воиславу Шешелю за преступления во время вооруженных конфликтов на Балканах в 1991 – 1993 годах. Всего обвинение включало девять пунктов, касающихся преступлений против человечности, нарушений законов или обычаев войны в Боснии и Герцеговине, Хорватии и автономном крае Воеводина (Сербия).

 

Соответствующее решение огласил председательствующий судья Жан-Клод Антонетти. «Это значит, что с сегодняшнего дня Воислав Шешель — свободный человек», — подчеркнул судья.

 

Итак, Шешель провел в Гааге рекордные 12 лет, с момента добровольной сдачи в 2003 году. В 2014-м его впервые отпустили в на родину, в Сербию, на лечение. Во время тяжбы он регулярно выказывал, как заявляли в Гааге, «неуважение к суду»: предавая огласке факты, говорящие о предвзятости и политизированности процессов против сербов. К годам утомительного разбирательства относится и его знаменитая фраза о том, что «сербы – это русские на Балканах», и именно из-за этой близости к братской России американцы и их союзники всегда будут против сербов.

 

Шешелю предъявляли тяжелые обвинения: преступления против человечности, нарушение законов и обычаев войны. По версии стороны обвинения, он имел отношение к насильственным прогонам несербского населения, убийствам и пыткам, разграблениям.

 

Решение и в Сербии, да и в мире, называют не иначе как сенсационным. Суд уже и не скрывал того, что за ответственность за бойню девяностых годов прошлого века на просторах бывшей Югославии международное сообщество возложило на сербов. Преступления против них самих, совершенных хорватами, бошняками и албанцами, принято относить к печальной хронике военных действий, не заслуживающей пристального внимания. Сам факт того, что сербов в МТБЮ было осуждено на порядок больше, чем албанцев, хорватов и бошняков, — открытая информация. С требованиями закрыть это судилище из-за его откровенной предвзятости выступали российские и сербские правозащитники и МИД России, но до сих пор тщетно.

 

Одним из ключевых факторов в вынесении неожиданного оправдательного приговора стало доказательство того, что Шешель с точки зрения военной иерархии не являлся командиром для сербских добровольцев, а имел среди них только моральный авторитет. Зыбкая грань для столь тяжелых обвинений, но практически единогласный вердикт коллегии судей. Но получается, что привычная схема все так же в действии: в преступлениях виновны сербы, пусть и в данном случае неопределенная масса безымянных добровольцев, а значит, но о каком повороте в политике суда говорить не приходится.

 

К тому же, меньше недели назад, 24 марта (к слову, в годовщину начала НАТОвских бомбардировок Югославии) жесткое наказание получил и лидер боснийских сербов Радован Караджич. Первый президент Республики Сербской (государственное образование на территории Боснии и Герцеговины) получил 40 лет заключения и был признан виновным по всем пунктам обвинения, включая геноцид и преступления против человечности.

 

И вдруг: Шешель, мощная фигура, по сей день участвующая в политике и верная идеологии сербского национализма…

 

И Радован Караджич, и Ратко Младич, который, вероятно, тоже будет осужден, и Войислав Шешель – это все сербы. Но Шешель – политик из Сербии, чья оппозиционная, националистическая, во многом пророссийская Сербская радикальная партия принимает участие во внеочередных парламентских выборах, до которых осталось меньше месяца.

 

Что бы значило его осуждение? За ним бы логично последовала сдача Гааге, и, очевидно, насильственная, поскольку политик несколько раз заявил, что добровольно туда не отправится. И она подняла бы нешуточный народный бунт, не говоря о катастрофическом воздействии на показатели партии премьер-министра Александра Вучича (Сербской прогрессивной партии). Прозападный курс сербских властей, как показывают и опросы, и с каждым днем все более массовые протесты, не имеет поддержку в народе, а насильственная высылка сербского героя, уже имеющего более чем 12-летний ореол мученика, на откровенно прозападное и антисербское судилище, могло бы стать опасной искоркой для тлеющего народного негодования.

 

Добавлять эксцентричному, популярному, уже поплатившемуся 14-ю годами свободы и здоровьем за свою твердую позицию, политические очки? Опасно.

 

Таким образом, официальный Белград (но не в коем случае не сербы!) получил политический сигнал: мол, к вам претензий пока не имеем. Ведь если власти в Сербии после выборов не претерпят радикальных изменений, страна продолжит курс по вступлению в Евросоюз и сближению с НАТО, причем заручившись «народной поддержкой» — итогами голосования.

 

Караджич и Младич, в свою очередь, представляют Республику Сербскую. Эта автономия, мечтающая и независимости и объединении разделенного сербского народа, — безусловная помеха в самом центре Европы. Ее статус осложняет евроатлантические интеграционные процессы в Боснии, сдерживает распространение радикального ислама на Балканах. Твердая просербская (читайте: антизападная) позиция властей и, в частности, президента Додика, которой могли бы только позавидовать жители Белграда, — угроза проевроатлантической идеологии на Балканах.

 

И потому к Республике Сербской претензии есть, причем из-за самого факта ее существования. Боснийским сербам вряд ли стоит рассчитывать на благодушие судей МТБЮ.

 

Вывод на самом деле очевиден: МТБЮ действует безотрывно от политических процессов, обращая внимания даже на такие краткосрочные явления, как парламентские выборы в одной стране. А оправдание одного из сербов – безусловно, радостное для многих патриотов событие, но отнюдь не сулящее никаких перспектив остальным сербским узникам в Гааге.

 

Оксана Сазонова, редактор News Front, Сербия

Оксана Сазонова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1