Ложь США о ливийской войне должна стать уроком для Украины. Святослав Князев

   Дата публикации: 27 марта 2016, 16:45

 

Экс-госсекретарь, а ныне — претендент на пост президента США явно продемонстрировала, что не считает свою аудиторию адекватной.

 

«В Ливии ситуация неблагоприятная, но она гораздо лучше, чем в Сирии. Сравните, около 1,5 тысяч погибших (в Ливии) и примерно 150 тысяч (жертв) в Сирии. Отсутствие действий со стороны НАТО, членов Лиги арабских государств, вероятно, превратило бы Ливию в Сирию, и ситуация в ней была бы гораздо опаснее».

Клинтон Хиллари

 

Ее бывшему боссу нести подобную околесицу не хватило наглости. Зато он «назначил» виновных в ливийской катастрофе.

 

«Когда я прокручиваю в голове события тех дней и думаю о том, что же пошло не так… Безусловно, есть простор для критики — я доверял европейцам в том, что они будут уделять всей ситуации больше внимания, учитывая близость их границ (…).Мы хорошо осуществили задуманное. Получили мандат ООН, собрали коалицию, все стоило нам 1 миллиард долларов — что для военной операции очень дешево. Мы избежали больших жертв среди мирного населения, предотвратили то, что почти точно стало бы долгим и кровавым гражданским конфликтом. Но, несмотря на все это, в Ливии беспорядок».

Обама Барак

 

В общем, Обама считает, что проблемы в Ливии возникли в конце концов по вине Саркози и Кэмэрона.

 

Конечно, данные о масштабах гибели людей в Ливии в результате серии войн, спровоцированных НАТО, весьма приблизительны, и, в зависимости от источника, могут отличаться в разы, но в любом случае, слова Клинтон о «полутора тысячах убитых» и Обамы о «небольших жертвах» — это просто чудовищная ложь, которая не лезет ни в какие ворота!

 

Ливия

 

В ливийской войне сегодня выделяют три основных этапа:

 

— события связанные со свержением Каддафи и борьбой с поддерживающими его группами (2011 год);

 

— столкновения относительно низкой интенсивности с конца 2011 по начало мая 2014 года;

 

— «горячая фаза» гражданской войны с мая 2014 по сегодняшний день.

 

Первый этап начался с бунта, поднятого против Каддафи исламистскими террористическими группировками и уголовниками, нанятыми иностранными государствами. «Восстание» не нашло поддержку среди ливийцев и было уже почти подавлено «малой кровью» (хотя на Западе говорили о 6 тысячах погибших, это оказалось фейком, — жертвами столкновений с обеих сторон стало изначально несколько сот человек), когда силы НАТО и их союзники из Персидского залива начали прямую интервенцию в Ливию. Несмотря на поддержку могущественной международной коалиции, бандиты, не пользующиеся поддержкой значительной части населения, только через полгода боев (в августе 2011) смогли войти в Триполи, и лишь в октябре подавили организованное сопротивление сторонников Каддафи.

 

Причем, количество погибших только на конец августа 2011 года уже составляло порядка 50 тысяч человек — около 1% от всего населения страны!

 

Откуда же госпожа Клинтон взяла 1,5 тысячи убитых за весь период? Это лучше спросить у нее самой…

 

Осенью 2011 в Ливии началась чудовищная резня, связанная с тем, что власть в стране как таковая перестала существовать. Имели место массовые убийства, пытки, изнасилования, грабежи. Оценить масштабы потерь среди мирного населения в это время  достаточно проблематично.

 

С конца 2011 по май 2014 года власть в Ливии номинально находилась в руках временных органов власти — Переходного национального совета и Всеобщего национального конгресса, контроль над которыми быстро установили исламистские группировки, близкие к «Братьям-мусульманам». Номинальной власть ПНС и ВНК была по причине того, что ряд городов, племен и радикальных исламистских группировок фактически им не подчинялись и создавали собственные органы власти и силовые структуры. Вооруженные столкновения в этот период унесли жизни более тысячи человек.

 

Противостояние в Ливии вышло на новый уровень в мае 2014 года. Тогда большая часть ливийской армии во главе с генералом Халифом Хафтаром выступила против исламистов и поддержала Палату представителей Ливии — новый парламент, который должен был прийти на смену ВНК. Однако ВНК самораспускаться не захотел и создал на своей базе «Новый Всеобщий национальный конгресс». Поддержку НВНК оказали Турция, Катар и Судан. Запад же и большая часть мировой общественности признали ППЛ. Боевики группировок, подконтрольных «Конгрессу» нанесли ряд поражений силам армии и сторонникам ППЛ, в итоге «Палата представителей» бежала в город Тобрук. Оба парламента сформировали «под себя» правительства.

 

Неразберихой воспользовались радикальные исламисты, сепаратисты и племена, расширяющие свое влияние.

 

Карта Ливии приобрела экзотические очертания. Восток страны находится под контролем ППЛ, Запад и центр — НВНК, пустыни юго-запада контролируют уже практически независимые племена туарегов, север — «Исламское государство» (запрещенная в РФ экстремистская организация) и ряд других радикальных исламских сил (в том числе, террористов, близких к «Аль-Каиде»). Кроме того, часть крупных населенных пунктов превратилась в «государства в государстве», фактически не подчиняясь ни одной из «центральных властей». Время от времени в этот кипящий котел ныряют еще и внешние силы. Так, Египет и Франция оказывают различные виды военной поддержке генералу Хафтару, условно подчиняющемуся ППЛ. Помощь от своих спонсоров и сообщников получает и ИГ.

 

Потери на этой стадии войны оцениваются экспертами примерно в 4000 человек, однако реальному учету подлежат лишь погибшие комбатанты. Сколько в это время гибнет мирных жителей — сложно себе даже представить.

 

В общем, за пять лет войны Ливия потеряла убитыми явно не менее 60 тысяч человек, количество беженцев уже в 2011 году оценивалось более чем в миллион человек. Сколько же их на сегодняшний день никто точно не скажет. Как минимум (если вспомнить данные за 2011 год и учесть дальнейшие события), около четверти населения страны. Возможно, и больше.

 

Все это на фоне страшного падения экономики (на 60% только в 2011 году), тотального беззакония, разрушения инфраструктуры, уничтожения системы здравоохранения и образования, гибели социальной сферы, власти в конкретном месте любого, у кого есть автомат и шайка сообщников.

 

А ведь перед началом «борьбы за свободу и демократию» Ливия была, по сути дела, самым высокоразвитым государством Африки, неформальный лидером континента. С высочайшим ВВП на душу населения, бесплатными медициной,  образованием, коммунальными услугами, беспроцентными кредитами на жилье и автомобили, огромными социальными пособиями и бензином, стоившим дешевле воды.

 

В конце 2015 — начале 2016 года два «основных» правительства Ливии и представители нескольких городских общин проводили переговоры о создании «Правительства национального единства», которое в феврале 2016 было сформировано на бумаге, а на днях официально заявило о намерении начать работать в Триполи. Запад горячо приветствовал это начинание, вот только выглядит оно пока не особо жизнеспособно. Во-первых, значительная часть парламентариев (особенно — членов НВНК) заявляет, что лица, подписавшие соглашение о создании единого правительства, не имели на то полномочий. Во-вторых, боевикам -исламистам все равно, до чего договорились Тобрук с Триполи. Они контролируют значительную часть районов Севера и Северо-Востока страны, включая полосу морского побережья и ряд портов. Недавно только численность группировки ИГ составляла от 3 до 5 тысяч человек, а каждый день она растет — как за счет местного населения, так и за счет «иговцев», бежавших от российских бомбардировок в Сирии. Уже в этом году силы ИГ в Ливии могут насчитывать десятки тысяч человек, а этого уже будет достаточно для того, чтобы повторить «блицкриг», некогда совершенный боевиками в центральном Ираке.

 

По факту, мы, к сожалению, вынуждены констатировать, что ливийская государственность прекратила свое существование. Некогда процветающая Ливия оказалась в положении худшем даже, чем Сомали (там хотя бы в некоторых из квазигосударств царит относительное спокойствие).

 

Что же касается потерь, то не стоит забывать, что население Сирии составляет около 22 миллионов человек — это в 4 раза больше, чем население Ливии. Поэтому в процентном отношении человеческие потери в обеих странах примерно соотносимы. Но если в Сирии центральные власти хотя бы на подконтрольных им территориях стремятся наладить системы жизнеобеспечения и восстановить законность, то в Ливии это невозможно в виду отсутствия реальной центральной власти.

 

У американцев была конкретная узкая задача: убрать «неудобного» лидера, подрывающее их неоколониальное влияние и обеспечивающего устойчивость южных рубежей Европы. И им, простите, было  плевать на десятки тысяч убитых, миллионы беженцев, разрушенную инфраструктуру страны, изнасилования, пытки, контрабанду оружия и нелегальных мигрантов. Все это — проблемы самой Ливии, Египта, Туниса, Алжира, ЕС, но только — не США.

 

В США же координировавшая эту чудовищную авантюру как глава Госдепа Хиллари Клинтон, идет в президенты и нагло врет о «полутора тысячах погибших». А ее бывший шеф перекладывает сегодня ответственность за произошедшее на своих союзников, вырывших себе этой историей «миграционную яму».

 

Пусть это послужит уроком и предостережением для всех, кто связывается с США или хотя бы терпит у себя дома провашингтонскую пятую колонну. США при первой же возможности уничтожат любую страну, которая это позволит, а потом будет с честным лицом рассказывать, что ничего страшного не произошло. И прежде всего, правильные выводы из ливийского урока должна извлечь для себя Украина, сегодня делающая все от нее зависящее, чтобы стать «второй Ливией». Нужно смотреть, как «улучшилась» жизнь стран, совершивших цветные революции, и думать: стоит ли идти тем курсом, который диктуют из Вашингтона, или нет.

 

Святослав Князев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1